Судебная практика к статье 337 Гражданский кодекс РФ. О признании недействительными соглашения об обращении взыскания на заложенное имущество и применения последствий его недействительности в виде возврата в конкурсную массу должника автотранспортных средств, оспаривании пункта договора процентного займа.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть первая » Раздел III. Общая часть обязательственного права » Подраздел 1. Общие положения об обязательствах » Глава 23. Обеспечение исполнения обязательств » § 3. Залог » 1. Общие положения о залоге » Статья 337. Обеспечиваемое залогом требование » Дело NФ04-1392/2016 по делу N А27-23327/2014. О признании недействительными соглашения об обращении взыскания на заложенное имущество и применения последствий его недействительности в виде возврата в конкурсную массу должника автотранспортных средств, осп

Дело NФ04-1392/2016 по делу N А27-23327/2014. О признании недействительными соглашения об обращении взыскания на заложенное имущество и применения последствий его недействительности в виде возврата в конкурсную массу должника автотранспортных средств, осп

 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 августа 2016 г. по делу N А27-23327/2014

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 24 августа 2016 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 25 августа 2016 года.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Доронина С.А.,

судей Кадниковой О.В.,

Лаптева Н.В.

рассмотрел в открытом судебном заседании с использованием средств видеоконференц-связи при ведении протокола помощником судьи Атрасевой А.О. кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Кузнецкая топливная компания" на определение от 21.03.2016 Арбитражного суда Кемеровской области (судья Умыскова Н.Г.) и постановление от 23.05.2016 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Кудряшева Е.В., Иванов О.А., Фролова Н.Н.) по делу N А27-23327/2014 о несостоятельности (банкротстве) Гурьевского государственного пассажирского автотранспортного предприятия Кемеровской области (652785, Кемеровская область, город Гурьевск, улица Розы Люксембург, 56, ИНН 4204005540, ОГРН 1034204000930), принятые по заявлению конкурсного управляющего должником Гаврилина Артема Михайловича к Беловскому государственному пассажирскому автотранспортному предприятию Кемеровской области (652600, Кемеровская область, город Белово, улица Рабочая, 2-я, 1) о признании сделок должника недействительными и применении последствий их недействительности.

Путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Кемеровской области (судья Вульферт С.В.) в заседании приняли участие представители: общества с ограниченной ответственностью "Кузнецкая топливная компания" Куль А.С. по доверенности от 26.05.2016; Беловского государственного пассажирского автотранспортного предприятия Кемеровской области Барбашова М.С. по доверенности от 01.02.2016; Федеральной налоговой службы Овчинников А.А. по доверенности от 21.06.2016.

Суд

 

установил:

 

решением от 23.06.2015 Арбитражного суда Кемеровской области Гурьевское государственное пассажирское автотранспортное предприятие Кемеровской области (далее - Гурьевское ГПАТП, должник) признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Гаврилин Артем Михайлович (далее - Гаврилин А.М.).

В Арбитражный суд Кемеровской области 23.09.2015 поступило заявление конкурсного управляющего Гаврилина А.М. к Беловскому государственному пассажирскому автотранспортному предприятию Кемеровской области (далее - Беловское ГПАТП, ответчик) о признании недействительными:

- соглашения от 29.07.2014 об обращении взыскания на заложенное движимое имущество во внесудебном порядке (далее - соглашение от 29.07.2014) и применения последствий его недействительности в виде возврата в конкурсную массу должника 17 единиц автотранспортных средств;

- пункта 5.2 договора процентного займа от 24.04.2014 (далее - договор займа).

Определением от 21.03.2016 Арбитражного суда Кемеровской области, оставленным без изменения постановлением от 23.05.2016 Седьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявления отказано.

Не согласившись с определением от 21.03.2016 и постановлением от 23.05.2016 конкурсный кредитор - общество с ограниченной ответственностью "Кузнецкая топливная компания" (далее - ООО "Кузнецкая топливная компания", кассатор) обратился с кассационной жалобой, в которой просит их отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

По мнению подателя кассационной жалобы, соглашение от 29.07.2014 подлежит признанию недействительным на основании пункта 1 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве), так как имело место неравноценное встречное исполнение обязательств по соглашению от 29.07.2014 в связи с неправильным начислением размера процентов по договору займа (за период с 24.05.2014 по 24.04.2019); суды неправильно применили пункт 2 статьи 811 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), поскольку требования о досрочном возврате суммы займа и процентов ответчиком фактически не заявлялось.

Кассатор полагает, что условия соглашения от 29.07.2014, касающиеся передачи имущества в целях прекращения обязательств по оплате неустойки, противоречат требованиям статьи 337 ГК РФ и разъяснениям, изложенным в пункте 13 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о залоге".

По мнению конкурсного управляющего, соглашение от 29.07.2014 также является недействительной сделкой на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, поскольку на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности; учредителем должника и Беловского ГПАТП является комитет по управлению государственным имуществом Кемеровской области, следовательно, сделка совершена между заинтересованными лицами, в связи с чем цель причинения вреда и осведомленность Беловского ГПАТП об этом, предполагаются.

Беловское ГПАТП представило отзыв на кассационную жалобу, в котором просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

От Федеральной налоговой службы поступил отзыв на кассационную жалобу, в котором доводы, изложенные в кассационной жалобе, поддерживает, просит обжалуемые судебные акты отменить.

В заседании суда кассационной инстанции представители ООО "Кузнецкая топливная компания", Федеральной налоговой службы поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представитель Беловского ГПАТП считает обжалуемые судебные акты законными и обоснованными.

Рассмотрев кассационную жалобу, изучив материалы дела, проверив в соответствии со статьями 286 , 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) законность обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.

Как следует из материалов дела и установлено судами, между государственным учреждением "Кузбасспассажиравтотранс" (займодавец; далее - ГУ "Кузбасспассажиравтотранс") и Гурьевским ГПАТП (заемщик) заключен договор займа от 24.04.2014, обеспеченного залогом движимого имущества на сумму 3 000 000 руб. под 18 процентов годовых со сроком возврата до 24.04.2019.

Согласно пункту 2.1 договора, в целях обеспечения обязательств по возврату суммы займа заемщик предоставляет в залог движимое имущество, указанное в приложении N 1 к договору, принадлежащее заемщику на праве хозяйственного ведения. Обеспечение оформляется в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации договором залога движимого имущества.

Стороны согласовали внесудебный порядок обращения взыскания на предмет залога, его порядок (пункты 2.3, 5.3 договора).

В пункте 5.2 договора указано, что в случае несоблюдения порядка возврата суммы займа и процентов в соответствии с приложением N 2 к договору, невозврата суммы займа (в том числе процентов) или ее части в срок, обусловленный пунктом 4.1 договора, заемщик уплачивает пени в размере 10 процентов от общей суммы займа с учетом процентов за каждый день просрочки до момента полного исполнения обязательств.

Сумма 3 000 000 руб. перечислена на счет должника платежным поручением от 29.04.2014 N 65422.

В обеспечение исполнения договора займа между этими же лицами заключен договор залога движимого имущества в отношении 22 единиц транспортных средств.

29.07.2014 между ГУ "Кузбасспассажиравтотранс" (цедент) и Беловским ГПАТП (цессионарий) заключен договор уступки права требования по договору займа, обеспеченного залогом движимого имущества, согласно которому право требование по указанным обязательства от цедента передано цессионарию, как обеспеченное залогом движимого имущества.

В связи с неисполнением условий договора займа между Беловским ГПАТП и Гурьевским ГПАТП 29.07.2014 заключено соглашение об обращении взыскания на заложенное имущество (автотранспортные средства) во внесудебном порядке.

Заключение соглашения от 29.07.2014 согласовано с комитетом по управлению государственным имуществом Кемеровской области.

Из содержания письма от 02.08.2014 Беловского ГПАТП в адрес директора Гурьевского ГПАТП следует, что фактически передано 16 единиц транспорта на сумму 6 508 800 руб., что подтверждается сторонами сделки.

Актом зачета взаимных требований от 09.12.2014 погашена задолженность Беловского ГПАТП перед Гурьевским ГПАТП в размере 1 904 113,64 руб. по договору займа от 24.07.2014, соглашению от 29.07.2014.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, пришел к выводу об отсутствии совокупности обстоятельств для признания соглашения от 29.07.2014 и пункта 5.2 договора займа недействительными сделками на основании пунктов 1 , 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве, указав на невозможность оспаривания соглашения от 29.07.2014 на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Суд апелляционной инстанции, поддерживая выводы суда первой инстанции, посчитал недоказанными условия для признания соглашения от 29.07.2014 и пункта 5.2 договора займа недействительными сделками на основании пунктов 1 , 2 статьи 61.2 , пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве.

Суд кассационной инстанции считает судебные акты правильными исходя из следующего.

На основании статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Законе о банкротстве.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с ГК РФ, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Законе .

Суд кассационной инстанции, руководствуясь статьей 61.1 Закона о банкротстве, разъяснениями, изложенными в пункте 2 постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Постановление N 63), соглашается с выводами суда апелляционной инстанции о том, что соглашение от 29.07.2014 может быть оспорено по основаниям, установленным статьями 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка).

Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

Пунктом 8 Постановления N 63 предусмотрено, что неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать, как условия аналогичных сделок, совершенных должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.

Судом апелляционной инстанции установлено, что фактически залогодержателю во внесудебном порядке передано имущество стоимостью 6 508 800 руб., при этом в результате передачи имущества погашено обязательство должника по возврату суммы займа и процентов в размере 4 604 868,30 руб., обязательство Беловского ГПАТП по возврату излишне полученного имущества прекращено актом зачета встречных требований от 09.12.2014 на сумму 1 904 113,64 руб.

Таким образом, вывод апелляционного суда об отсутствии оснований для признания действий должника по передаче имущества залоговому кредитору, совершенными при неравноценном встречном исполнении ( пункт 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве), является правильным.

В абзаце четвертом пункта 9 Постановления N 63 разъяснено, что в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1 , так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Исходя из содержания пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества ( пункт 5 Постановления N 63).

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым - пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве ( пункт 6 Постановления N 63).

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 7 Постановления N 63, при решении вопроса, могла ли другая сторона по сделке знать о наличии указанных обстоятельств (в частности, о признаках неплатежеспособности другой стороны по сделке), во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

Вместе с тем, конкурсным управляющим не доказано причинение вреда имущественным правам кредиторов.

Апелляционный суд верно указал, что вред имущественным правам кредиторов не был причинен, поскольку в результате заключения соглашения от 29.07.2014 размер имущества должника уменьшился пропорционально уменьшению размера обязательств должника по возврату займа.

Доказательств, бесспорно подтверждающих тот факт, что на момент совершения оспариваемой сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества, в материалах дела не имеется.

Наличие на момент совершения оспариваемой сделки непогашенной задолженности по договору займа не подтверждает неплатежеспособности должника.

Кассатор ошибочно отождествляет понятие неплатежеспособности юридического лица с неоплатой конкретного долга отдельному кредитору.

Для признания оспоримой сделки недействительной на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве необходимо доказать наличие всех квалифицирующих признаков. В случае недоказанности хотя бы одного из них суд отказывает в признании сделки недействительной.

Отказывая в удовлетворении заявления конкурсного управляющего должником по пункту 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве, суды обоснованно исходили из следующего.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 29.3 Постановления N 63 при оспаривании на основании статьи 61.3 Закона о банкротстве сделок по удовлетворению требования, обеспеченного залогом имущества должника, - уплаты денег (в том числе вырученных посредством продажи предмета залога залогодателем с согласия залогодержателя или при обращении взыскания на предмет залога в исполнительном производстве) либо передачи предмета залога в качестве отступного (в том числе при оставлении его за собой в ходе исполнительного производства) - необходимо учитывать следующее.

Такая сделка может быть признана недействительной на основании абзаца пятого пункта 1 и пункта 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве, лишь если залогодержателю было либо должно было быть известно не только о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества заемщика, но и о том, что вследствие этой сделки залогодержатель получил удовлетворение большее, чем он получил бы при банкротстве по правилам статьи 138 Закона о банкротстве, а именно хотя бы об одном из следующих условий, указывающих на наличие признаков предпочтительности:

а) после совершения оспариваемой сделки у должника не останется имущества, достаточного для полного погашения имеющихся у него обязательств, относящихся при банкротстве к первой и второй очереди, и (или) для финансирования процедуры банкротства за счет текущих платежей, указанных в статье 138 Закона о банкротстве;

б) оспариваемой сделкой прекращено в том числе обеспеченное залогом обязательство по уплате неустоек или иных финансовых санкций, и после совершения оспариваемой сделки у должника не останется имущества, достаточного для полного погашения имеющихся у должника обязательств перед другими кредиторами в части основного долга и причитающихся процентов.

Судом первой и апелляционной инстанций установлено, что в конкурсную массу должника включено имущество рыночной стоимостью 5 569 000 руб., в реестре требований кредиторов кредиторы первой и второй очереди отсутствуют. В результате внесудебного обращения взыскания на заложенное имущество обязательство по уплате неустойки не погашалось.

По существу оспариваемых правоотношений залогодатель не получил большего, чем он получил бы при реализации предметов залога в деле о банкротстве должника в случае удовлетворения его требований по правилам статьи 138 Закона о банкротстве.

Также отсутствуют основания для признания недействительным пункта 5.2 договора займа, поскольку, как верно указано апелляционным судом, фактически он не исполнялся сторонами, что исключает причинение вреда должнику и его кредиторам.

Ошибочным является довод заявителя о неправильном применении судами пункта 2 статьи 811 ГК РФ.

В силу пункта 1 статьи 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

В соответствии с пунктом 2 статьи 811 ГК РФ, если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, займодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 13, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 08.10.1998 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" заимодавец вправе потребовать досрочного возврата суммы займа или его части вместе с причитающимися процентами, проценты в установленном договором размере ( статья 809 ГК РФ) могут быть взысканы по требованию заимодавца до дня, когда сумма займа в соответствии с договором должна быть возвращена.

Требование о возврате суммы займа со всеми причитающимися процентами было заявлено первоначальным кредитором - ГУ "Кузбасспассажиравтотранс".

Учитывая вышеизложенное, позиция кассатора о том, что проценты за пользование суммой займа могли быть начислены только на дату заключения соглашения от 29.07.2014, основаны на неверном толковании норм материального права, без учета всех обстоятельств дела.

Доводы заявителя о необоснованном прекращении обязательств по оплате неустойки, судом кассационной инстанции отклоняются, поскольку материалами дела погашение неустойки в результате внесудебного обращения взыскания на заложенное имущество не подтверждено.

Поскольку неправильного применения норм материального права, а также нарушений норм процессуального права, в том числе влекущих безусловную отмену судебных актов в силу части 4 статьи 288 АПК РФ, не установлено, основания для отмены обжалуемых судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287 , статьями 289 , 290 АПК РФ, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

 

постановил:

 

определение от 21.03.2016 Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от 23.05.2016 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А27-23327/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Кузнецкая топливная компания" - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 АПК РФ.

 

Председательствующий

С.А.ДОРОНИН

 

Судьи

О.В.КАДНИКОВА

Н.В.ЛАПТЕВ

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.