Судебная практика к статье 265 Гражданский кодекс РФ. О признании недействительным решения налогового органа.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть первая » Раздел II. Право собственности и другие вещные права » Глава 17. Право собственности и другие вещные права на землю » Статья 265. Основания приобретения права пожизненного наследуемого владения земельным участком » Дело NФ06-14445/2016 по делу N А57-22058/2015. О признании недействительным решения налогового органа.

Дело NФ06-14445/2016 по делу N А57-22058/2015. О признании недействительным решения налогового органа.

 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 ноября 2016 г. N Ф06-14445/2016

История рассмотрения дела

 

Дело N А57-22058/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 08 ноября 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 15 ноября 2016 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Логинова О.В.,

судей Ольховикова А.Н., Хабибуллина Л.Ф.,

при участии представителей:

заявителя - Завьяловой А.А., доверенность от 15.02.2016, Краснослободцева В.Н., доверенность от 15.02.2016, Сергеева А.В., доверенность от 15.02.2016,

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Саратовской области - Ромазанова Р.С., доверенность от 17.02.2016, Кузьменко А.С., доверенность от 29.04.2016, Харитонова В.Н., доверенность от 09.11.2015, Требунского Е.А., доверенность от 01.07.2016,

Управления Федеральной налоговой службы по Саратовской области - Требунского Е.А., доверенность от 01.07.2016, Конюховой Н.В., доверенность от 18.04.2016,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества коммерческий межотраслевой банк стабилизации и развития "Экспресс-Волга"

на постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.08.2016 (председательствующий судья Цуцкова М.Г., судьи Комнатная Ю.А., Смирников А.В.)

по делу N А57-22058/2015

по заявлению акционерного общества коммерческий межотраслевой банк стабилизации и развития "Экспресс-Волга", г. Саратов (ИНН 6454027396, ОГРН 1026400001836), заинтересованные лица: Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Саратовской области, г. Саратов (ОГРН 1046405041891, ИНН 6450604892), Управление Федеральной налоговой службы по Саратовской области, г. Саратов (ИНН 6454071860, ОГРН 1046415400338),

 

установил:

 

в Арбитражный суд Саратовской области обратилось акционерное общество коммерческий межотраслевой банк стабилизации и развития "Экспресс-Волга" (далее - общество, АО АКБ "Экспресс-Волга", заявитель) с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), о признании незаконным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Саратовской области (далее - инспекция, налоговый орган, Межрайонная ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Саратовской области) от 01.06.2015 N 09/07 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части пункта 1.4 в сумме недоимки по налогу на прибыль в размере 78 225 417 руб., в том числе за 2011 год - 21 898 256 руб., за 2012 год - 56 327 161 руб. и соответствующих сумм пени и штрафов, начисленных на суммы недоимки; пункта 1.6 в сумме недоимки по налогу на прибыль в размере 897 551 руб. и соответствующих сумм пени и штрафов, начисленных на сумму недоимки, всего в сумме недоимки по налогу на прибыль в размере 79 122 968 руб. и соответствующих сумм пеней и штрафов, начисленных на сумму недоимки.

В порядке статьи 49 АПК РФ заявитель просил принять отказ от требований в части оспаривания: пункта 1.1. решения инспекции в части возложения обязанности по уплате недоимки по налогу на прибыль за 2011 год в связи с ремонтом арендуемого помещения (г. Энгельс, Зеленый переулок, д. 11) в сумме 19 566 руб. и излишней уплаты налога на прибыль организаций за 2012 год в сумме 4515 руб. (стр. 7 решения инспекции); пункта 1.2. решения инспекции в части возложения обязанности по уплате недоимки по налогу на прибыль за 2011 год в сумме 8299 руб. по расходам, связанными с организацией конференции на территории Турции (стр. 9 решения инспекции); пункта 1.3. решения инспекции в части возложения обязанности по уплате недоимки по налогу на прибыль за 2011 год в сумме 10 363 руб. в связи с расходами, связанными с пребыванием Хитинной Н.В. на выездном совещании в Турции (стр. 9 - 13 решения инспекции); пункта 1.4. решения инспекции в части возложения обязанности по уплате недоимки по налогу на прибыль в сумме 214 016 руб. в связи с признанием судом кредитного договора банка с Щесневской Т.В. от 26.02.2006 N 48-ПЗ незаключенным (стр. 48, 112 решения инспекции); пункта 1.4. решения инспекции в части возложения обязанности по уплате недоимки по налогу на прибыль в сумме 32 312 руб. в связи с установленным решением суда фактом отсутствия задолженности по кредитному договору банка с Кучерявым М.И. от 20.04.2007 N 1390-ВФ (стр. 73, 107 решения инспекции); пункта 2.1. решения инспекции в части возложения обязанности по уплате налога на добавленную стоимость (далее - НДС) 732 руб. (стр. 138 - 139 решения инспекции).

Решением Арбитражного суда Саратовской области от 18.04.2016 принят отказ от части требований.

Производство в части признания недействительным пункта 1.1. решения инспекции от 01.06.2015 N 09/07 в части возложения обязанности по уплате недоимки по налогу на прибыль за 2011 год в связи с ремонтом арендуемого помещения (г. Энгельс, Зеленый переулок, д. 11) в сумме 19 566 руб. и излишней уплаты налога на прибыль организаций за 2012 год в сумме 4515 руб., пункта 1.2. решения в части возложения обязанности по уплате недоимки по налогу на прибыль за 2011 год в сумме 8299 руб. по расходам, связанными с организацией конференции на территории Турции, пункта 1.3. решения в части возложения обязанности по уплате недоимки по налогу на прибыль за 2011 год в сумме 10 363 руб. в связи с расходами, связанными с пребыванием Хитинной Н.В. на выездном совещании в Турции, пункта 1.4. решения в части возложения обязанности по уплате недоимки по налогу на прибыль в сумме 214 016 руб. в связи с признанием судом кредитного договора от 26.02.2006 N 48-ПЗ незаключенным, пункта 1.4. решения в части возложения обязанности по уплате недоимки по налогу на прибыль в сумме 32 312 руб. в связи с установленным решением суда факта отсутствия задолженности по кредитному договору банка с Кучерявым М.И. от 20.04.2007 N 1390-ВФ, пункта 2.1. решения в части возложения обязанности по уплате НДС в сумме 732 руб. - прекращено.

Признано недействительным решение Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Саратовской области от 01.06.2015 N 09/07 в части: пункта 1.4 в сумме недоимки по налогу на прибыль в размере 78 225 417 руб., в т.ч. за 2011 год - 21 898 256 руб., за 2012 год - 56 327 161 руб., соответствующих им сумм пени и штрафов; пункта 1.6 в сумме недоимки по налогу на прибыль в размере 897 551 руб., соответствующих им сумм пени и штрафов.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.08.2016 решение Арбитражного суда Саратовской области от 18.04.2016 в части признания недействительным решения Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Саратовской области от 01.06.2015 N 09/07 в части: пункта 1.4 по доначислению недоимки по налогу на прибыль организаций в сумме 38 317 176 руб., в том числе за 2011 год - 11 153 541 руб., за 2012 год - 27 163 635 руб., соответствующих сумм пени и штрафов отменено.

В удовлетворении требований АО АКБ "Экспресс-Волга" о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Саратовской области от 01.06.2015 N 09/07 в части: пункта 1.4 по доначислению недоимки по налогу на прибыль организаций в сумме 38 317 176 руб., в том числе за 2011 год - 11 153 541 руб., за 2012 год - 27 163 635 руб., соответствующих сумм пени и штрафов - отказано.

В остальной обжалованной части решение Арбитражного суда Саратовской области от 18.04.2016 оставлено без изменения.

Общество, не согласившись с постановлением суда апелляционной инстанции, обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить вышеуказанный судебный акт в части отмены решения Арбитражного суда Саратовской области от 18.04.2016 о признании недействительным пункта 1.4 по доначислению недоимки по налогу на прибыль организаций в сумме 38 317 176 руб., в том числе за 2011 год - 11 153 541 руб., за 2012 год - 27 163 635 руб., соответствующих сумм пени и штрафов, решение суда первой инстанции оставить без изменения.

Представители общества в судебном заседании поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представители инспекции и Управления Федеральной налоговой службы по Саратовской области (далее - Управление) в судебном заседании отклонили кассационную жалобу по основаниям, изложенным в отзывах.

Поскольку заявителем кассационной жалобы принятое по делу постановление обжалуется только в части, то суд кассационной инстанции рассматривает дело в пределах доводов кассационной жалобы ( часть 1 статьи 286 АПК РФ).

Кассационная инстанция, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзывов на нее, заслушав явившихся в судебное заседание представителей общества, инспекции и Управления, проверив в соответствии со статьей 286 АПК РФ законность обжалуемого судебного акта, считает, что постановление суда апелляционной инстанции следует отменить в обжалуемой части, а решение суда первой инстанции в указанной части оставить в силе.

Как следует из материалов дела и установлено судами, Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Саратовской области проведена выездная налоговая проверка АО АКБ "Экспресс-Волга", по результатам рассмотрения которой инспекцией вынесено решение от 01.06.2015 N 09/07 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения АО АКБ "ЭКСПРЕСС-ВОЛГА".

Решением Управления от 10.09.2015 решение налогового органа отменено в части начисления налоговых санкций, предусмотренных пунктом 1 статьи 122 НК РФ, путем применения смягчающих ответственность обстоятельств ( пункт 3 статьи 114 НК РФ), по налогу на прибыль организаций в сумме 7 940 300,50 руб., в остальной части решение оставлено без изменения.

Не согласившись с вынесенным решением в части, АО АКБ "ЭКСПРЕСС-ВОЛГА" обратилось с соответствующим заявлением в арбитражный суд.

Пунктом 1.4. решения N 09/07 инспекцией установлено, что в нарушение статьи 252 , подпункта 7 пункта 2 статьи 265 , статьи 279 НК РФ ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" неправомерно завышены внереализационные расходы за 2011 - 2012 гг. на сумму 392 358 724,15 руб. (налог 78 471 745 руб.), в результате того, что учло убыток от уступки права требования с компанией "Вресаспин Холдингс Лимитед" (VRESASPIN HOLDINGS Limited), с ООО "КредитКонсалт" и с ООО "Морган энд Стаут" по 1656 кредитным договорам с физическими лицами, в которых отсутствуют условия о передаче прав требования третьим лицам без согласия заемщиков, и в отсутствии соответствующего двухстороннего соглашения.

Суд первой инстанции, удовлетворяя требования налогоплательщика в указанной части, пришел к выводу, что спорные правоотношения по передаче прав требования третьим лицам по кредитным договорам возникли на стадии исполнительного производства (95% от всех договоров), по которым имелись вступившие в законную силу судебные акты судов общей юрисдикции о расторжении указанных договоров и взыскании долга, в связи с этим применяются нормы Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", которые не предусматривают ограничение прав взыскателя заключить договор уступки права требования с любым третьим лицом.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции в указанной части, исходил из того, что расторжение в судебном порядке кредитных договоров с физическими лицами, не отменяет и не изменяет их условие о возврате кредита. Следовательно, сохраняется обязанность банка по согласованию с заемщиком условий об уступке прав требования по обязательствам физических лиц третьим лицам, не имеющим банковской лицензии. При отсутствии указанного согласования в силу положений Закона РФ "О защите прав потребителей" банк не имеет права уступить обязательства по кредитному договору третьим лицам, не имеющим банковской лицензии.

Между тем, данный вывод суда апелляционной инстанции является ошибочным по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, банком заключены договоры цессии с не имеющими лицензию на право осуществления банковской деятельности организациями ООО "КредитКонсалт" (от 25.02.2011 N 3, от 25.02.2011 N 4, от 25.02.2011 N 5, от 25.02.2011 N 6, от 03.03.2011 N 7 и от 03.03.2011 N 8), компанией "Вресаспин Холдингс Лимитед" (от 20.01.2012 N 3, от 20.01.2012 N 4, от 27.01.2012 N 5, от 27.01.2012 N 6 и от 27.01.2012 N 7) и ООО "Морган энд Стаут" (от 31.07.2012 N 18), по которым были уступлены обязательства физических лиц в общем количестве по 1823 кредитным договорам.

В ходе проверки налоговый орган пришел к выводу о том, что все договоры по реализации прав требований с ООО "КредитКонсалт", ООО "Вресаспин Холдингс Лимитед" и ООО "Морган энд Стаут" являются ничтожными сделками, так как кредитные договоры с физическими лицами, права требования по которым являются предметами вышеуказанных договоров с ООО "КредитКонсалт", с компанией "Вресаспин Холдингс Лимитед" и с ООО "Морган энд Стаут" не содержат условий, которые были бы согласованы сторонами при их заключении о передаче прав требования третьим лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности.

Кроме того, налоговым органом установлено, что часть кредитов, права требования по которым были уступлены ООО "КредитКонсалт", компании "Вресаспин Холдингс Лимитед" и ООО "Морган энд Стаут", были обеспечены залогом.

По мнению инспекции, ЗАО АКБ "Экспресс-Волга" в нарушение статьи 34 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" по кредитным договорам (которые в последующем были предметом уступки права требования долга), которые были обеспечены залогом, не представило документов, свидетельствующих о том, что банк производил истребование залогового имущества, а также принял все предусмотренные законодательством меры для взыскания задолженности (включая проценты) с клиентов-должников.

Таким образом, налоговый орган пришел к выводу о том, что в 2011 году обществом неправомерно завышены внереализационные расходы в результате того, что общество учло убыток от уступки права требования: по ничтожным договорам, не влекущим юридическим последствий, с компанией "Вресаспин Холдингс Лимитед" (VRESASPIN HOLDINGS Limited), с ООО "КредитКонсалт" и с ООО "Морган энд Стаут", не приняв меры к получению задолженности, образовавшейся в результате неисполнения кредитных договоров, не обратив взыскание на предметы залога.

В силу подпункта 7 пункта 2 статьи 265 НК РФ к внереализационным расходам приравниваются убытки по сделке уступки права требования в порядке, установленном статьей 279 НК РФ.

Согласно пункту 2 статьи 279 НК РФ при уступке налогоплательщиком - продавцом товара (работ, услуг), осуществляющим исчисление доходов (расходов) по методу начисления, права требования долга третьему лицу после наступления предусмотренного договором о реализации товаров (работ, услуг) срока платежа отрицательная разница между доходом от реализации права требования долга и стоимостью реализованного товара (работ, услуг) признается убытком по сделке уступки права требования, который включается в состав внереализационных расходов налогоплательщика.

При этом налоговое законодательство предусматривает право налогоплательщика учитывать в составе расходов убытки, полученные им по сделке уступки права требования, и при этом также определяет порядок их включения, при соблюдении общих требований к расходам, предъявляемых статьей 252 НК РФ.

На основании пункта 1 статьи 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 данного Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

В силу статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Согласно статье 382 ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором, при этом в законодательстве Российской Федерации отсутствует норма, которая бы устанавливала необходимость получения согласия заемщика-гражданина на уступку кредитной организации требований, вытекающих из кредитного договора. При уступке требования по возврату кредита (в том числе и тогда, когда цессионарий не обладает статусом кредитной организации) условия кредитного договора, заключенного с гражданином, не изменяются, его положение при этом не ухудшается ( статьи 384 и 386 ГК РФ), гарантии, предоставленные гражданину-заемщику законодательством о защите прав потребителей, сохраняются.

Законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить права по кредитному договору другому лицу, в том числе и не имеющему лицензии на занятие банковской деятельностью.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 51 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

С учетом позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 (пункт 51) толкование инспекцией вышеуказанного законодательства о том, что именно при заключении договоров кредитования следует согласовывать условие передачи права требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, является верным, соответствующим Федеральному закону от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей".

Однако, как верно указал суд первой инстанции, в данном случае инспекцией не учтено, что в рассматриваемой ситуации спорные правоотношения по передаче прав требования третьим лицам по кредитным договорам возникли на стадии исполнительного производства (95% от всех договоров), когда имелись вступившие в законную силу судебные акты о взыскании долга в судебном порядке, исполнение которых производилось в соответствии с положениями ГПК РФ и Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", нормы которых не предусматривают ограничение прав взыскателя заключить договор уступки права требования с любым третьим лицом.

Следовательно, после вступления судебного акта о взыскании задолженности по кредитному договору в законную силу и возбуждения исполнительного производства, отношения между должником и кредитором регулируются Федеральным законом от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" и ГПК РФ, а не законодательством о защите прав потребителей.

При взыскании задолженности на стадии исполнительного производства личность кредитора не может иметь существенного значения для должника, поскольку взыскание осуществляется компетентным государственным органом - Федеральной службой судебных приставов РФ, что исключает возможность оказания должнику на стадии исполнительного производства каких-либо банковских услуг, подлежащих лицензированию.

При этом сама уступка прав требований не относится к числу банковских операций в силу статьи 5 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности".

Аналогичные выводы отражены в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 53-КГ15-17 , от 21.04.2015 N 11-КГ15-8 , от 20.01.2015 N 50-КГ14-7 и др.

При этом, ссылки суда апелляционной инстанции на судебную практику ( Определение Верховного Суда Российской Федерации от 15.03.2016 N 14-КГ15-27; Определение Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 53-КГ15-17; Определение Верховного Суда Российской Федерации от 21.04.2015 N 36-КГ15-4; Определение Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2015 N 11-КГ15-6) опровергают его же выводы.

При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности договоров уступки прав, заключенного между заявителем и компанией "Вресаспин Холдингс Лимитед" (VRESASPIN HOLDINGS Limited), ООО "КредитКонсалт" и ООО "Морган энд Стаут" является ошибочным.

Ссылаясь на отсутствие документов, подтверждающих замену стороны исполнительного производства (кредитора) в качестве основания для признания договоров цессии недействительными, суд апелляционной инстанции не учел, что независимо от того, произведена ли замена в процессуальном правоотношении или нет, момент возбуждения исполнительного производства по судебным актам - влечет регулирование спорных правоотношений Федеральным законом "Об исполнительном производстве", при этом, Закон о защите прав потребителей на указанную стадию (исполнительного производства) не распространяется и личность кредитора не может иметь существенного значения для должника, на что указано судом первой инстанции.

Кроме того, судом первой инстанции установлено, что заявителем в рамках судебного взыскания заемных обязательств были заявлены требования и о расторжении кредитных договоров с физическими лицами, которые были удовлетворены судами, что следует из резолютивных частей судебных актов судов общей юрисдикции, представленных в материалы дела.

Довод инспекции том, что при расторжении договора в судебном порядке обязательства считаются прекращенными с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора, правомерно отклонен судом первой инстанции, поскольку инспекцией не учтено, что в соответствии с пунктом 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.06.2014 N 35 "О последствиях расторжения договора", если предметом расторгнутого договора является обязанность одной стороны передать имущество в собственность другой стороне договора, принявшей на себя обязанность по возвращению имущества такого же рода и качества (например, заем, в том числе кредит; хранение товара с обезличением), то к отношениям сторон подлежат применению положения договора о порядке исполнения обязательства по возврату имущества, а также нормы закона, регулирующие исполнение соответствующего обязательства. Все условия расторгнутого договора о процентах, неустойке, а также все обязательства, обеспечивающие исполнение обязанности по возврату имущества, сохраняются до полного исполнения этой обязанности.

Суд кассационной инстанции соглашается с доводами заявителя о том, что выводы суда апелляционной инстанции об отсутствии у банка обязательств по 9 кредитным договорам с физическими лицами, в связи со смертью должников на момент заключения договоров цессии, является дополнительным доказательством и налоговый орган вправе представлять дополнительные (новые) доказательства, подтверждающие законность и обоснованность принятого решения, являются ошибочными, поскольку в данном случае речь идет не о предоставлении новых доказательств, а об установлении обстоятельств, которые не отражены и не установлены в рамках проверки, в связи с чем не могли являться основанием для вынесения оспариваемого решения.

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что в момент уступки требований по кредитным договорам, исполнительное производство прекращено, как установлено судом первой инстанции, опровергается материалами дела.

Также отклоняется вывод суда апелляционной инстанции о том, что обществом были приняты все меры по обращению взыскания на заложенное имущество должников по кредитным договорам.

Как установлено судом первой инстанции, уступленные долги по кредитным договорам были обеспечены залогом в виде объектов движимого и недвижимого имущества.

В силу статьи 329 ГК РФ залог является одним из способов обеспечения исполнения обязательств.

В соответствии с пунктом 1 статьи 334 ГК РФ кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом. В случаях и порядке, которые установлены законами, удовлетворение требования кредитора по обеспеченному залогом обязательству (залогодержателя) может осуществляться путем передачи предмета залога в собственность залогодержателя.

Из положений статьи 34 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" следует, что кредитная организация обязана предпринять все предусмотренные законодательством меры для взыскания задолженности (включая проценты) с клиента-должника, которые будут свидетельствовать о невозможности дальнейших действий по возвращению просроченных займов.

Таким образом, если банк до момента заключения договора цессии не принял меры к получению задолженности, образовавшейся в результате неисполнения кредитного договора, и не обратил взыскание на предмет залога или имущество поручителей, то убытки, возникшие вследствие уступки права требования, являются экономически необоснованными и, как следствие, образовавшийся убыток от сделки не может быть включен во внереализационные расходы в соответствии с пунктом 2 статьи 279 НК РФ.

Как установлено судом первой инстанции, банком принимались меры по обращению взыскания на заложенное имущество должников: общество обращалось в судебные органы с требованиями о возврате просроченной задолженности, о чем свидетельствуют судебные решения и исполнительные листы, общая информация о названных обстоятельств изложена в информационных листах, заполняемых в отношении каждого из должников, обязательства по которым были переуступлены по оспариваемым договорам цессии сотрудниками службы взыскания долгов банка.

Судом первой инстанции также установлено и не опровергнуто судом апелляционной инстанции, что в последующем, исполнительные документы направлялись в территориальные органы Федеральной службы судебных приставов для возбуждения исполнительного производства, что отражено также в оспариваемом решении.

На момент заключения договоров цессии задолженность по кредитным договорам Службой судебных приставов взыскана не была, более того, по некоторым исполнительным производствам в отношении должников - физических лиц обществом были получены постановления об окончании исполнительного производства в связи с невозможностью установления местонахождения должника и его имущества, в частности, постановление от 30.12.2009 судебного пристава-исполнителя по Нехаевскому району Управления ФССП РФ по Волгоградской области и др.

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о неприменении банком всех мер по обращению взыскания на заложенное имущество не подтвержден материалами дела.

Доводы инспекции о значительном убытке от реализации прав требований и отсутствии экономической обоснованности договоров цессии правомерно не приняты судом первой инстанции ввиду следующего.

В оспариваемом решении инспекции указывается на значительность убытков, заявленных обществом по сделкам с цессионариями (99% - 99,5% от номинального размера задолженности физических лиц по кредитным договорам).

Как установлено судом первой инстанции, общество осуществляло выбор приобретателей реализуемых прав, условий реализации (включая стоимость) - по итогам проведенных тендеров, что подтверждается тендерной документацией, представленной в ходе проведения налоговой проверки, и выбрала наиболее выгодные предложения ООО "Морган энд Стаут", "Вресаспин Холдинге Лимитед" (Кипр) и ООО "КредитКонсалт".

Обществом также осуществлялись действия по сбору информации о средней стоимости реализации прав требования по просроченной задолженности физических лиц в иных банковских организациях: были направлены запросы в ПАО "СОВКОМБАНК", ОАО КБ "Региональный кредит", АО "Тинькофф Банк", а также организации, специализирующиеся на взыскании проблемной задолженности ООО "М.Б.А. Финансы", ЗАО "Финансовое агентство по сбору платежей". При этом, согласно полученному от ПАО "СОВКОМБАНК" ответу, средний размер вознаграждения от реализации соответствующих прав требования у данного кредитного учреждения варьировался от 0,24% до 2,65% от номинального размера задолженности. Согласно ответу, полученному от ЗАО "Финансовое агентство но сбору платежей", стоимость покупки кредитных портфелей физических лиц у кредитных организаций в 2011 - 2015 гг. находилась в диапазоне от 0,5% до 3% от переуступаемой суммы требования, а согласно ответу, полученному от ООО "М.Б.А. Финансы", в диапазоне от 0,5% до 5%, что соответствует стоимости, по которой общество реализовало права требования по кредитным договорам цессионариям (от 0,5% до 3%).

В рамках проверки инспекцией были получены данные о размере задолженности, взысканной цессионариями с физических лиц после уступки прав требования по Договорам Цессии. При этом Цессионарий ООО "Морган энд Стаут" взыскал с должников - физических лиц всего 3180,36 руб. задолженности, в то время как банк получил по договору цессии за соответствующие права требования 9152,71 руб.; цессионарий "Вресаспин Холдинге Лимитед" (Кипр) взыскал 4 979 926,73 руб., при этом банк получил по договору цессии за соответствующие права требования 4 901 831,78 руб.; цессионарий ООО "КредитКонсалт" взыскал 2 038 537,57 руб. при покупке соответствующих прав требования за 651 777,97 руб.

Судом первой инстанции правомерно учтено, что экономический эффект от реализации права требования состоит не только в количественном выражении денежных средств, но при его оценке учитываются и иные факторы, такие как сокращенное время на получение экономического результата, в то время как взыскание просроченной задолженности требует значительных временных периодов, а также затрат на отслеживание своевременного совершения судебными приставами-исполнителями исполнительных действий и т.д.

Таким образом, получение обществом убытка от реализации прав требования объясним, документально обоснован, при этом, размер полученного обществом по договорам цессии вознаграждения соответствовал рыночному уровню. Доказательств иного материалы дела не содержат.

В оспариваемом решении инспекция указывает на косвенную взаимозависимость общества с цессионариями - компанией "Вресаспин Холдинге Лимитед" и ООО "Морган энд Стаут".

Как установлено судом первой инстанции, общество не участвует в уставном капитале "Вресаспин Холдинге Лимитед" и ООО "Морган энд Стаут" ни прямо, ни косвенно, то есть через последовательность участия в иных организациях, поскольку общество не владеет долями ни в указанных цессионариях, ни в иных организациях, которым такие доли прямо или косвенно принадлежат.

Указывая на наличие у общества и у ООО "Морган энд Стаут" одного общего учредителя - компании "Fast Capital Fund AB", Стокгольм, Швеция, инспекция не учла, что косвенная доля участия данной компании в уставном капитале общества составляет 19.67% (19.93% х 98.73%), то есть менее 20%, что согласно положениям статей 20 , 105.1 НК РФ недостаточно для признания юридических лиц взаимозависимыми для целей налогообложения. Следовательно, Общество и компания "Fast Capital Fund AB", Стокгольм, Швеция не являются взаимозависимыми лицами.

Судом первой инстанции также обоснованно отмечено, что в решении инспекция не оспаривает факт отсутствия какой-либо взаимозависимости или аффилированности общества и ООО "КредитКонсалт". При этом договоры цессии с данной организацией заключались на тех же условиях (включая размер вознаграждения общества), что и с ООО "Морган энд Стаут" и "Вресаспин Холдинге Лимитед" (Кипр).

Указанные обстоятельства также свидетельствуют о том, что предполагаемая инспекцией "косвенная взаимозависимость" общества с указанными организациями никак не повлияла на содержание условий соответствующих договоров цессии.

Что касается выводов судов первой и апелляционной инстанций относительно корректировки в сторону уменьшения внереализационных доходов общества на суммы восстановительных резервов по сомнительным долгам и на возможные потери по ссудам, то с учетом признания заключения обществом договоров цессии правомерным и обоснованным, эти выводы не имеют в данном случае правового значения.

Судом первой инстанции при рассмотрении дела исследованы имеющиеся в материалах дела доказательства по правилам, предусмотренным статьями 67 , 68 АПК РФ, им дана правовая оценка согласно статье 71 АПК РФ.

Таким образом суд первой инстанции правомерно удовлетворил заявленные требования в указанной части.

С учетом изложенного суд кассационной инстанции считает, что постановление апелляционной инстанции в части признания недействительным пункта 1.4 решения инспекции от 01.06.2015 N 09/07 по доначислению недоимки по налогу на прибыль организаций в сумме 38 317 176 руб., в том числе за 2011 год - 11 153 541 руб., за 2012 год - 27 163 635 руб., соответствующих сумм пени и штрафов подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда, содержащихся в постановлении , фактическим обстоятельствам дела. Решение суда первой инстанции в указанной части подлежит оставлению в силе.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 5 части 1 статьи 287 , статьями 286 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

 

постановил:

 

постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.08.2016 по делу N А57-22058/2015 в обжалуемой части отменить.

В указанной части оставить в силе решение Арбитражного суда Саратовской области от 18.04.2016 по этому же делу.

Действие обеспечительных мер, принятых определением Арбитражного суда Поволжского округа 27.09.2016 по делу N А57-22058/2015, отменить.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

О.В.ЛОГИНОВ

 

Судьи

А.Н.ОЛЬХОВИКОВ

Л.Ф.ХАБИБУЛЛИН

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.