Судебная практика к статье 374 Гражданский кодекс РФ. О взыскании неосновательного обогащения в виде излишне уплаченных денежных средств по банковской гарантии.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть первая » Раздел III. Общая часть обязательственного права » Подраздел 1. Общие положения об обязательствах » Глава 23. Обеспечение исполнения обязательств » § 6. Независимая гарантия » Статья 374. Представление требования по независимой гарантии » Дело NФ08-10308/2016 по делу N А15-5141/2015. О взыскании неосновательного обогащения в виде излишне уплаченных денежных средств по банковской гарантии.

Дело NФ08-10308/2016 по делу N А15-5141/2015. О взыскании неосновательного обогащения в виде излишне уплаченных денежных средств по банковской гарантии.

 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 января 2017 г. по делу N А15-5141/2015

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 19 января 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 26 января 2017 года.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Айбатулина К.К., судей Бабаевой О.В. и Трифоновой Л.А., при участии в судебном заседании от истца - общества с ограниченной ответственностью "Монтекс-Сервис" (ИНН 7604107550, ОГРН 1077604016511) - Нефедовой А.А. (доверенность от 25.11.2016), в отсутствие ответчика - федерального государственного унитарного предприятия "Почта России" и третьего лица - акционерного общества "Акционерный коммерческий банк "ФОРА-БАНК", извещенных о времени и месте судебного разбирательства, рассмотрев кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Монтекс-Сервис" на постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2016 по делу N А15-5141/2015 (судьи Егорченко И.Н., Луговая Ю.Б., Марченко О.В.), установил следующее.

ООО "Монтекс-Сервис" (далее - общество) обратилось в арбитражный суд с иском к ФГУП "Почта России" (далее - предприятие) о взыскании 6 036 647 рублей 35 копеек неосновательного обогащения и 591 510 рублей 10 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами с 16.03.2015 по 05.05.2016 (уточненные требования).

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено АО "Акционерный коммерческий банк "ФОРА-БАНК" (далее - банк).

Решением от 13.05.2016 (судья Лачинов Ф.С.) иск удовлетворен. Суд исходил из того, что в нарушение условий банковской гарантии предприятие не указало и не представило банку доказательств допущенного обществом нарушения обязательств, обеспеченных банковской гарантией. Банк не проверил исполнение обществом обязательств перед предприятием и перечислил спорную сумму, что привело к неосновательному обогащению предприятия.

Постановлением апелляционного суда от 28.09.2016 решение от 13.05.2016 отменено, с предприятия в пользу общества взыскано 6690 рублей 61 копейка неосновательного обогащения, в остальной части в иске отказано. Судебный акт мотивирован тем, что общество ненадлежащим образом исполнило свои обязательства перед предприятием по договору от 01.10.2014 N 594/14, поэтому у предприятия возникло право требования к гаранту (банку) о выплате предусмотренной банковской гарантией денежной суммы. Поскольку спорная сумма выплачена банком по банковской гарантии, а не по договору общества и предприятия, основания для вывода о неосновательном обогащении предприятия за счет общества отсутствуют. Требования общества удовлетворены на сумму 6690 рублей 61 копейки в связи с признанием предприятием иска в этой части.

В кассационной жалобе общество просит отменить постановление апелляционного суда от 28.09.2016 и оставить в силе решение от 13.05.2016. По мнению заявителя, суд апелляционной инстанции неправильно применил нормы материального права, и его выводы не соответствуют обстоятельствам дела. Суд не учел, что выплата по банковской гарантии не может рассматриваться как ответственность за неисполнение договора. Предприятие взыскало с общества убытки в рамках дела N А15-185/015. Апелляционный суд пришел к ошибочному выводу о том, что гарант не заявил возражений против требований бенефициара, а принципал - против регрессных требований гаранта. Постановление суда апелляционной инстанции не содержит мотивы, по которым выводы суда первой инстанции признаны ошибочными.

В отзыве на жалобу предприятие просит постановление суда апелляционной инстанции оставить без изменения.

В судебном заседании представитель общества поддержал доводы жалобы.

Изучив материалы дела и выслушав представителя общества, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что в удовлетворении жалобы надлежит отказать.

Из материалов дела видно, что 01.10.2014 предприятие (заказчик) и общество (исполнитель) заключили договор на оказание услуг по уборке помещений и прилегающих территорий предприятия N 594/14р. Общая стоимость услуг определена сторонами в размере 55 290 444 рубля 42 копейки. Срок оказания услуг установлен с 01.10.2014 по 31.09.2017.

В обеспечение исполнения обязательств по договору общество представило банковскую гарантию банка от 04.08.2014 N 176-14/гар. Условиями банковской гарантии предусмотрено, что в случае неисполнения обществом обязательств по договору и нарушения условий контракта предприятие вправе истребовать у гаранта (банка) сумму в пределах 6 036 647 рублей 35 копеек. Обязательство банка перед бенефициаром ограничивается уплатой суммы, на которую выдана гарантия. При этом сумма гарантии уменьшается на величину исполненного принципалом перед бенефициаром по контракту, а также на сумму частичного платежа банка по гарантии.

В связи с неисполнением обществом обязательств по договору от 01.10.2014 N 594/14р по уборке объектов предприятие уведомило общество об отказе от исполнения названного договора в одностороннем порядке с 10.11.2014 (письмо от 07.11.2014).

Поскольку общество не исполнило обязательства по договору 01.10.2014 N 594/14р, предприятие обратилось к банку за получением на основании банковской гарантии денежных средств в размере 6 036 647 рублей 35 копеек (письмо от 20.02.2015 N 15.1.8-20/126).

16 марта 2015 года банк уведомил общество об исполнении требования предприятия об уплате требуемой им суммы по банковской гарантии.

Решением Арбитражного суда Республики Дагестан от 19.06.2015 по делу N А15-185/2015 с общества в пользу предприятия взыскано 151 80 рублей 68 копеек убытков, представляющих разницу в стоимости услуг по договору от 01.10.2014 N 594/14р, заключенного с обществом, и по договору от 10.11.2014 N 689/14р, заключенного с ООО "Водоворот" в связи с неисполнением обществом своих обязательств. Суд установил, что общество оказало предприятию услуги на сумму 65 846 рублей 18 копеек, которые предприятие оплатило в полном объеме. Общество не доказало последующее исполнение обязательств по договору от 01.10.2014 N 594/14р.

В письме от 31.07.2015 N 81 общество предложило предприятию возвратить 6 036 647 рублей 35 копеек, полученных по банковской гарантии.

Неисполнение данного требования привело к судебному спору.

Требование общества о взыскании неосновательного обогащения основано на том, что предприятие неправомерно получило спорную сумму по банковской гарантии. По мнению общества, у банка не было оснований для перечисления предприятию 6 036 647 рублей 35 копеек, так как банк не проверил порядок и объем выполнения договора на оказание услуг по уборке помещений и прилегающих территорий предприятия, который к тому времени уже был расторгнут обществом в одностороннем порядке.

Суд первой инстанции, удовлетворив требования истца, указал, что предприятие не уведомило банк о прекращении действия договора на оказание услуг по уборке помещений и прилегающих территорий предприятия, а банк не проверил порядок выполнения услуг по договору и условий договора. Указанные нарушения привели к тому, что ответчик приобрел и сберег принадлежащее истцу имущество в виде излишне уплаченных банком денежных средств по банковской гарантии.

При разрешении спора суд первой инстанции не учел следующего.

В пункте 5 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.01.1998 N 27 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации о банковской гарантии" разъяснено, что обязательство гаранта перед бенефициаром подлежит исполнению по требованию бенефициара без предварительного предъявления требования к принципалу об исполнении основного обязательства, если иное не определено в гарантии.

Имущественный интерес бенефициара состоит в возможности получить исполнение максимально быстро, не опасаясь возражений должника, в тех случаях, когда кредитор полагает, что срок исполнения обязательства либо иные обстоятельства, на случай наступления которых кредитор себя обеспечивал, наступили. Основаниями к отказу в удовлетворении требования бенефициара могут служить исключительно обстоятельства, связанные с несоблюдением условий самой гарантии ( постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.10.2012 N 6040/12).

Предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана пункт 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.03.2012 N 14 "Об отдельных вопросах практики разрешения споров, связанных с оспариванием банковских гарантий").

В силу статьи 374 Гражданского кодекса Российской Федерации требование об уплате денежной суммы по банковской гарантии должно быть предоставлено гаранту в письменной форме с приложением указанных в гарантии документов. В требовании или приложении к нему бенефициар должен указать, в чем состоит нарушение принципалом основного обязательства, в обеспечение которого выдана гарантия.

Гарант отказывает бенефициару в удовлетворении его требования, если это требование либо приложенные к нему документы не соответствуют условиям гарантии либо представлены гаранту по окончании определенного в гарантии срока ( пункт 1 статьи 376 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 2 статьи 376 Гражданского кодекса Российской Федерации полученное гарантом повторное требование бенефициара об уплате банковской гарантии подлежит безусловному удовлетворению гарантом.

Исходя из положений пункта 1 статьи 377 , подпункта 2 пункта 1 статьи 378 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром ограничивается уплатой суммы, на которую выдана гарантия, и прекращается окончанием определенного в гарантии срока, на который она выдана.

Условия банковской гарантии от 04.08.2014 N 176-14/гар не содержат каких-либо ограничений, позволяющих поставить выплату по банковской гарантии в зависимость от природы денежных средств, подлежащих выплате в связи с нарушением обязательств по договору, как и не содержит условий, обязывающих бенефициара производить расчет и подтверждать обоснованность убытков.

Поскольку предприятие в требовании к гаранту указало, в чем состоит нарушение основного обязательства, факт неисполнения обществом основного обязательства имел место в период действия банковской гарантии, требуемая сумма находится в пределах предоставленного гарантийного обеспечения, предусмотренные вышеуказанными нормами основания для отказа в удовлетворении требования бенефициара у гаранта отсутствовали.

Таким образом, бенефициар вправе был без какого-либо обращения к принципалу предъявить требование гаранту об исполнении обязательств по банковской гарантии при наступлении предусмотренных в ней условий, то есть неисполнении обязательств договора на оказание услуг по уборке помещений и прилегающих территорий предприятия.

Довод общества о том, что прекращение действия договора, в обеспечение обязательств по которому выдана гарантия, делает невозможным выплату по банковской гарантии, противоречит статье 370 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Обязательство общества по договору и обязательство гаранта, хотя и связаны между собой основаниями возникновения, в то же время являются самостоятельными по правовым последствиям. Общество в соответствии с договором несет ответственность перед предприятием за нарушение исполнения обязательств, а банк гарантирует предприятию надлежащее исполнение обязательства в пределах, оговоренной в банковской гарантии суммы.

Общество отвечает по договору перед предприятием по своим обязательствам, а гарант, выдавший банковскую гарантию, являющуюся безусловным односторонним обязательством гаранта, в соответствии с положениями статьи 377 Гражданского кодекса Российской Федерации несет ответственность перед бенефициаром по своим обязательствам.

Следовательно, произведенная банком сумма платежа по гарантии не обладает признаками неосновательного обогащения, определенными в статье 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку получена предприятием правомерно по существующему основанию.

В качестве исключения из общего принципа независимости банковской гарантии сложившаяся судебная практика рассматривает ситуацию, когда недобросовестный бенефициар, уже получивший надлежащее исполнение по основному обязательству, в целях собственного неосновательного обогащения, действуя умышленно во вред гаранту и принципалу, требует платежа от гаранта. В этом случае иск бенефициара не подлежит удовлетворению на основании статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации ( пункт 4 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.01.1998 N 27 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации о банковской гарантии").

Согласно пункту 1 статьи 10 Гражданского Кодекса Российской Федерации не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

По правилам статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации бремя доказывания недобросовестности бенефициара лежит на другой стороне.

Однако общество и банк не приводили суду первой и апелляционной инстанций доводы о наличии в действиях предприятия злоупотребления правом, не представили безусловных доказательств, свидетельствующих о намерении бенефициара причинить вред другому лицу, в обход закона с противоправной целью, иного заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав, а также о направленности действий бенефициара на получение неосновательного обогащения.

Таким образом, постановление суда апелляционной инстанции не противоречит нормам материального и процессуального права, выводы суда соответствуют обстоятельствам дела и представленным доказательствам.

Суд кассационной инстанции не проверяет законность и обоснованность постановления суда апелляционной инстанции в части удовлетворения иска, так как жалоба общества не содержит доводов об обжаловании судебного акта в указанной части ( статья 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

При изложенных обстоятельствах основания для отмены или изменения постановления суда апелляционной инстанции по доводам жалобы отсутствуют.

Руководствуясь статьями 284 , 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

 

постановил:

 

постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2016 по делу N А15-5141/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

К.К.АЙБАТУЛИН

 

Судьи

О.В.БАБАЕВА

Л.А.ТРИФОНОВА

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.