Судебная практика к статье 419 Гражданский кодекс РФ. О признании недействительным решения налогового органа.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть первая » Раздел III. Общая часть обязательственного права » Подраздел 1. Общие положения об обязательствах » Глава 26. Прекращение обязательств » Статья 419. Прекращение обязательства ликвидацией юридического лица » Дело NФ05-11461/2016 по делу N А40-186959/2015. О признании недействительным решения налогового органа.

Дело NФ05-11461/2016 по делу N А40-186959/2015. О признании недействительным решения налогового органа.

 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 августа 2016 г. по делу N А40-186959/2015

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 22 августа 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 29 августа 2016 года.

Арбитражный суд Московского округа

в составе: председательствующего-судьи Дербенева А.А.

судей Егоровой Т.А., Жукова А.В.

при участии в заседании:

от заявителя - АО "Всероссийский банк развития регионов" - Кренделева Ю.А., доверенность от 21.12.2015 N 388-РБ/15; Соколов И.Е., доверенность от 03.12.2015 N 351-РБ/15; Голубев Д.С., доверенность от 03.12.2015 N 353-РБ/15;

от ответчика - Межрайонной ИФНС России N 50 по г. Москве - Болдырева М.В., доверенность от 30.03.2016 N 06-14/04683; Свершков А.П., доверенность от 19.05.2016 б/н,

рассмотрев 22 августа 2016 года в судебном заседании кассационную жалобу АО "Всероссийский банк развития регионов"

на решение от 18 февраля 2016 года

Арбитражного суда города Москвы,

вынесенное судьей Шевелевой Л.А.,

на постановление от 23.05.2016

Девятого арбитражного апелляционного суда

принятое судьями Яковлевой Л.Г., Кочешковой М.В., Мухиным С.М.,

по заявлению АО "Всероссийский банк развития регионов" (ИНН: 7736153344, ОГРН: 1027739186914)

к Межрайонной ИФНС России N 50 по г. Москве

о признании недействительным решения,

 

установил:

 

АО Банк "ВБРР" (далее - заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к МИ ФНС России N 50 по г. Москве (далее - ответчик, инспекция, налоговый орган) о признании недействительными решения от 16.07.2015 N 2945 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения".

Решением Арбитражного суда города Москвы от 18.02.2016 заявленные требования удовлетворены в части признания недействительным решения МИ ФНС России N 50 по г. Москве от 16.07.2015 N 2945 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" в части выводов, изложенных в п. 2.1.2. о занижении заявителем налогооблагаемой базы по налогу на прибыль организаций за 2011 год в размере 2 618 412 руб., за 2012 год в размере 16 569 780 руб. в результате включения в состав расходов, учитываемых в целях налогообложения сумм затрат не соответствующих требованиям ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации (выплаты работникам при расторжении трудового договора по соглашению сторон). В остальной части в удовлетворении требований отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.05.2016 решение Арбитражного суда города Москвы от 18.02.2016 изменено:

Решение суда отменено в части признания недействительным решения МИ ФНС России N 50 по г. Москве от 16.07.2015 N 2945 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" в части выводов, изложенных в п. 2.1.2. о занижении заявителем налогооблагаемой базы по налогу на прибыль организаций за 2011 год в размере 2 618 412 руб., за 2012 год в размере 16 569 780 руб. в результате включения в состав расходов, учитываемых в целях налогообложения сумм затрат не соответствующих требованиям ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации (выплаты работникам при расторжении трудового договора по соглашению сторон).

Отказано АО "Всероссийский банк развития регионов" в удовлетворении требований в части признания недействительным решения МИ ФНС России N 50 по г. Москве от 16.07.2015 N 2945 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" в части выводов, изложенных в п. 2.1.2. о занижении заявителем налогооблагаемой базы по налогу на прибыль организаций за 2011 год в размере 2 618 412 руб., за 2012 год в размере 16 569 780 руб. в результате включения в состав расходов, учитываемых в целях налогообложения сумм затрат не соответствующих требованиям ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации (выплаты работникам при расторжении трудового договора по соглашению сторон).

В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, АО "Всероссийский банк развития регионов" обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда города Москвы от 18 февраля 2016 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного от 23 мая 2016 года и принять новый судебный акт об удовлетворении требований заявителя.

Заявитель кассационной жалобы считает, что судами допущены нарушения норм материального права, выводы судов противоречат нормам налогового законодательства и обстоятельствам дела.

Заявитель - АО "Всероссийский банк развития регионов" в лице своих представителей в судебном заседании суда кассационной инстанции настаивал на удовлетворении кассационной жалобы по основаниям, в ней изложенным.

Ответчик - Межрайонной ИФНС России N 50 по г. Москве в лице своих представителей возражал относительно удовлетворения кассационной жалобы, полагая, что принятые по делу судебные акты являются законными и обоснованными, представлен отзыв на кассационную жалобу.

Определением Арбитражного суда Московского округа от 18 августа 2016 года в порядке статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произведена замена судьи Черпухиной В.А. ввиду ее болезни на судью Дербенева А.А.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и, проверив в порядке статей 284 , 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражным судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом постановлении , установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не находит оснований для отмены или изменения судебного акта суда апелляционной инстанции ввиду следующего.

Как следует из материалов дела и установлено судами, в отношении заявителя была проведена выездная налоговая проверка за 2011 и 2012 года.

По итогам проверки составлен Акт выездной налоговой проверки N 843 от 29.05.2015.

По результатам рассмотрения материалов проверки, акта и возражений заявителя, было вынесено спорное Решение N 2945 от 16.07.2015 г. "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения".

Заявитель обжаловал решение инспекции в административном порядке. Решением УФНС России по г. Москве N 21-19/093964 от 14.09.2015 г., жалоба общества оставлена без удовлетворения, а решение без изменения.

Не согласившись с решением инспекции в действующей части, налогоплательщик обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании ненормативного акта недействительным.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования в части признания недействительным решения по п. 2.1.2, исходил из того, что соглашение о расторжении трудового договора является частью трудового договора, а произведенные Банком выплаты носят производственный характер.

Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции не согласился, решение суда первой инстанции изменено, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Суд апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований, исходил из того, что кредиторская задолженность спорных контрагентов в составе внереализационных доходов подлежала включению в состав доходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль организаций в тех налоговых периодах, в которых клиенты были исключены из ЕГРЮЛ, кроме того, выплачиваемые по соглашению о расторжении трудовых договоров суммы выходных пособий не являются расходами общества на оплату труда, так как такие выплаты не связаны с выполнением работниками трудовых функций.

Кассационная коллегия считает, что выводы суда апелляционной инстанции о применении норм права соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, оценка которым судом дана в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; суд апелляционной инстанции правильно применил нормы права; кассационная жалоба удовлетворению не подлежит ввиду следующего.

Как установлено судами, в ходе проведения выездной налоговой проверки на основании представленных Банком оборотно-сальдовых ведомостей были установлены организации, исключенные из Единого реестра юридических лиц, на расчетных счетах которых имелись остатки денежных средств в сумме 972 065 руб.

В соответствии с п. 1 ст. 407 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации, другими законами, иными правовыми актами или договором.

Пунктом 1 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом (в ред. Федерального закона от 08.05.2010 N 83-ФЗ).

Из содержания статьи 419 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др.).

Правовые последствия внесения записи об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ определены в пункте 3 статьи 49 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым с момента внесения такой записи прекращается правоспособность юридического лица.

Кроме того, пунктом 6 статьи 22 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" предусмотрено, что ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим свою деятельность после внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц.

Таким образом, после внесения записи об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ такое юридическое лицо больше не может иметь гражданских прав, соответствующих целям деятельности, которые были предусмотрены в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности, в том числе не может являться стороной по обязательству ( ст. 307 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Учитывая изложенное, а также принимая во внимание положения статей 407 и 419 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды правомерно пришли к выводу, что после внесения записи об исключении недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц договорные отношения банка с клиентом - недействующим юридическим лицом прекращены в связи с отсутствием стороны по договору.

В соответствии с пунктом 8.1 Инструкции Банка России от 14.09.2006 N 28-И "Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам)" основанием для закрытия банковского счета является прекращение договора банковского счета.

Таким образом, после внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи об исключении из него недействующего юридического лица, ранее открытый данному лицу банковский счет подлежит закрытию.

При этом в пункте 2.11 Положения Банка России от 19.08.2004 N 262-П "Об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" установлено, что кредитная организация должна обновлять сведения, полученные в результате идентификации клиента, установления и идентификации выгодоприобретателя, а также пересматривать степень (уровень) риска по мере изменения указанных сведений или изменения степени (уровня) риска, но не реже одного раза в год, а в случае возникновения сомнений в достоверности и точности ранее полученной информации, зафиксированных кредитной организацией во внутренних документах в соответствии с правилами внутреннего контроля, в течение семи рабочих дней, следующих за днем возникновения таких сомнений.

Также согласно пункту 2.6 Указания Банка России от 08.10.2008 N 2089-У "О порядке составления кредитными организациями годового отчета" (действовало до 01.01.2014) от всех клиентов - юридических лиц (включая кредитные организации), а также физических лиц (если это предусмотрено условиями договора банковского счета) до 31 января нового года должны быть получены письменные подтверждения остатков по открытым им счетам по состоянию на 1 января нового года. От всех кредитных организаций (включая банки-нерезиденты) до 31 января нового года должны быть получены письменные подтверждения остатков по открытым у них корреспондентским счетам по состоянию на 1 января нового года. Если по каким-либо причинам кредитные организации не имеют возможности получить письменные подтверждения остатков по счетам в указанный выше срок, то процедура получения письменных подтверждений остатков должна быть продолжена до момента их получения.

Банк России в письме от 28.02.2013 N 32-Т "Об информации ФНС России о юридических лицах, связь с которыми по указанному ими адресу (месту нахождения), внесенному в ЕГРЮЛ, отсутствует" рекомендовал кредитным организациям использовать сведения из информационного ресурса в сети Интернет по адресу: http://www.cbr.ru/egrulinfo/ , при рассмотрении вопроса об установлении взаимоотношений с юридическими лицами, при обновлении информации о находящихся на обслуживании клиентах - юридических лицах, при организации работы по оценке кредитного риска, а также риска в рамках программы управления риском легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма.

При наличии в указанном информационном ресурсе сведений о своих клиентах кредитной организации рекомендовалось проверить эту информацию на официальном сайте ФНС России ( www.nalog.ru ) в подразделе "Проверь себя и контрагента" раздела "Электронные услуги" путем "он-лайн" запроса.

Вышеуказанное подтверждается письмом Банка России от 26.01.2009 N 31-1-6/108, в котором указано, что после внесения записи об исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ в соответствии со статьей 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" такое юридическое лицо больше не может иметь гражданских прав, соответствующих целям деятельности, которые были предусмотрены в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности, в том числе не может являться стороной по обязательству ( ст. 307 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В приложении N 3 Положения о правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, утвержденного Банком России 26.03.2007 N 302-П (далее - Положение N 302-П) (действовавшего до 01.01.2013), был установлен порядок определения доходов, расходов, финансовых результатов и порядок их отражения в бухгалтерском учете.

В соответствии с пунктом 1.2 приложения 3 Положения N 302-П доходами кредитной организации признается увеличение экономических выгод, приводящее к увеличению собственных средств (капитала) кредитной организации (за исключением вкладов акционеров или участников) и происходящее в форме:

а ) притока активов;

б ) повышения стоимости активов в результате переоценки (за исключением переоценки основных средств, нематериальных активов и ценных бумаг "имеющихся в наличии для продажи", относимой на увеличение добавочного капитала) или уменьшения резервов на возможные потери;

в ) увеличения активов в результате конкретных операций по поставке (реализации) активов, выполнению работ, оказанию услуг;

г ) уменьшения обязательств, не связанного с уменьшением или выбытием соответствующих активов.

При этом, как правильно установлено судами, в рассматриваемом случае доходы от списания обязательств Банка можно квалифицировать в качестве невостребованной кредиторской задолженности, которая, на основании главы 8 Приложения 3 Положения N 302-П, относится к прочим доходам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 271 Налогового кодекса Российской Федерации доходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они имели место, независимо от фактического поступления денежных средств, иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав.

В силу п. 1 ст. 248 Налогового кодекса Российской Федерации к доходам относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав, а также внереализационные доходы.

Вышеуказанные нормы налогового законодательства корреспондируют с нормами законодательства о бухгалтерском учете.

Так, статьями 11 и 12 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" (действовавшего в проверяемом периоде до 01.01.2013) установлено, что суммы кредиторской задолженности должны быть отражены в бухгалтерском учете и подтверждены актом инвентаризации за текущий налоговый (отчетный) период, в котором наступает событие, с которым законодательство связывает момент прекращения обязательства, и соответствующим приказом о списании суммы кредиторской задолженности в этом налоговом (отчетном) периоде).

Статья 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц. и индивидуальных предпринимателей" предусматривает упрощенную процедуру ликвидации недействующих юридических лиц: случае если организация в течение последних 12 месяцев не представляла налоговую отчетность и не осуществляла операций ни по одному банковскому счету, такая организация исключается из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа.

Согласно п. 3 ст. 49 Гражданского кодекса РФ правоспособность юридического лица возникает с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о его создании и прекращается в момент внесения в указанный реестр сведений о его прекращении.

Таким образом, суды правомерно пришли к выводу, что с момента исключения из Единого государственного реестра юридических лиц недействующего юридического лица (кредитора) у Банка прекращается обязательство перед ним в связи с отсутствием кредитора (стороны в обязательстве).

В соответствии с п. 18 ст. 250 Налогового кодекса Российской Федерации к внереализационным доходам налогоплательщика относятся доходы в виде сумм кредиторской задолженности (обязательства перед кредиторами), списанной в связи с истечением срока исковой давности или по другим основаниям, за исключением случаев, предусмотренных пп. 22 п. 1 ст. 251 Налогового кодекса Российской Федерации.

Из системной взаимосвязи вышеизложенных норм гражданского, бухгалтерского и налогового законодательства вытекает, что факт исключения организации из ЕГРЮЛ относится к "иным основаниям" ( п. 18 ст. 250 Налогового кодекса Российской Федерации), по которым сумма кредиторской задолженности подлежит включению в состав внереализационных доходов и произведено это должно быть в том периоде, в котором кредитор исключен из Единого государственного реестра юридических лиц (независимо от того, по какой причине это исключение из ЕГРЮЛ произошло - в связи с ликвидацией, или на основании решения регистрирующего органа).

Суды правомерно указали, что различные основания, с которыми Налоговый кодекс Российской Федерации связывает момент отнесения кредиторской задолженности к внереализационным доходам, не означает, что налогоплательщик вправе по своему усмотрению производить выбор из нескольких вариантов правомерного поведения.

При вышеуказанных обстоятельствах, является правомерным вывод судов, что кредиторская задолженность рассматриваемых контрагентов в составе внереализационных доходов подлежала включению в состав доходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль организаций в тех налоговых периодах, в которых клиенты были исключены из Единого государственного реестра юридических лиц.

Суды обеих инстанций обоснованно указали, что с момента ликвидации кредитора (клиента) у налогоплательщика (Банка) прекращается обязательство по договору банковского счета, в связи с чем сумма кредиторской задолженности (остаток денежных средств на счете) подлежит включению в состав внереализационных доходов того налогового периода, когда кредитор (клиент) был исключен из ЕГРЮЛ.

Следовательно, периодом, в котором следует отражать кредиторскую задолженность для целей бухгалтерского и налогового учета, признается тот период, в котором наступает событие, связанное с прекращением обязательства. При этом именно на налогоплательщика возлагается обязанность своевременно производить инвентаризацию обязательств и относить подлежащие списанию суммы кредиторской задолженности в состав внереализационных доходов в определенный налоговый (отчетный) период.

Также как следует из материалов дела и установлено судом апелляционной инстанции, по результатам проведения выездной налоговой проверки установлено, что расходы Банка в виде выплат работникам выходных пособий при расторжении трудового договора по соглашению сторон, не соответствуют требованиям статей 252 , 255 Налогового кодекса Российской Федерации.

В результате неправомерного учета в составе расходов на оплату труда выплат работникам, которые не соответствуют требованиям статей 252 , 255 Налогового кодекса Российской Федерации, Банк занизил налогооблагаемую прибыль за 2011 год на сумму в размере 2 618 412 руб. и за 2012 год в размере 16 569 780 руб., что привело к неуплате (неполной уплате) налога на прибыль организаций за 2011 год в сумме 523 682 руб. и завышению убытка по налогу на прибыль организаций за 2012 год в сумме 16 569 780 руб.

Согласно выводам Инспекции, спорные выплаты не относятся к расходам на оплату труда, поскольку они не предусмотрены трудовым законодательством, были произведены на основании соглашений о расторжении трудовых договоров, выплачивались за прекращение трудовых отношений работниками по собственному желанию и не были связаны с режимом работы и условиями труда.

К расходам на оплату труда в целях налогообложения прибыли относятся, в том числе ( п. 3 ст. 255 Налогового кодекса Российской Федерации) начисления стимулирующего и (или) компенсирующего характера, связанные с режимом работы и условиями труда, в том числе надбавки к тарифным ставкам и окладам за работу в ночное время, работу в многосменном режиме, за совмещение профессий, расширение зон обслуживания, за работу в тяжелых, вредных, особо вредных условиях труда, за сверхурочную работу и работу в выходные и праздничные дни, производимые в соответствии с законодательством Российской Федерации; другие виды расходов, произведенных в пользу работника, предусмотренных трудовым и (или) коллективным договором ( пункт 25 статьи 255 Налогового кодекса Российской Федерации).

Таким образом, как правильно указано судом апелляционной инстанции, из приведенных положений статьи 255 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что ключевыми словами являются слова "связанные с режимом работы и условиями труда".

Согласно статье 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения - отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В соответствии со статьей 129 Налогового кодекса Российской Федерации заработная плата (оплата труда работника) представляет собой вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

Как указано в статье 164 Налогового кодекса Российской Федерации, компенсации - денежные выплаты, установленные в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими трудовых или иных обязанностей, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами.

С учетом вышеизложенного, как правильно указал суд апелляционной инстанции, любые выплаты, квалифицируемые налогоплательщиком как стимулирующие или компенсационные, должны являться по своей экономической сути платой за труд и быть неразрывно связанными с трудовыми отношениями и производственными результатами работника, а не выплачиваться за фактическое прекращение (расторжение) последних.

Таким образом, является правомерным вывод суда, что рассматриваемые выплаты нельзя квалифицировать как выплаты, произведенные в рамках трудового законодательства, связанные с режимом работы или условиями труда.

Как указано в статье 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации.

В соответствии со статьей 56 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Трудовым законодательством Российской Федерации установлены общие основания прекращения трудового договора, одним из которых ( пункт 1 статьи 77 ТК РФ) является соглашение сторон.

При расторжении трудового договора по основаниям, предусмотренным статьей 77 Трудового кодекса Российской Федерации, в ряде случаев установлена обязательная компенсация в виде выплаты увольняемому работнику выходного пособия, размер и условия получения которого, определены статьей 178 Трудового кодекса Российской Федерации (у Общества такие обстоятельства отсутствуют).

Таким образом, суд апелляционной инстанции обоснованно пришел к выводу, что соглашения о расторжении трудовых договоров, не являются частью трудового договора, поскольку оформляются отдельным документом, устанавливающим условия и порядок расторжения трудового договора, и регулируют отношения, не связанные с выполнением работником его трудовой функции.

При решении вопроса о возможности учета расходов в целях исчисления налога на прибыль организаций сумм дополнительных компенсаций, выплачиваемых работникам при расторжении трудового договора по соглашению сторон, необходимо исходить из того, связаны ли данные выплаты с выполнением работником трудовой функции.

Как установлено судом, из содержания соглашений о расторжении трудовых договоров представленных обществом при проведении выездной налоговой проверки, следует, что никаких дополнительных трудовых обязанностей и вознаграждений за их исполнение данными соглашениями не предусматривалось.

В свою очередь, трудовым законодательством не предусмотрена выплата компенсации в случае расторжения трудового договора по соглашению сторон. Как следует из статьи 127 Трудового кодекса Российской Федерации, при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все дни неиспользованного отпуска.

Исходя из изложенного, является правомерным вывод суда апелляционной инстанции, что выплачиваемые по соглашению суммы выходных пособий не являются расходами работодателя на оплату труда, так как такие выплаты не связаны с выполнением работниками трудовых функций.

Следовательно, Банк не имеет права учитывать их при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль организаций.

Исходя из изложенного, судом апелляционной инстанций полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, правильно применены нормы материального и процессуального права.

Доводы заявителя кассационной жалобы о несогласии с оценкой судами имеющихся в деле доказательств по сути направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств дела и имеющихся в деле доказательств, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции.

Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, арбитражными судом апелляционной инстанции при вынесении обжалуемого судебного акта, не допущено.

Иные доводы о нарушении судами первой и апелляционной инстанций норм права, приведенные в кассационных жалобах, подлежат отклонению, поскольку основаны на неправильном толковании норм права, а также как направленные на переоценку установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств, которая в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Руководствуясь ст. ст. 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23 мая 2016 года по делу N А40-186959/2015,- оставить без изменения, а кассационную жалобу АО "Всероссийский банк развития регионов" - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья

А.А.ДЕРБЕНЕВ

 

Судьи

Т.А.ЕГОРОВА

А.В.ЖУКОВ

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.