Судебная практика к статье 279 Гражданский кодекс РФ. О взыскании рыночной стоимости земельных участков и обязании перечислить эту сумму, изъятии участков в муниципальную собственность, признании частично недействительным постановления администрации.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть первая » Раздел II. Право собственности и другие вещные права » Глава 17. Право собственности и другие вещные права на землю » Статья 279. Изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд » Дело NФ08-3321/2017 по делу N А32-37162/2013. О взыскании рыночной стоимости земельных участков и обязании перечислить эту сумму, изъятии участков в муниципальную собственность, признании частично недействительным постановления администрации.

Дело NФ08-3321/2017 по делу N А32-37162/2013. О взыскании рыночной стоимости земельных участков и обязании перечислить эту сумму, изъятии участков в муниципальную собственность, признании частично недействительным постановления администрации.

 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 июля 2017 г. по делу N А32-37162/2013

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 20 июля 2017 года.

КонсультантПлюс: примечание.

Дата изготовления постановления в полном объеме приведена в соответствии с оригиналом.

Постановление в полном объеме изготовлено 21 июня 2017 года.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Епифанова В.Е., судей Волкова Я.Е. и Мазуровой Н.С., при участии в судебном заседании от истца - общества с ограниченной ответственностью "Каталина Парк" (ИНН 2310110649, ОГРН 1062310001346) - Григорьева М.И. (доверенность от 13.12.2016) и Шенгелия И.С. (доверенность от 07.04.2017), от ответчика - администрации муниципального образования город Краснодар (ИНН 2310032246, ОГРН 1022301606799) - Бахшян Г.С. (доверенность от 29.12.2016), от третьего лица - департамента муниципальной собственности и городских земель администрации муниципального образования город Краснодар - Бахшян Г.С. (доверенность от 29.12.2016), в отсутствие ответчика - департамента финансов администрации муниципального образования город Краснодар (ИНН 2310056575, ОГРН 1022301612816), извещенного о времени и месте судебного заседания, рассмотрев кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Каталина Парк" на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 14.11.2016 (судья Боровик А.М.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.02.2017 (судьи Илюшин Р.Р., Ефимова О.Ю., Сулименко О.А.) по делу N А32-37162/2013, установил следующее.

ООО "Каталина Парк" (далее - общество) обратилось в арбитражный суд к администрации муниципального образования город Краснодар (далее - администрация), департаменту финансов администрации муниципального образования город Краснодар (далее - департамент финансов) со следующими требованиями:

- взыскать с казны муниципального образования город Краснодар рыночную стоимость земельных участков с кадастровыми номерами 23:43:0129001:1389, 23:43:0129001:1398, 23:43:0129001:1399, 23:43:0129001:1400, 23:43:0129001:1401, 23:43:0129001:1402, 23:43:0129001:1403, 23:43:0129001:1404, 23:43:0129001:1405, 23:43:0129001:1406, 23:43:0129001:1407, 23:43:0129001:1408, 23:43:0129001:1410 в размере 581 138 429 рублей и обязать администрацию и/или департамент финансов и/или иной публичный орган, уполномоченный распоряжаться средствами муниципального образования город Краснодара перечислить эту сумму в пользу общества в течение 14 календарных дней со дня вступления в законную силу решения по настоящему делу;

- изъять у общества в собственность муниципального образования город Краснодар земельные участки с кадастровыми номерами 23:43:0129001:1389, 23:43:0129001:1398, 23:43:0129001:1399, 23:43:0129001:1400, 23:43:0129001:1401, 23:43:0129001:1402, 23:43:0129001:1403, 23:43:0129001:1404, 23:43:0129001:1405, 23:43:0129001:1406, 23:43:0129001:1407, 23:43:0129001:1408 и 23:43:0129001:1410;

- признать недействительным второй абзац пункта 1 постановления главы администрации от 06.08.2013 N 5815 "Об отмене отдельных муниципальных правовых актов", которым отменено постановление администрации от 12.05.2011 N 3263 "Об изъятии для муниципальных нужд земельных участков в Прикубанском внутригородском округе города Краснодара" (уточненные требования; т. 14, л.д. 7-20).

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен департамент муниципальной собственности и городских земель администрации муниципального образования город Краснодар (далее - департамент городских земель).

Требования обоснованы ссылками на положения статей 279 , 281 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс ), статей 57 , 62 Земельного кодекса Российской Федерации (далее - Земельный кодекс) и мотивированы незаконным (без предварительной и равноценной компенсации) фактическим изъятием для нужд муниципального образования город Краснодар указанных земельных участков. Действия органов местного самоуправления нарушают права общества (собственника изъятого для муниципальных нужд недвижимого имущества).

По делу назначалось несколько экспертиз (комплексная землеустроительная и строительная экспертиза, основная, повторная и дополнительная оценочная экспертизы).

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 14.11.2016, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.02.2017, в удовлетворении требований отказано.

Судебные инстанции установили, что обществу на праве собственности принадлежат 13 земельных участков, расположенных в г. Краснодаре. Главой муниципального образования город Краснодар издано постановление от 12.05.2011 N 3263 "Об изъятии для муниципальных нужд земельных участков в Прикубанском внутригородском округе города Краснодара". Департамент городских земель 18.05.2011 направил обществу письмо N 13989.26 с уведомлением об изъятии земельных участков. Общество направило письмо от 07.06.2011 N 020/11 о проведении переговоров по вопросу о выкупе земельных участков. Общество 23.06.2011 информировалось о соблюдении процедуры изъятия, а 11.08.2011 - уведомлялось об осуществлении государственной регистрации обременения в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП), обусловленного предстоящим изъятием недвижимого имущества. Общество 17.11.2011 направило в администрацию письмо с просьбой сообщить о периоде, в течение которого планируется заключить соглашения об изъятии земельных участков, а 26.07.2013 - письмом N 30/13 запросило информацию о ходе работы по заключению соглашений о выкупе земельных участков. Администрацией 06.08.2013 издано постановление N 5815, которым отменено постановление от 12.05.2011 N 3263, а структурным подразделениям органа местного самоуправления поручено принять меры к снятию обременений, связанных с изъятием земельных участков. Письмом от 13.08.2013 орган местного самоуправления уведомил общество о невозможности заключения соглашения о выкупе земельных участков, что послужило основанием для обращения общества с заявленными требованиями. Ответчики заявили в суде первой инстанции о пропуске срока исковой давности по требованиям общества об изъятии земельных участков и взыскании их стоимости. При разрешении спора судебные инстанции исходили из того, что на момент издания администрацией постановления от 12.05.2011 N 3263 "Об изъятии для муниципальных нужд земельных участков в Прикубанском внутригородском округе Краснодара" линейный объект (городская магистральная автодорога) была фактически построен и введен в эксплуатацию (по состоянию на 25.12.2009). Поскольку действующим на момент вынесения постановления от 12.05.2011 N 3263 законодательством, регулирующим правила изъятия земельных участков, не предусматривалась возможность изъятия земельного участка под уже построенным линейным объектом, данное постановление правомерно отменено администрацией в порядке самоконтроля. Орган местного самоуправления 11.08.2011 уведомил общество об осуществлении государственной регистрации, связанной с предстоящим изъятием земельных участков. Следовательно, процедура изъятия недвижимого имущества должна была завершиться по истечении года с момента государственной регистрации решения об изъятии в ЕГРП (до 11.08.2012). Общество уведомлялось как о принятом администрацией решении об изъятии, так и о государственной регистрации данного решения в ЕГРП, и не могло не знать о порядке и сроках проведения процедуры изъятия, предусмотренных гражданским и земельным законодательством. Кроме того, общество не могло не знать о том, что на изымаемых земельных участках осуществлено строительство автомобильной дороги, которое завершено в декабре 2009 года. Однако с рассматриваемыми требованиями общество обратилось в арбитражный суд только в ноябре 2013 года, то есть по истечении срока, установленного статей 196 Гражданского кодекса, что является основанием для отказа в их удовлетворении ( пункт 2 статьи 199 Гражданского кодекса).

КонсультантПлюс: примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: постановление администрации МО город Краснодар N 5815 "Об отмене отдельных муниципальных правовых актов" имеет дату 06.08.2013, а не 09.08.2013.

Общество обжаловало решение и апелляционное постановление в кассационном порядке. В жалобе заявитель просит указанные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение в ином составе суда, ссылаясь на неправильное применение (нарушение) судами норм материального и процессуального права, а также несоответствие сделанных ими выводов фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Жалоба мотивирована следующим. Суд первой инстанции применил исковую давность к требованию о возмещении компенсации (взыскании убытков) в отсутствие оснований, предусмотренных статьями 196 , 199 Гражданского кодекса. Администрация, заявившая об истечении срока исковой давности, не является надлежащей стороной в споре по этому требованию, что лишает данное заявление правового значения. Надлежащим ответчиком по спору является муниципальное образование (строительство автомобильной дороги осуществлялось муниципальным учреждением "Служба заказчика" (далее - учреждение) для муниципальных нужд). На момент предъявления иска учреждение находилось в ведомственном подчинении департамента строительства администрации муниципального образования город Краснодар, который в силу решения городской Думы Краснодара наделен специальными полномочиями главного распорядителя средств местного бюджета, и поэтому имеет исключительную компетенцию представлять интересы ответчика в настоящем споре. Однако настоящее дело рассмотрено в отсутствии департамента строительства, не привлеченного к участию в деле, что является безусловным основанием для отмены судебных актов. К требованию общества об изъятии спорных участков не применяется статья 196 Гражданского кодекса, так как это требование направлено на устранение длящегося правонарушения (противоправного состояния), сохраняющегося по настоящее время. Исковая давность не применяется к нарушениям, носящим длящийся характер. Применение исковой давности сохранило правовую неопределенность, которая нарушает имущественную сферу каждой из сторон спора и противоречит публичным интересам. Общество по настоящее время не может свободно использовать земельные участки и распоряжаться ими, несмотря на наличие у него номинального права собственности и бремени содержать это имущество. Муниципальное образование лишилось возможности использовать спорные участки для публичных нужд из-за сохранения права собственности за истцом. Ответчик утратил возможность исполнить свою обязанность по принятию автодорог, возведенных на спорных участках, в муниципальную собственность, так как эти участки в силу требований законодательства являются их неотъемлемой частью. Ответчик не сможет получить законные разрешения на строительство (реконструкцию) и ввод в эксплуатацию капитальных объектов на спорных участках (в том числе для капитального ремонта уже возведенных автодорог), так как наличие правоустанавливающих документов является необходимым условиям для оформления этих разрешений. Сохранение у общества прав собственника (на негаторные требования, самозащиту и т.д.) может препятствовать эксплуатации автодорог и, как следствие, дестабилизировать транспортную доступность ко всему Музыкальному микрорайону города Краснодара. Несколько последних лет в районе спорных участков ответчик ежегодно вводит режим локальной чрезвычайной ситуации из-за того, что ливневые коллекторы, которые являются частью автодорог, возведенных на спорных участках, не справляются с водоотведением. Это приводит к полному затоплению всей проезжей части и расположенных вдоль нее жилых домов. Указанное обстоятельство подтверждают сообщения на сайте администрации, а также средств массовой информации за 2014-2016 годы, содержащиеся в материалах дела. С целью устранения затопления ответчик вынужден испрашивать у истца право временного пользования участками для возведения дополнительных и реконструкции существующих сетей водоотведения. Владение спорными участками истец не утратил в связи с тем, что ответчик застроил их лишь частично и истец имеет к ним свободный доступ. Это подтверждается судебной экспертизой по настоящему делу. Согласно ее выводам, возведенные ответчиком автодороги располагаются на территории общего пользования и занимают лишь часть каждого из спорных участков (в ряде случаев совсем не значительную). Использовать их полную площадь в соответствии с целевым назначением истцу препятствуют не фактическая застройка, а юридические ограничения, связанные с правовым статусом построенных объектов (полосы отвода, защитные зоны и т.д.). Поэтому истец не утратил над ними фактическое господство, подтверждающее наличие владения. Исковая давность не применяется к требованиям об устранении нарушений прав, допущенных частичной застройкой, а также, если у собственника есть свободный доступ к объекту владения. Владение истца подтверждается также тем, что оно не перешло к другим лицам, поскольку ответчик не приобрел право собственности на автодорогу. Общество продолжает нести бремя содержания спорных участков, в том числе путем уплаты земельного налога. Даже если предположить, что фактическое владение истца утрачено, исковая давности должна исчисляться не с даты совершения действий, которые привели к таким последствиям, а с момента, когда собственник узнал (должен был узнать) об утрате владения ( статья 200 Гражданского кодекса). Суд пришли к выводу о том, что решение об изъятии спорных участков для муниципальных нужд ответчик принял спустя два года после завершения строительства дороги. В таких условиях для констатации факта возникновения убытков более чем за три года до обращения общества в суд с настоящим иском следовало установить дату начала фактической эксплуатации самовольной постройки в качестве объекта местного значения. Без установления этого обстоятельства (с учетом отсутствия решения об изъятии) сам по себе факт возведения самовольных построек не позволил бы истцу предъявить требования о взыскании ущерба. Истец объективно не смог бы обосновать перед судом возникновение убытков ссылкой на невозможность возврата ему спорных участков. Даже досудебное обращение к ответчику не позволило бы получить необходимые доказательства, так как отсутствовали документы оформления целей использования самовольной постройки. Применительно к требованиям о взыскании убытков течение исковой давности не может начаться ранее причинения вреда, то есть наступления негативных последствий в виде убытков. Содержащиеся в обжалуемых судебных актах выводы об истечении этого срока не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Суды пришли к выводу, что обществу стало известно о нарушенном праве 11.08.2011 (когда администрация уведомила общество о предстоящем изъятии спорных участков). Процедура изъятия должна была быть завершена по истечении года с момента государственной регистрации решения об изъятии в органах Росреестра (до 11.08.2012). С исковым заявлением общество обратилось в суд 06.11.2013. При этом суды не исследовали вопрос о том, было ли известно истцу о нарушении его права за три года до обращения за защитой в суд. Ссылаясь на истечение давностного срока, суды не применили к исковым требованиям статьи 10 и 203 Гражданского кодекса. С момента издания в 2011 году постановления об изъятии земельного участка, срок исковой давности прервался (начал течь заново). Администрация, заявив ходатайство об истечении срока исковой давности, уклоняется от приема земельных участков, а также несения бремени по их содержанию. Суды необоснованно отказали в удовлетворении требования о признании незаконным постановления администрации от 09.08.2013 N 5815, сославшись на положения статьи 49 Земельного кодекса. Издание указанного постановления расценивается как злоупотребление правом, такие действия направлены на причинение вреда истцу (отказ в завершении процедуры изъятия и компенсации убытков). Суд первой инстанции необоснованно признал требование истца об изъятии земельных участков ненадлежащим способом защиты, ссылаясь на то, что общество своевременно не приняло меры по защите своих прав. Суд сослался также на то, что требование общества об изъятии земельных участков в муниципальную собственность не основано на законе. Единственным последствием несвоевременной защиты прав является отказ в ее предоставлении в связи с истечением исковой давности. Иные последствия такого бездействия законодательство не устанавливает. Компенсация убытков не приведет к полному восстановлению прав истца, для этого необходима судебная констатация прекращения права частной собственности на спорные участки. Требование истца об изъятии земельных участков как требование собственника имущества об устранении нарушений его права прямо предусмотрено законом в качестве специального способа защиты прав, является единственно допустимым в сложившихся условиях способом защиты. Такое требование соответствует содержанию спорного правоотношения и нарушенного права, обеспечивает восстановление этого права и удовлетворение материально-правового интереса истца, а также направлено на создание определенности в возникших отношениях, что исключит дальнейшие споры между сторонами по поводу спорного имущества. Истец сформировал требования применительно к конкретным участкам, каждый из которых идентифицирован кадастровым номером и адресом, указанным в документах кадастрового учета (г. Краснодар, между ул. Ростовское шоссе и ул. Российская, 68). Дату застройки участков суды обосновали актом приемки законченного строительством объекта от 25.12.2009, актами приемки законченного капитальным ремонтом объекта от 16.10.2009 и разрешением на ввод в эксплуатацию N 674-в. Однако в этих документах отсутствуют сведения об участках, на которых велось строительство, а указанный в них адрес строительного объекта (ул. Московская) не соответствует адресу места расположения земельных участков. Иные доказательства в подтверждение вывода о том, что автодорога, указанная в актах приемки и разрешении N 647-в, возведена именно на спорных участках, суды не указали, в деле такие доказательства отсутствуют. Это свидетельствует о нарушении судами требований Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) об оценке доказательств. В судебных актах не отражена оценка иных доказательств, в которых, в отличие от представленных ответчиком документов, содержатся сведения, идентифицирующие спорные участки и размещенную на них автодорогу. Более того, фактически оценка этих доказательств не проводилась. Имеющиеся в деле, но не исследованные судами материалы доказывают, что автодороги на спорных участках не идентичны объекту, указанному в актах приемки и разрешении N 647-в, которые составлены в отношении объекта, участки под которым изъяты еще в 2007 году. Причем кадастровые номера этих участков (со спорными земельными участками) не совпадают. Различаются также наименования расположенных на них объектов. На спорных участках располагаются две пересекающиеся автодороги, одна из которых занимает семь (из тринадцати) спорных участков и находится в пределах ул. им. Петра Метальникова. Это явно не соответствует адресу единственной автодороги (ул. Московская), указанному в актах приемки и разрешении N 647-в. На оставшихся спорных участках располагается лишь шестая часть улицы Московской. Причем к этой части не относятся перекрестки, на которых, согласно актам приемки, возводился указанный в них объект. Возведение именно тех автодорог, которые расположены в границах спорных участков, началось не ранее 2011 года и не завершилось вплоть до рассмотрения данного спора. Перечень материалов, доказывающих каждое из этих обстоятельств, с указанием соответствующих листов настоящего дела приведен в приложении 1 к настоящей жалобе. Однако суды не исследовали эти доказательства и не устранили их противоречие с документами, представленными ответчиком, допустив, тем самым, существенное нарушение норм процессуального права. В обжалуемых судебных актах не отражена оценка доказательств, свидетельствующих о том, что строительство автодороги, наименование которой отражено в актах приемки, не завершилось в 2009 году, а началось только в последующие годы, что подтверждается представленными в дело документами о формировании земельных участков для строительства. Так, согласие на образование участков испрашивалось только в 2010 году, в декабре 2011 года подтверждалось, что работы по формированию земельных участков для предстоящего строительства объекта, наименование которого указано в актах приемки, еще ведутся и необходимый для этого раздел земельных участков не завершен. Подтверждают это и документы о проектировании, поскольку соответствующий муниципальный контракт заключен только 22.08.2011. Согласно обстоятельствам, установленным арбитражными судами при разрешении спора по делу N А32-8474/2013, проектирование линейного объекта продолжалось вплоть до 2013 года. В рамках дела N А32-22372/2011 суды также установили, что контролирующие органы выявляли нарушения при строительстве объекта, наименование которого указано в Актах приемки, в июле 2011 года. Более того, ответчик продолжал проводить запросы котировок на строительство объекта как минимум до 2013 года. При этом согласно справке МКУ "Единая служба заказчика", которую в дело предоставила администрация, строительство завершилось в 2010 году. Таким образом, акты приемки не являются письменными доказательствами, поскольку не позволяют установить их достоверность. Кроме того, ответчик представил в дело акты приемки и разрешение N 647-в в виде незаверенных светокопий, а суды не обозревали подлинники актов приемки законченного капитальным ремонтом объекта от 16.10.2009 и разрешения N 647-в. Как пояснил представитель администрации в суде апелляционной инстанции, оригиналы указанных документов не существуют в связи с истечением сроков их хранения (подтверждается аудиопротоколом судебного заседания от 13.02.2017). Даже если предположить относимость актов приемки и разрешения N 647-в к спорным участкам, они не могли бы использоваться как допустимые доказательства ( часть 3 статьи 64 Кодекса). В отсутствие разрешения на строительство, правоустанавливающих документов на спорные земельные участки и градостроительных планов они могли быть получены только с нарушением требований Градостроительного кодекса Российской Федерации. Признание же судами юридической силы этих документов применительно к спорным участкам фактически легализовало акты приемки и разрешение N 647-в в обход административного порядка их оформления, что противоречит задачам арбитражного судопроизводства по укреплению законности ( статья 2 Кодекса). Общество вынуждено было в суде апелляционной инстанции в третий раз ходатайствовать об истребовании у ответчика оригиналов документов касательно застройки спорных участков в связи с невозможностью их предоставления в суд первой инстанции по причинам, независящим от истца. Однако, несмотря на процессуальные нарушения, допущенные нижестоящим судом, суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении этого ходатайства, сославшись на то, что истец не заявил о фальсификации представленных ответчиком документов. В светокопии разрешения N 647-в не указана дата оформления этого документа. Поэтому выводы судов о вводе автодорог в эксплуатацию 25.12.2009, не имеет под собой надлежащих правовых оснований. По этой же причине является несостоятельной ссылка суда первой инстанции на то, что истец знал о планах муниципалитета по застройке спорных участков, так как в 2006 и 2007 годах, якобы, заключил с ним инвестиционные соглашения. Однако какие-либо соглашения между сторонами, датированные 2006 годом, в деле отсутствуют, а соглашение 2007 года признано незаключенным при рассмотрении другого спора между сторонами (дело N А32-4025/2016) в связи с несогласованностью предмета сделки, что исключает возможность соотнести его хотя бы с одним из спорных участков. Это свидетельствует о противоречии обжалуемого решения суда вступившему в законную силу судебному акту по спору между теми же лицами. Суд первой инстанции указал, что требования общества не подлежат удовлетворению в заявленном размере "ни при каких обстоятельствах, ввиду того, что они не основаны на представленных в дело доказательствах". Однако это противоречит фактическим обстоятельствам, так как истец обосновал размер убытков выводами судебной экспертизы от 16.12.2014. В качестве причины, по которой суд не рассматривает заключение этой экспертизы в качестве надлежащего доказательства, в обжалуемом решении указано лишь на то, что эксперт не принял во внимание факторы исследования, которые сформированы после допросов экспертов. Это также не соответствует действительности, так как суд сформировал эти факторы в определении от 22.10.2014, которым назначена первоначальная экспертиза, и в последующем их не изменял. В ходе повторной экспертизы эти факторы, напротив, не учитывались, что подтверждается письменными пояснениями истца от 07.10.2016, допросом эксперта, и стало причиной для назначения дополнительной экспертизы. Между тем в ходе повторной экспертизы допущена не только ошибочная интерпретация факторов экспертного исследования, но и иные неустранимые недостатки, которые истец подробно описал в названных письменных пояснениях. Однако суд первой инстанции в нарушение части 2 статьи 169 Кодекса не мотивировал выводы о достоверности результатов повторной экспертизы, а также в нарушение пункта 2 части 4 статьи 170 Кодекса не отразил в решении доводы общества об обратном. В судебных актах отсутствуют результаты оценки всех доводов истца, которые указаны в настоящей жалобе и заявлялись им как в суде первой, так и в суде апелляционной инстанций. Однако апелляционный суд эти недостатки не устранил, ограничившись общим утверждением о том, что доводы общества направлены на переоценку доказательств. Однако это не соответствует действительности, так как большинство нарушений, допущенных судами первой (как и апелляционной) инстанций касаются нарушения или неправильного применения норм именно материального права и с оценкой конкретных доказательств не связаны.

От иных участвующих в деле лиц отзывы на жалобу не поступили.

В судебном заседании представители общества поддержали доводы кассационной жалобы, которую просили удовлетворить.

Представитель администрации, представляющий также интересы департамента городских земель, возражал против удовлетворения кассационной жалобы, ссылался на соответствие судебных выводов нормам гражданского и земельного законодательства, а также представленным в дело доказательствам.

Иные участники спора, извещенные о времени и месте судебного заседания, явку представителей в окружной суд не обеспечили.

Изучив материалы дела и доводы жалобы, выслушав представителей общества, администрации и департамента городских земель, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа усматривает основания для отмены обжалуемых судебных актов и направления дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд Краснодарского края.

Как видно из материалов дела и установлено судебными инстанциями, общество является собственником 13 земельных участков, расположенных в г. Краснодаре между ул. Ростовское шоссе и Российская (т. 1, л.д. 23-54).

Постановлением администрации от 12.05.2011 N 3263 принято решение об изъятии данных земельных участков для муниципальных нужд - строительства автомобильной дороги.

Департамент городских земель 18.05.2011 направил обществу письмо N 13989.26 с уведомлением об изъятии земельных участков для муниципальных нужд.

Общество направило письмо от 07.06.2011 N 020/11 с предложением о проведении переговоров о порядке выкупа земельных участков.

Обществу 23.06.2011 сообщено о соблюдении процедуры изъятия, а 11.08.2011 - общество уведомлено об осуществлении государственной регистрации в ЕГРП обременения, связанной с предстоящим изъятием земельных участков.

Общество 17.11.2011 направило письмо, в котором просило орган местного самоуправления сообщить о периоде, в течение которого планируется заключить соглашения об изъятии принадлежащих ему земельных участков.

Общество письмом от 26.07.2013 N 30/13 запросило информацию о ходе работы по заключению соглашения о выкупе земельных участков.

КонсультантПлюс: примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: постановление администрации МО город Краснодар от 12.05.2011 "Об изъятии для муниципальных нужд земельных участков в Прикубанском внутригородском округе города Краснодара" имеет N 3263, а не N 3266.

Администрацией издано постановление от 06.08.2013 N 5815 об отмене постановления от 12.05.2011 N 3266. Структурным подразделениям администрации поручено принять меры к снятию в ЕГРП обременений, связанных с изъятием земельных участков, принадлежащих обществу.

Письмом от 13.08.2013 администрация информировала общество о невозможности заключения соглашения о выкупе земельных участков, что послужило основанием для обращения общества в арбитражный суд с рассматриваемыми требованиями.

В силу положений статьи 35 Конституции Российской Федерации право частной собственности охраняется законом (часть 1) . Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения (часть 3) .

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно (постановления от 24.02.2004 N 3-П и от 16.07.2008 N 9-П , определения от 03.07.2007 N 714-О-П и от 11.05.2012 N 758-О ) указывал следующее. В случаях принудительного изъятия имущества у собственника - независимо от оснований такого изъятия - должен осуществляться эффективный судебный контроль, который может быть либо предварительным, либо последующим и служит гарантией конституционного принципа неприкосновенности собственности.

Под государственными или муниципальными нуждами при этом понимаются потребности публично-правового образования, удовлетворение которых направлено на достижение интересов общества (общественно полезных целей), но является невозможным без изъятия имущества, принадлежащего частному субъекту.

В соответствии с пунктом 2 статьи 235 Гражданского кодекса принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, кроме случаев, когда основания отчуждения предусмотрены законом. Одним из таких оснований согласно подпункту 3 пункта 2 указанной правовой нормы является изъятие у собственника земельного участка для государственных или муниципальных нужд.

В силу пункта 2 статьи 279 Гражданского кодекса (в редакции, действовавшей в спорный период) решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд принимается федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органами местного самоуправления.

Согласно абзацу десятому подпункта 2 пункта 1 статьи 49 Земельного кодекса (в действовавшей в спорный период редакции) изъятие, в том числе путем выкупа, земельных участков для государственных или муниципальных нужд осуществляется в исключительных случаях, связанных в том числе с размещением автомобильных дорог федерального, регионального или межмуниципального, местного значения при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов.

Пунктом 1 статьи 281 Гражданского кодекса определено, что плата за земельный участок, изымаемый для государственных или муниципальных нужд (выкупная цена), сроки и другие условия выкупа определяются соглашением с собственником участка.

При определении выкупной цены в нее включаются рыночная стоимость земельного участка и находящегося на нем недвижимого имущества, а также все убытки, причиненные собственнику изъятием земельного участка, включая убытки, которые он несет в связи с досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенную выгоду ( пункт 2 статьи 281 Гражданского кодекса).

В пунктах 27 и 28 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 11 "О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства" содержатся следующие разъяснения. Принудительное отчуждение земельного участка может осуществляться в соответствии с решением федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления. В случае несогласия собственника с таким решением или недостижения соглашения с ним о выкупной цене перечисленные органы могут предъявить в арбитражный суд иск о выкупе земельного участка не ранее чем по истечении одного года с момента получения собственником земельного участка письменного уведомления о принятии решения об изъятии и не позднее двух лет с момента направления такого уведомления. Если иск о выкупе земельного участка предъявлен до истечения одного года с момента получения собственником земельного участка уведомления о принятии решения об изъятии либо позднее двух лет с момента его направления собственнику, исковое требование указанных органов не подлежит удовлетворению. Принудительное отчуждение земельного участка для государственных или муниципальных нужд допускается при условии предварительного и равноценного возмещения его стоимости на основании решения суда. Под равноценным возмещением понимается выкупная цена земельного участка, в которую включаются рыночная стоимость изымаемого участка и находящегося на нем недвижимого имущества, а также все убытки, причиненные собственнику изъятием земельного участка, включая убытки, которые он понесет в связи с досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенную выгоду. Если собственник не согласен со стоимостью объекта, установленной в решении уполномоченного органа об изъятии земельного участка, или когда выкупная цена в нем не указана и сторонами после принятия решения об изъятии не достигнуто соглашение о выкупной цене, арбитражный суд определяет стоимость объекта, исходя из его рыночной стоимости на момент рассмотрения спора. Рыночная стоимость земельного участка согласно статье 66 Земельного кодекса устанавливается в соответствии с Федеральным законом от 29.07.1998 N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации".

Отказывая обществу в удовлетворении требований, судебные инстанции исходили из того, что фактическое изъятие спорных земельных участков состоялось не позднее 25.12.2009, когда было завершено строительство линейного объекта (магистральной городской автомобильной дороги). С требованиями об изъятии в пользу муниципального образования земельных участков и взыскании их рыночной стоимости общество обратилось в арбитражный суд в ноябре 2013 года, то есть по истечении давностного срока, установленного статьей 196 Гражданского кодекса, о пропуске которого администрация заявила в суде первой инстанции (т. 13, л.д. 227). Данное обстоятельство является основанием для отказа в удовлетворении соответствующих требований ( пункт 2 статьи 199 Гражданского кодекса). На момент издания администрацией постановления от 12.05.2011 N 3263 "Об изъятии для муниципальных нужд земельных участков в Прикубанском внутригородском округе Краснодара", линейный объект был фактически построен. Поэтому данное постановление правомерно отменено органом местного самоуправления в порядке самоконтроля.

Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном этим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела ( часть 1 статьи 64 Кодекса).

В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, консультации специалистов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы ( часть 2 статьи 64 Кодекса).

Все доказательства должны отвечать установленным законом признакам относимости и допустимости ( статьи 67 и 68 Кодекса).

Письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, договоры, акты, справки, деловая корреспонденция, иные документы, выполненные в форме цифровой, графической записи или иным способом, позволяющим установить достоверность документа ( часть 1 статьи 75 Кодекса).

По правилам статьи 71 Кодекса арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа полагает, что при вынесении обжалуемых судебных актов судами первой и апелляционной инстанции нарушены правила оценки доказательств, установленные статьей 71 Кодекса, что повлекло за собой необоснованный вывод об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требований, заявленных обществом.

В подтверждение вывода о том, что строительство линейного объекта (автомобильной дороги) завершено не позднее 25.12.2009, судебные инстанции сослались на представленные администрацией в дело ксерокопии актов приемки законченного капитальным ремонтом объекта от 16.10.2009, акта приемки законченного строительством объекта приемочной комиссией от 25.12.2009 и разрешения на ввод объекта в эксплуатацию N 674-в (т. 6, л.д. 3-15).

Однако из содержания документов, на которые сослались суды, с достоверностью не следует, что спорные земельные участки (расположены по адресу: г. Краснодар, между ул. Ростовское шоссе и ул. Российская, 68) были фактически изъяты для муниципальных нужд именно в связи с завершением 25.12.2009 строительства объекта (автомобильной дороги), поименованного в представленных администрацией копиях документов. Комиссионным заключением экспертов ГУП Краснодарского края "Краевая техническая инвентаризация - краевое БТИ" от 25.07.2014, подтверждено лишь то, что на дату проведения экспертного осмотра (30.06.2014) спорные земельные участки находились в пределах границ автомобильной дороги (т. 7, л.д. 59-100).

Возражая против заявления администрации об истечении давностного срока (в связи с завершением строительства линейного объекта в декабре 2009 года), общество представило суду первой инстанции письменные пояснения, а также доказательства, подтверждающие, по мнению истца, их необоснованность, и свидетельствующие о том, что строительство автомобильной дороги продолжалось в 2010-2012 годах. Однако приведенные обществом доводы об освоении спорных земельных участков для целей размещения автомобильной дороги уже после декабря 2009 года судами первой и апелляционной инстанций при разрешении спора не проверялись, представленные им в обоснование своей правовой позиции документы не оценивались (т. 13, л.д. 177-220).

В связи с доводами администрации о том, что строительство автомобильной дороги завершено не позднее 25.12.2009, общество заявляло в суде первой инстанции ходатайство (т. 4, л.д. 33-38) об истребовании у управления дорожно-мостового хозяйства администрации города Краснодар муниципальных контрактов (с актами приемки-передачи) на выполнение работ по строительству автодороги (1-я и 2-я очередь). Истец просил также суд истребовать аналогичные документы у МКУ "Служба заказчика" и ОАО "КДБ" (в отношении 3-й очереди строительства автодороги). Однако указанные документы (муниципальные контракты, акты приема-передачи выполненных работ) в материалах дела отсутствуют, письменные пояснения об обстоятельствах выполнения (завершения) подрядных работ от юридических лиц, принимавших непосредственное участие в строительстве автомобильной дороги, судом не получены.

При этом в деле имеются документы, исходящие от уполномоченных органов местного самоуправления, и свидетельствующие о том, что оформление документации, связанной со строительством автомобильной дороги и ливневого коллектора (применительно именно к 13 земельным участкам, принадлежащим обществу) продолжалось и после 2009 года (в 2011 году). Из содержания представленных органами местного самоуправления документов, в частности, следует, что строительство части 3-го этапа автомобильной дороги производилось на основании разрешения, выданного после получения положительного заключения государственной экспертизы от 30.04.2013 N 23-1-5-0312-13. Строительство этой части 3-го этапа автомобильной дороги осуществлялось на 4 (из 13) земельных участков, принадлежащих истцу (т. 5, л.д. 99-157).

С учетом изложенного, обстоятельства завершения строительства автомобильной дороги (факт изъятия спорных земельных участков) по состоянию на 01.01.2010 не могут быть признаны достоверно установленными, а вывод судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных обществом требований - обоснованным.

Отказывая обществу в удовлетворении требований, судебные инстанции сослались также на то, что истец не предпринял своевременных мер по защите нарушенных прав. Так, 11.08.2011 общество уведомлялось об осуществлении в ЕГРП государственной регистрации обременения, связанного с предстоящим изъятием земельных участков. Следовательно, процедуру изъятия необходимо было завершить в течение года с момента государственной регистрации решения администрации об изъятии (до 11.08.2012). С учетом этого, общество не могло не знать о порядке и сроках проведения процедуры изъятия, предусмотренных гражданским и земельным законодательством.

Однако судебные инстанции не учли, что правом на обращение в арбитражный суд с исковым заявлением о выкупе земельных участков для государственных и муниципальных нужд обладают уполномоченные федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской и местного самоуправления. Такой иск мог быть предъявлен уполномоченным органом не ранее одного года с момента получения собственником земельного участка уведомления о принятии решения об изъятии и не позднее двух лет с момента его направления собственнику. При этом действовавшее в спорный период законодательство не предусматривало возможность понуждения уполномоченного органа (после принятия им решения об изъятии) к совершению действий по изъятию недвижимого имущества для государственных (муниципальных) нужд и выплате равноценного возмещения по требованию собственника земельного участка.

В то же время судам следовало учесть, что возведенный на неотведенных для этих целей (не изъятых у общества в установленном порядке) земельных участках линейный объект (автомобильная дорога) является самовольной постройкой ( статья 222 Гражданского кодекса). Строительство такого объекта нарушает не только установленный порядок пользования земельными участками, но и права (законные интересы) хозяйства, как собственника земельных участков.

В силу пункта 3 части 1 статьи 287 Кодекса по результатам рассмотрения жалобы суд кассационной инстанции вправе отменить решение и апелляционное постановление и направить дело на новое рассмотрение, если выводы, содержащиеся в обжалуемых актах, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам.

Основаниями для отмены решения, апелляционного постановления являются несоответствие выводов, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права ( часть 1 статьи 288 Кодекса).

Обжалуемые истцом судебные акты не могут быть признаны окружным судом законными, принятыми на основе всестороннего, полного и объективного исследования материалов дела. Поскольку в силу требований части 2 статьи 287 Кодекса суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по установлению дополнительных обстоятельств и исследованию доказательств, дело следует направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Суду при новом рассмотрении необходимо учесть изложенное в настоящем постановлении, установить все существенные для правильного разрешения спора обстоятельства, а также дать надлежащую правовую оценку доводам (возражениям) лиц, участвующих в деле, и представленным ими доказательствам. Следует также проверить (дать оценку) доводам общества о том, что в период после принятия администрацией в 2011 году постановления об изъятии спорных участков, срок исковой давности не мог течь даже при доказанности обстоятельств фактического изъятия спорных участков до 01.01.2010 ( статья 203 Гражданского кодекса). Действия администрации по изданию постановления об отмене постановления об изъятии должны расцениваться как злоупотребление правом, поскольку они направлены исключительно на причинение вреда истцу ( статья 10 Гражданского кодекса). Требование об изъятии земельных участков является единственно возможным (и допустимым) в сложившихся условиях способом защиты, обеспечивающим восстановление нарушенного права собственника имущества.

Оснований для направления дела на новое рассмотрение в ином составе судей, о чем общество просит в кассационной жалобе ( пункт 3 части 1 статьи 287 Кодекса), суд округа не усматривает.

Согласно абзацу второму части 3 статьи 289 Кодекса при отмене судебного акта с передачей дела на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается судом, вновь рассматривающим дело. В этой связи следует учесть, что общество уплатило в доход федерального бюджета при подаче кассационной жалобы государственную пошлину в размере 3 тыс. рублей (платежное поручение от 11.04.2017 N 58).

Руководствуясь статьями 274 , 284 , 286 , 287 , 288 и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 14.11.2016 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.02.2017 по делу N А32-37162/2013 отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Краснодарского края.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

В.Е.ЕПИФАНОВ

 

Судьи

Я.Е.ВОЛКОВ

Н.С.МАЗУРОВА

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.