Судебная практика к статье 217 Гражданский кодекс РФ. О признании недействительными частично решений городской думы, постановления администрации, решения налогового органа.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть первая » Раздел II. Право собственности и другие вещные права » Глава 13. Общие положения » Статья 217. Приватизация государственного и муниципального имущества » Дело NФ08-9406/2016 по делу N А32-38741/2013. О признании недействительными частично решений городской думы, постановления администрации, решения налогового органа.

Дело NФ08-9406/2016 по делу N А32-38741/2013. О признании недействительными частично решений городской думы, постановления администрации, решения налогового органа.

 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 мая 2017 г. по делу N А32-38741/2013

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 10 мая 2017 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 12 мая 2017 года.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего судьи Епифанова В.Е., судей Анциферова В.А. и Афониной Е.И., при участии в судебном заседании от истца - заместителя прокурора Краснодарского края - Солдатова С.А. (служебное удостоверение), от ответчиков: городской Думы Краснодара (ИНН 2310034797, ОГРН 1022301628359) - Наконечного Г.А. (доверенность от 28.09.2016), администрации муниципального образования город Краснодар (ИНН 2310032246, ОГРН 1022301606799) - Срмикяна А.Р. (доверенность от 30.12.2016), департамента муниципальной собственности и городских земель администрации муниципального образования город Краснодар (ИНН 2310041258, ОГРН 1022301172475) - Срмикяна А.Р. (доверенность от 29.12.2016), общества с ограниченной ответственностью "Аптеки Кубани" (ИНН 2310168649, ОГРН 1132310004243) - Гонтарь Н.В. (доверенность от 13.10.2016), в отсутствие ответчика - инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по городу Краснодару (ИНН 2310023604, ОГРН 1042305724405), извещенного о времени и месте судебного заседания, при рассмотрении кассационных жалоб заместителя прокурора Краснодарского края, городской Думы Краснодара, Главы муниципального образования город Краснодар и общества с ограниченной ответственностью "Аптеки Кубани" на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 22.07.2016 (судья Корейво Е.В.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2016 (судьи Сурмалян Г.А., Соловьева М.В., Филимонова С.С.) по делу N А32-38741/2013, установил следующее.

Заместитель прокурора Краснодарского края (далее - прокурор) обратился в арбитражный суд к городской Думе Краснодара (далее - дума), администрации муниципального образования город Краснодар (далее - администрация), департаменту муниципальной собственности и городских земель администрации муниципального образования город Краснодар (далее - департамент), инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по городу Краснодару (далее - инспекция), обществу с ограниченной ответственностью "Аптеки Кубани" (далее - общество) со следующими исковыми требованиями:

- признать недействительными пункты 1 , 1.1 решения думы от 22.03.2012 N 28 п. 17 "О внесении изменений в решение городской Думы Краснодара от 22.12.2011 N 22 п. 13 "Об утверждении программы приватизации объектов муниципальной собственности муниципального образования город Краснодар на 2012 год" (далее - решение от 22.03.2012 N 28 п. 17);

- признать недействительными пункт 1.4 решения думы от 25.09.2012 N 34 п. 8 "О внесении изменений в решение городской Думы Краснодара от 22.12.2011 N 22 п. 13 "Об утверждении программы приватизации объектов муниципальной собственности муниципального образования город Краснодар на 2012 год" (далее - решение от 25.09.2012 N 34 п. 18);

- признать недействительным постановление главы администрации от 20.12.2012 N 11456 "Об условиях приватизации муниципального унитарного предприятия "Краснодарское городское аптечное управление" (далее - постановление от 20.12.2012 N 11456);

- признать недействительным решение инспекции от 11.03.2013 N 10-30/773 о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) сведений о прекращении деятельности юридического лица - муниципального унитарного предприятия "Краснодарского городское аптечное управление" (далее - предприятие) при реорганизации в форме преобразования; о внесении в ЕГРЮЛ сведений о создании юридического лица - общества путем реорганизации в форме преобразования (далее - решение от 11.03.2013 N 10-30/773).

Требования обоснованы тем, что приватизация имущественного комплекса предприятия путем преобразования в общество нарушает положения Федерального закона от 21.12.2001 N 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества" (далее - Закон о приватизации; Закон N 178-ФЗ) и Федерального закона от 29.07.1998 N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" (далее - Закон об оценочной деятельности; Закон N 135-ФЗ). Размер уставного капитала создаваемого в процессе приватизации хозяйственного общества (84 795 тыс. рублей) превышает установленный законодательством минимальный размер уставного капитала открытого акционерного общества (100 тысяч рублей). Средняя численность работников, а также сумма выручки от реализации товаров (работ, услуг) без учета налога на добавленную стоимость, определенных за предшествующие приватизации три календарных года, и сумма остаточной стоимости его основных средств и нематериальных активов на последнюю отчетную дату превышает предельные значения, установленные для субъектов малого предпринимательства.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 15.05.2014, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2014, прокурору отказано в удовлетворении требований.

Судебные инстанции установили, что пунктами 1 и 1.1 решения от 22.03.2012 N 28 п. 17 внесены изменения в Программу приватизации объектов муниципальной собственности муниципального образования город Краснодар на 2012 год, предприятие приватизировано путем преобразования в общество с ограниченной ответственностью. Пунктом 1.4 решения от 25.09.2012 N 34 п. 8 предприятие внесено в перечень муниципальных унитарных предприятий муниципального образования город Краснодар, подлежащих приватизации в 2012 году. Определен способ приватизации предприятия путем преобразования его в общество с ограниченной ответственностью. Постановлением от 20.12.2012 N 11456 предприятие приватизировано в общество с уставным капиталом 84 795 тыс. рублей и долей в размере 100% единственного учредителя - муниципального образования город Краснодар. На основании указанных ненормативных актов инспекция 11.03.2013 внесла записи в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности юридического лица (предприятия) в связи с реорганизацией в форме преобразования, а также о создании юридического лица (общества) путем реорганизации в форме преобразования. Полагая, что сделка приватизации ничтожна, а ненормативные правовые акты совершены с нарушением закона, прокурор обратился в суд с заявленными требованиями. При проверке доводов о несоответствии закону оспариваемых муниципальных актов судебные инстанции руководствовались положениями Закона о приватизации, а также Федерального закона от 24.07.2007 N 209-ФЗ "О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации" (далее - Закон N 209-ФЗ) и Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон N 208-ФЗ). Суды пришли к выводу о соответствии муниципальных ненормативных правовых актов нормам действующего в спорный период законодательства о приватизации государственного и муниципального имущества. Апелляционный суд отклонил довод прокурора о том, что общий размер выручки предприятия от реализации товаров (работ, услуг) за предшествующие приватизации три календарных года составил 2232,989 млн. рублей (превышает указанное предельное значение, установленное для субъекта малого предпринимательства). Выручка от реализации товаров (работ, услуг) определяется за календарный год в порядке, установленном Налоговым кодексом Российской Федерации. Пунктом 2 статьи 13 Закона N 178-ФЗ законодатель установил, что предельные значения выручки от реализации товаров (работ, услуг), а также балансовая стоимость активов (остаточная стоимость основных средств и нематериальных активов) должны соответствовать критериям в течение предшествующих приватизации три календарных года за каждый отчетный год, но не суммарная выручка за три года либо балансовая стоимость активов за три года в сумме. Соответствие той или иной организации критериям субъектов малого и среднего предпринимательства законодатель определил, в том числе исходя из суммы выручки за соответствующий налоговый (отчетный) период. Поэтому довод прокурора о том, что при исчислении суммы выручки от реализации товаров (работ, услуг) необходимо суммировать сумму выручки за три календарных года предшествующих приватизации, признан необоснованным. Довод прокурора о несоответствии предприятия ни одному из указанных в Законе о приватизации критериев, позволяющих принять решение о преобразовании предприятия в общество, признан не соответствующим фактическим обстоятельствам дела. Остаточная стоимость основных средств и нематериальных активов предприятия на последнюю отчетную дату не превышала установленное законодательством для субъектов малого предпринимательства предельное значение. Поэтому оспариваемые ненормативные акты являются законными ( часть 3 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; далее - Кодекс), что влечет отказ в удовлетворении требований. Кроме того, прокурором пропущен процессуальный срок на оспаривание в судебном порядке ненормативных правовых актов и отсутствием ходатайства о его восстановлении с указанием уважительных причин пропуска срока ( часть 4 статьи 198 Кодекса).

Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11.02.2015 судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Суд округа указал, что при рассмотрении дела суды ошибочно квалифицировали требования прокурора как требования, заявленные по правилам главы 24 Кодекса. Суды не установили цель, преследуемую надзорным органом при обращении в арбитражный суд и фактически заключающуюся в оспаривании сделки приватизации имущественного комплекса предприятия. Ошибочная квалификация заявленных требований привела к применению судами не подлежащих применению норм процессуального права, что повлекло необоснованный вывод о пропуске заявителем срока. Статьей 13 Закона N 178-ФЗ допускается приватизация имущественного комплекса унитарного предприятия путем его преобразования в общество с ограниченной ответственностью в случае, если один из таких показателей деятельности унитарного предприятия не превышает установленное для субъекта малого (но не среднего) предпринимательства предельное значение, при этом оценка первых двух показателей проводится по данным за предшествующие приватизации три календарных года (но не сумма таких показателей за названный период). Размер уставного капитала общества, создаваемого посредством преобразования унитарного предприятия, равен балансовой стоимости подлежащих приватизации активов унитарного предприятия, расчет которой производится на основе данных промежуточного бухгалтерского баланса на дату составления акта инвентаризации ( статья 11 Закона N 178-ФЗ). В данном случае размер уставного капитала (84 795 тыс. рублей) значительно превышает минимальный размер уставного капитала открытого акционерного общества (100 тыс. рублей), определяемый на основании статьи 26 Закона N 208-ФЗ (тысячекратная сумма минимального размера оплаты труда, установленного Федеральным законом от 19.06.2000 N 82-ФЗ "О минимальном размере оплаты труда" на дату регистрации общества). Численность работников субъектов малого предпринимательства составляет до ста человек включительно ( подпункт б пункта 1 части 1 статьи 4 Закона N 209-ФЗ), что ниже средней численности работников предприятия по состоянию на 01.01.2012 (409 человек). Соответствующие данные за предшествующие приватизации три календарных года в материалах дела отсутствуют, судами такие данные не истребованы, оценка им не дана. Постановлением Правительства Российской Федерации от 22.07.2008 N 556 "О предельных значения выручки от реализации товаров (работ, услуг) для каждой категории субъектов малого и среднего предпринимательства" (действующего в момент приватизации унитарного предприятия; далее - постановление N 556) предельное значение выручки от реализации товаров (работ, услуг) за предшествующий год без учета налога на добавленную стоимость для субъектов малого предпринимательства (малых предприятий) установлено равным 400 млн. рублей. Судами установлено, что выручка предприятия за 2009 год составила 720 634 тыс. рублей, за 2010 год - 742 924 тыс. рублей, за 2011 год - 769 431 тыс. рублей. Соответствующий показатель в каждый из предшествующих приватизации трех календарных лет превышал предельное значение, нормативно установленное для субъектов малого предпринимательства (малых предприятий). Предельные значения балансовой стоимости активов, которые в соответствии с частью 2 статьи 4 Закона N 209-ФЗ должны устанавливаются Правительством Российской Федерации один раз в пять лет с учетом данных сплошных статистических наблюдений за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства, на момент приватизации не были нормативно установлены. Судами не истребованы сведения о балансовой стоимости активов унитарного предприятия (остаточной стоимости основных средств и нематериальных активов), определенной на последнюю отчетную дату в соответствии с законодательством Российской Федерации о бухгалтерском учете, указанные в приложении N 2 к программе приватизации. Сведения о стоимости основных средств унитарного предприятия по состоянию на 01.01.2012 (33 316,9 тыс. рублей) не оценены на предмет включения в названную величину остаточной стоимости нематериальных активов предприятия. Суд первой инстанции, заключая о допустимости приватизации имущественного комплекса унитарного предприятия путем преобразования его в общество с ограниченной ответственностью, соответствующие показатели не сравнивал и не оценивал. Апелляционный суд, указав на то, что остаточная стоимость основных средств и нематериальных активов унитарного предприятия на последнюю отчетную дату не превышает нормативно установленное предельное значение, не раскрыл источник сведений о последнем и его размер. Суды не обосновали ссылками на действующие нормативные положения возможность приватизации имущественного комплекса унитарного предприятия путем реорганизации в общество с ограниченной ответственностью на основании сравнения названных показателей деятельности унитарного предприятия с предельными значениями таких показателей, установленными для субъектов среднего предпринимательства. Сравнение допустимо только с предельными значениями таких показателей, установленными для субъектов малого предпринимательства. Поэтому выводы судов первой и апелляционной инстанций о законности приватизации имущественного комплекса унитарного предприятия путем реорганизации в общество с ограниченной ответственностью не могут быть признаны соответствующими установленным по делу обстоятельствам и имеющимся доказательствам.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 13.05.2015 отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

При новом рассмотрении дела решением суда первой инстанции от 16.06.2015, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 29.10.2015, прокурору отказано в удовлетворении заявленных требований.

Суды исходили из того, что критерии для решения вопроса о преобразовании унитарного предприятия либо в открытое акционерное общество, либо в общество с ограниченной ответственностью установлены пунктом 2 статьи 13 Закона N 178-ФЗ. В качестве таких критериев в статье указано на размер уставного капитала хозяйственного общества. В соответствии со статьей 26 Закона N 208-ФЗ (в редакции, действовавшей в период приватизации) минимальный уставный капитал открытого акционерного общества должен составлять не менее тысячекратной суммы минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом на дату регистрации общества (в период приватизации - 100 тыс. рублей). Размер уставного капитала хозяйственного общества, создаваемого посредством преобразования унитарного предприятия, равен балансовой стоимости подлежащих приватизации активов унитарного предприятия, расчет которой производится на основе данных промежуточного бухгалтерского баланса на дату составления акта инвентаризации ( статья 11 Закона N 178-ФЗ). В рассматриваемом случае он составил 84 795 тыс. рублей. При этом как следует из положений абзаца третьего пункта 2 статьи 13 Закона N 178-ФЗ, унитарное предприятие, балансовая стоимость подлежащих приватизации активов которого равна указанной сумме или превышает ее, может быть преобразовано и в общество с ограниченной ответственностью. В этом случае следует использовать один из дополнительных критериев, исходя из положений Закона N 209-ФЗ, а именно среднюю численность работников унитарного предприятия за предшествующий календарный год не должна превышать предельные значения средней численности работников для малых предприятий - до ста человек включительно (подпункт 2 пункта 1 статьи 4) ; предельные значения выручки от реализации товаров (работ, услуг) за предшествующие приватизации три календарных года без учета налога на добавленную стоимость или остаточная стоимость основных средств и нематериальных активов должна составлять от 60 млн. рублей до 1000 млн. рублей ( пункт 1 постановления N 556). В соответствии с данными бухгалтерского учета общества балансовая стоимость его активов (остаточная стоимость основных средств и нематериальных активов) составила за предшествующий приватизации (2011) год 33 219 тыс. рублей. Поэтому суды первой и апелляционной инстанций признали допустимым избранный способ приватизации (преобразование в общество с ограниченной ответственностью).

Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 04.02.2016 судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

Окружной суд отметил, что в нарушение требований закона суды не выполнили указания суда кассационной инстанции, изложенные в постановлении от 11.02.2015. Не дана оценка представленным в дело доказательствам относительно размера уставного капитала общества, средней численности работников унитарного предприятия и показателям выручки унитарного предприятия за 2009-2011 годы. Суд первой инстанции при разрешении спора исходил из размера балансовой стоимости активов предприятия за 2011 год, и пришел к выводу о том, что по данному показателю ответчик соответствовал требованиям Законов N 178-ФЗ и N 209-ФЗ в части осуществления приватизации предприятия путем его преобразования в общество. Апелляционный суд этот вывод поддержал, сославшись на пункт 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 22.07.2008 N 556. Однако названный нормативный акт не содержал предельных значений остаточной стоимости основных средств. Предельные значения балансовой стоимости активов, которые в соответствии с частью 2 статьи 4 Закона N 209-ФЗ должны устанавливаться Правительством Российской Федерации один раз в пять лет с учетом данных сплошных статистических наблюдений за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства, на момент приватизации не были нормативно установлены. В отсутствие нормативно урегулированного предельного значения такого показателя, суд должен был сравнить и оценить только иные необходимые показатели предусмотренные статьей 13 Закона N 178-ФЗ, допускающие приватизацию имущественного комплекса унитарного предприятия путем его преобразования в общество с ограниченной ответственностью. Суды не приняли также во внимание положения статьи 30 Закона о приватизации, согласно которой объекты социально-культурного назначения (здравоохранения, культуры и спорта) и коммунально-бытового назначения могут быть приватизированы в составе имущественного комплекса унитарного предприятия, за исключением используемых по назначению объектов здравоохранения, культуры, предназначенных для обслуживания жителей соответствующего поселения. Указанной нормой права установлен запрет на приватизацию используемых по назначению объектов здравоохранения, предназначенных для обслуживания жителей соответствующего поселения. Суды не установили цели создания унитарного предприятия, относилось ли оно к объектам здравоохранения, не проверили сделку приватизации на предмет ее соответствия положениям пункта 1 статьи 30 Закона о приватизации.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 18.05.2016 отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

При новом рассмотрении в суде первой инстанции прокурор поддержал первоначально заявленные требования и дополнительно пояснил следующее. В рамках поданного им искового заявления фактически заявлено как требование об оспаривании сделки приватизации, совершенной путем принятия соответствующих ненормативных правовых актов, подлежащее рассмотрению в рамках искового производства, так и требования об оспаривании решений налогового органа, рассматриваемых в порядке главы 24 Кодекс. Просил суд принять к рассмотрению требования об обязании инспекции исключить из ЕГРЮЛ запись от 11.03.2013 N 1132310004243 о государственной регистрации вновь возникшего общества в результате реорганизации предприятия и о возложении на общество обязанности возвратить в собственность администрации имущественный комплекс предприятия, указанный в передаточном акте от 20.12.2012, утвержденном постановлением от 20.12.2012 N 11456. По мнению прокурора, данное уточнение требований соответствует положениям статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс), а также статей 52 и 130 Кодекса.

Суд первой инстанции отказал прокурору в принятии уточнений, изложенных в ходатайстве от 11.03.2016 (т. 7, л.д. 30). Суд исходил из того, что под видом уточнения заявлено требование об обязании возвратить в собственность муниципального образования имущественный комплекс, представляющее собой новое требование о применении реституции, ранее не заявлявшееся прокурором. Требование об исключении из ЕГРЮЛ записи от 11.03.2013 N 1132310004243 о государственной регистрации вновь возникшего общества в результате реорганизации предприятия признано судом излишним (с учетом существа ранее заявленных прокурором требований, разрешаемых по существу арбитражным судом).

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 22.07.2016 прокурору отказано в удовлетворении заявленных требований.

Суд установил, что на дату государственной регистрации общества (11.03.2013) минимальный уставный капитал открытого акционерного общества должен был составлять 5 205 тыс. рублей. Согласно расчету балансовой стоимости (приложение N 4 к постановлению от 20.12.2012 N 11456), балансовая стоимость подлежащих приватизации активов предприятия составила 84 795 тыс. рублей. Средняя численность работников предприятия составила в 2009 году - 652 человека, в 2010 году - 625 человек, а в 2011 году - 596 человек. Выручка предприятия от реализации товаров без учета НДС за 2009 год составила - 720 634 тысячи рублей, за 2010 год - 742 924 тысячи рублей, за 2011 год - 769 431 тысячу рублей. Таким образом, выручка предприятия за три предшествующих приватизации года находилась в пределах значений, установленных пунктом 1 постановления N 556 для средних предприятий. Согласно абзацу 3 пункта 2 статьи 13 Закона о приватизации (в редакции, действовавшей в период принятия оспариваемых решений) третий показатель (сумма остаточной стоимости основных средств и нематериальных активов на последнюю отчетную дату) не должен превышать нормативно установленное для категорий субъектов малого предпринимательства предельное значение выручки от реализации товаров (работ, услуг). Согласно расчету балансовой стоимости (приложение N 4 к постановлению от 20.12.2012 N 11456) стоимость основных средств предприятия составила 32 893 тыс. рублей, стоимость нематериальных активов - 0 рублей. Следовательно, и по такому показателю, как остаточная стоимость основных средств и нематериальных активов, предприятие подпадало под избранный способ приватизации. Поэтому суд пришел к выводу, что балансовая стоимость активов предприятия в совокупности с двумя из соблюденных дополнительных критериев, позволяли собственнику использовать такой способ приватизации как преобразование предприятия в общество. Средняя численность работников предприятия за предшествующий календарный год превысила предельные значения средней численности работников для средних предприятий. Однако это не влияет на выводы суда, поскольку допускается соблюдение хотя бы одного из критериев, установленных в Законе N 209-ФЗ. Нормы Закона о приватизации не лимитируют превышения размера уставного капитала предприятия от минимального размера уставного капитала открытого акционерного общества. Суд отклонил довод прокурора о том, что предприятие не относится к субъектам малого и среднего предпринимательства как основанный на неверном толковании норм права. Спорные отношения не регулируются нормами Закона N 209-ФЗ, а положения абзаца 3 пункта 2 статьи 13 Закона о приватизации прямо указывают, что показатели деятельности унитарного предприятия не должны превышать предельное значение, установленное для субъектов малого предпринимательства. Отклонен и довод прокурора о том, что предприятие не подлежало приватизации в соответствии с пунктом 1 статьи 30 Закона о приватизации. Предприятие не относится к объектам здравоохранения, так как фармацевтическая деятельность не входит в перечень медицинских услуг, утвержденный приказом от 27.12.2011 N 1664н Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации "Об утверждении номенклатуры медицинских услуг" (далее - приказ N 1664н). Решения инспекции о внесении изменений в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности предприятия и создании общества правомерны, поскольку приняты на основании законных муниципальных правовых актов.

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2016 решение от 22.07.2016 отменено. Признаны недействительными пункты 1 , 1.1 решения от 22.03.2012 N 28 п. 17 в части включения предприятия в перечень муниципальных унитарных предприятий муниципального образования город Краснодар, подлежащих приватизации в 2012 году; пункт 1.4 решения от 25.09.2012 N 34 п. 18; постановление от 20.12.2012 N 11456. Признано незаконным решение от 11.03.2013 N 10-30/773.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции о том, что балансовая стоимость активов предприятия в совокупности с двумя из соблюденных дополнительных критериев, позволяли собственнику использовать избранный способ приватизации для предприятия (путем его преобразования в общество). При проверке доводов прокурора об отнесении предприятия к объектам здравоохранения, предназначенных для обслуживания жителей соответствующего поселения, что исключает возможность приватизации такого объекта ( статья 30 Закона о приватизации), апелляционный суд установил следующее. Предприятие создано в целях обеспечения населения лекарственными средствами, поэтому является фармацевтической организацией, осуществляющей реализацию лекарственных средств, в том числе медицинского назначения через 24 аптеки и 10 аптечных пунктов (пункт 2 Устава предприятия). Вид лицензируемой деятельности общества - оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, культивирование наркосодержащих растений в части оборота наркотических средств и психотропных веществ, осуществляемого организациями оптовой торговли лекарственными средствами и аптеками федеральных организаций здравоохранения, а также оборота прекурсоров и культивирования наркосодержащих растений. Кроме того, общество имеет лицензии на изготовление лекарственных средств. Все лицензии выданы обществу министерством здравоохранения. Отраслевым органом управления предприятия являлось управление здравоохранения города Краснодара. Приказом от 07.10.2005 N 627 Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (в редакции, действовавшей в спорный период; далее - приказ N 627) утверждена единая номенклатура государственных и муниципальных учреждений здравоохранения, перечень которых в том числе входят и аптечные учреждения ( раздел 4 Приказа). В спорный период фармацевтическая деятельность согласно номенклатуре являлась медицинской деятельностью. Поэтому общество относится к объектам здравоохранения в значении, используемом в абзаце 3 пункта 1 статьи 30 Закона N 178-ФЗ. Данный вывод подтверждается сложившейся судебной практикой ( определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.03.2014 N ВАС-3064/14). Решение приватизировать предприятие путем преобразования в общество является сделкой, оформленной ненормативными актами, в результате их исполнения ликвидировано муниципальное унитарное предприятие и неправомерно создано общество с ограниченной ответственностью. Право муниципальной собственности администрации на имущество предприятия прекращено, на него возникло право собственности общества. Оспариваемыми нормативными правовыми актами нарушены права муниципального образования город Краснодар, поскольку органы местного самоуправления распорядились муниципальной собственностью с нарушением установленного порядка. Следовательно, решение инспекции о внесении в ЕГРЮЛ сведений о прекращении деятельности предприятия и создании общества также нарушает права муниципального образования город Краснодар.

Дума, администрация и общество обжаловали постановление апелляционного суда от 23.10.2016 в кассационном порядке.

В жалобе дума просит апелляционное постановление отменить, производство по делу прекратить, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, а также несоответствие сделанных им выводов фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Податель жалобы не согласен с выводом апелляционного суда о нарушении запрета, установленного статьей 30 Закона N 178-ФЗ, при приватизации предприятия. Необоснованным является и вывод суда, о том, что аптеки являются фармацевтическими организациями, и относятся к муниципальным учреждениям здравоохранения в соответствии с приказом N 627. В соответствии со статьей 50 Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (в редакции, действующей в спорный период; далее - Закон N 131-ФЗ) в собственности муниципальных образований (городских округов) могло находиться имущество, перечисленное в частях 2 и 3 указанной статьи , необходимое для решения установленных законом вопросов местного значения, в том числе имущество, предназначенное для создания условий для оказания медицинской помощи населению (часть 3 статьи 50) . Частью 5 указанной статьи предусмотрено, что в случаях возникновения у муниципальных образований права собственности на имущество, не предназначенное для осуществления отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления, для обеспечения деятельности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, муниципальных служащих, работников муниципальных предприятий и учреждений либо не относящееся к видам имущества, перечисленным в частях 2 и 3 настоящей статьи , указанное имущество подлежит перепрофилированию (изменению целевого назначения имущества) либо отчуждению. Порядок отчуждения такого имущества устанавливается федеральным законом о приватизации. Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (в редакции, действующей в спорный период; далее - Закон N 323-ФЗ) определяет медицинскую помощь как комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг. Под медицинской услугой понимается медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение ( статья 2 Закона N 323-ФЗ). Медицинская деятельность - профессиональная деятельность по оказанию медицинской помощи, проведению медицинских экспертиз, медицинских осмотров и медицинских освидетельствований, санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий и профессиональная деятельность, связанная с трансплантацией (пересадкой) органов и (или) тканей, обращением донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях ( пункт 10 статьи 2 Закона N 323-ФЗ). Кроме того, указанным федеральным законом установлены понятия медицинской и фармацевтической организации. Так медицинская организация - юридическое лицо независимо от организационно-правовой формы, осуществляющее в качестве основного (уставного) вида деятельности медицинскую деятельность на основании лицензии, выданной в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Положения указанного Федерального закона , регулирующие деятельность медицинских организаций, распространяются на иные юридические лица независимо от организационно-правовой формы, осуществляющие наряду с основной (уставной) деятельностью медицинскую деятельность, и применяются к таким организациям в части, касающейся медицинской деятельности. Фармацевтическая организация - юридическое лицо независимо от организационно-правовой формы, осуществляющее фармацевтическую деятельность (организация оптовой торговли лекарственными средствами, аптечная организация). В соответствии с Федеральным Законом от 12.04.2010 N 61-ФЗ "Об обращении лекарственных средств" (на дату принятия решения) фармацевтическая деятельность - деятельность, включающая в себя оптовую торговлю лекарственными средствами, их хранение, перевозку и (или) розничную торговлю лекарственными препаратами, их отпуск, хранение, перевозку, изготовление лекарственных препаратов. В соответствии с Федеральным законом от 04.05.2011 N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" (на дату принятия решения) указанные виды деятельности лицензируются отдельно друг от друга. Таким образом, указанные виды деятельности и юридические лица, осуществляющие на основании выдаваемых лицензий соответствующие услуги, законодательно разделены и имеют различную правовую характеристику. В связи с тем, что к вопросам местного значения в соответствии с Законом N 131-ФЗ относилось создание условия для оказания медицинской помощи, осуществление фармацевтической деятельности не входило в полномочия органов местного самоуправления, а непрофильное имущество, следовательно, подлежало отчуждению в соответствии с обязанностью предусмотренной частью 5 статьи 50 указанного закона. Поэтому ссылки суда апелляционной инстанции на определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.03.2014 N ВАС-3064/14 (в отношении стоматологической поликлиники как медицинской организации) не могут быть отнесены к предприятию, которое является организацией фармацевтической. Приказом N 627 аптеки на момент принятия решения включены в номенклатуру государственных и муниципальных учреждений здравоохранения. Вместе с тем, указанная номенклатура принята не в целях определения видов имущества подпадающего под действие запрета на приватизацию в соответствии со статьей 30 Закона N 178-ФЗ. Кроме того, муниципальным образованием город Краснодар осуществлялась приватизация коммерческой организации. Приказ N 627 (в настоящее время утратил силу) распространялся на иную организационно-правовую форму юридических лиц - учреждений (некоммерческих организаций). Имущество предприятия находилось в собственности муниципального образования город Краснодар. Через специализированное предприятие органы местного самоуправления осуществляли лицензированный вид деятельности - фармацевтическую деятельность. Таким образом, запрет на приватизацию в соответствии с пунктом 1 статьи 30 Закона N 178-ФЗ введен для унитарных предприятий, имеющих на соответствующем праве отдельные объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения, не являющиеся профильными для указанного предприятия (крупные организации имевшие в своем составе объекты по обслуживанию сотрудников предприятий, в том числе объекты образования, здравоохранения и т.д.). Правовые позиции по применению статьи 30 Закона N 178-ФЗ определены в Информационным письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.09.2006 N 111 в отношении объектов коммунально-бытового назначения, эти подходы применимы (по аналогии) и к объектам социально-культурного назначения. Согласно данному разъяснению, исключается возможность приватизации лишь отдельных объектов коммунально-бытового назначения, что имеет место при нахождении их в имущественном комплексе неспециализированного унитарного предприятия. Пункты 1 и 2 статьи 30 Закона N 178-ФЗ не могут рассматриваться как устанавливающие запрет на приватизацию имущественного комплекса специализированного унитарного предприятия. Предприятие являлось специализированным унитарным предприятием, осуществляющим фармацевтическую деятельность и использующим основные средства в указанных целях. Апелляционный суд не принял во внимание нормы, обязывающие органы местного самоуправления приватизировать непрофильные виды имущества и ошибочно определил предприятие в качестве объекта здравоохранения, который не подлежит приватизации.

Администрация в кассационной жалобе просит апелляционное постановление отменить, оставить в силе решение от 22.07.2016, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, а также несоответствие сделанных им выводов фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Жалоба мотивирована следующим. Специфика оспариваемого способа приватизации состоит в том, что муниципальное имущество не продается, а изменяется организационно-правовая форма юридического лица путем реорганизации унитарных предприятий. Необоснованным является вывод суда апелляционной инстанции о том, что при приватизации предприятия нарушен запрет, установленный статьей 30 Закона N 178-ФЗ. В заявленных требованиях прокурора такой довод со ссылкой на указанную статью отсутствует. Прокурор не оспаривал в целом процедуру приватизации, а лишь указывал на не соответствующую нормам закона организационно-правовую форму, возникшую в результате приватизации (общество). Ссылаясь в кассационной жалобе на статью 30 Закона о приватизации, прокурор фактически изменяет основания для признания недействительными актов органов муниципальной власти города Краснодара. В соответствии с уставом предприятия, утвержденным приказом департамента от 21.07.2003 N 442, основным предметом деятельности предприятия является фармацевтическая деятельность. Основными видами деятельности предприятия являются: оптовая и розничная торговля лекарственными средствами, изготовление лекарственных средств, деятельность по распространению лекарственных средств и изделий медицинского назначения, деятельность, связанная с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, и другие виды деятельности. Статьей 30 Закона о приватизации установлен запрет на приватизацию объектов здравоохранения, предназначенных для обслуживания жителей соответствующего поселения. Данный запрет обусловлен тем, что все объекты необходимы для публичного использования. Доступ к ним должен быть открыт каждому желающему. По утверждению истца, предприятие является фармацевтической организацией, входящей в муниципальную систему здравоохранения. Постановлением главы городского самоуправления от 31.03.1997 N 500/1 "О внесении изменений в постановление главы городского самоуправления от 18.02.1997 N 305 "Об изменении организационной деятельности муниципальной системы здравоохранения города Краснодара" утверждены устав Краснодарского городского объединения медицинских учреждений (ГОМУ), а также структура муниципальной системы здравоохранения города Краснодара, согласованная Министерством здравоохранения Российской Федерации. Указанным нормативным актом муниципальное предприятие не включалось ни в состав структуры муниципальной системы здравоохранения, ни в состав Краснодарского ГОМУ. В соответствии с решением думы от 17.12.2009 N 67 п. 24 "Об утверждении Положения об управлении здравоохранения администрации муниципального образования город Краснодар" отраслевым органом администрации муниципального образования город Краснодар, осуществляющим координацию и методическое обеспечение работы муниципальных учреждений и предприятий, входящих в муниципальную систему здравоохранения муниципального образования город Краснодар является управление здравоохранения администрации муниципального образования город Краснодар (далее - управление). Согласно разделу 3 указанного положения управление осуществляет совместно с департаментом полномочия учредителя муниципальных учреждений и предприятий, входящих в муниципальную систему здравоохранения муниципального образования город Краснодар. Однако из устава предприятия следует, что его учредителем выступает только департамент. Следовательно, утверждение прокурора о том, что предприятие является фармацевтической организацией, подведомственной уполномоченному органу в сфере охраны здоровья, опровергается действующими нормативными актами муниципального образования город Краснодар. Согласно уставной документации и выписки из ЕГРЮЛ деятельность общества не относится к медицинской организации, осуществляющей медицинскую деятельность. Апелляционный суд ссылается на положения приказа N 627, в котором аптеки на момент принятия решения были включены в номенклатуру государственных и муниципальных учреждений здравоохранения. Вместе с тем, указанная номенклатура принята не в целях определения видов имущества, подпадающего под действие запрета на приватизацию в соответствии со статьей 30 Закона N 178-ФЗ, а для приведения их наименований к единому стандарту ( пункт 2 приказа N 627). В случае исполнения обжалуемого постановления жители Краснодарского края, имеющие право на бесплатный отпуск лекарственных средств в рамках социальной помощи (по территориальной и федеральной программам), лечебные учреждения бюджетной и коммерческой сферы деятельности и учреждения образования не смогут получить набор услуг от общества по обеспечению лекарственными препаратами, изделиями медицинского назначения и продуктами специализированного лечебного питания.

Общество в кассационной жалобе также просит апелляционное постановление отменить, оставить в силе решение от 22.07.2016, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права. Жалоба мотивирована следующим. В обжалуемом постановлении не учтен баланс интересов заинтересованных сторон, не скорректирована ситуация с учетом ее специфики, требований закона и характера волеизъявления сторон. За время судебного разбирательства по настоящему делу (около трех лет) прокурор не пояснил, в чем заключается нарушение прав и законных интересов граждан и иных лиц в связи с принятием нормативных правовых актов, органами местного самоуправления, в частности, думой и администрацией. Ненормативные правовые акты, принятые думой и администрацией, изданы с учетом интересов населения муниципального образования город Краснодар и предприятия. При преобразовании унитарного предприятия изменяется его организационно-правовая форма, но не изменяется собственник имущества. Таким образом, преобразование является способом реорганизации юридического лица ( статья 57 Гражданского кодекса). Выбранная организационно-правовая форма (общество с ограниченной ответственностью) наиболее удобна для ведения среднего фармацевтического бизнеса. Выбранный способ приватизации не затронул ничьи материальные и нравственные интересы. В ходе приватизации допускалось возмездное отчуждение имущества, находящегося в собственности муниципального образования ( статья 1 Закона N 178-ФЗ), но в случае преобразования предприятия в общество с ограниченной ответственностью собственник имущества не изменился, он остался прежним - муниципальное образование город Краснодар (100% доли). Следовательно, только собственник оставил за собой полномочия решать стратегически важные задачи и ставить цели для общества в осуществлении фармацевтической деятельности, осуществлении социальных программ в рамках предоставления отдельным категориям граждан медицинской помощи (обеспечения лекарственными средствами) по территориальной и региональной льготе, распоряжении движимым и недвижимым имуществом общества с целью его эффективного использования. Различные способы приватизации являются формальными признаками. Процесс приватизации дал возможность обществу развиваться, решать социальные программы, в полной степени исполнять свой долг налогоплательщика, приносить доход своему учредителю путем выплаты дивидендов. За время деятельности (с 11.03.2013) общество не перестало выполнять важную социальную функцию по обеспечению населения города лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения, иммунобиологическими препаратами, дезинфекционными средствами. Предприятие максимально привлечено к удовлетворению потребностей в лекарственных средствах учреждений муниципальной системы здравоохранения. Особенно важная роль в деятельности предприятия отведена реализации социально важных программ - обеспечение граждан, имеющих право на государственную социальную помощь по федеральной и региональной льготе. Приватизация имущественного комплекса позволила обществу оставаться одним из самых крупных поставщиков фармацевтической продукции в муниципальном образовании город Краснодар и в Краснодарском крае. Это напрямую обусловлено возможностью принятия стратегических решений в короткие сроки, правом самостоятельного привлечения инвестиционных вложений, выбора своей коммерческой политики. Особенно важна функция оперативности управления обществом в период экономического кризиса, когда решаются задачи перепрофилирования некоторых направлений деятельности, освоения новых направлений бизнеса, с привлечением потенциала всего приватизированного имущественного комплекса. Исполнение обжалуемого постановления может привести к неизбежным катаклизмам в социальной сфере, поскольку общество является поставщиком лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения лечебным медицинским учреждениям (заключено 728 контрактов и договоров на поставку экстемпоральных и готовых лекарственных средств, изделий медицинского назначения). Фармацевтическая деятельность, в рамках которой происходит исполнение контрактов и договоров, подлежит лицензированию. Общество осуществляет свою деятельность на основании лицензии на осуществление фармацевтической деятельности от 12.04.2016 N ЛО-23-02-004203. С этой лицензией общество стало участником и победителем электронных аукционов заключения контрактов. Исключение из ЕГРЮЛ сведений о создании общества приведет к утрате юридической силы указанной лицензии. Для получения новой лицензии на осуществление фармацевтической деятельности необходимо получение заключения санитарно-эпидемиологической экспертизы, срок выдачи которого составляет 30 календарных дней с момента подачи заявления. После получения положительного заключения санитарно-эпидемиологической экспертизы на объекты (адреса), где будет осуществляться фармацевтическая деятельность, подается заявление о предоставлении лицензии в Министерство здравоохранения Краснодарского края. Срок рассмотрения заявления и предоставленных к нему документов составляет 45 дней со дня приема заявления. В связи с тем, что общество осуществляет деятельность по обороту наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, культивированию наркосодержащих растений на основании лицензии, в случае изменения правовой формы юридического лица лицензия будет не действующей и появится необходимость в получении новой лицензии. Для получения лицензии требуется получить в Федеральной службе Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков соответствующих заключений и разрешений. Общий срок получения данной разрешительной документации (лицензий) составляет более двух месяцев. Осуществление деятельности без предусмотренных специальными разрешениями (лицензиями) влечет наложение административного штрафа на юридическое лицо. Обществу в связи с препятствиями в осуществлении предпринимательской деятельности в период простоя будет нанесен непоправимый финансовый вред. Последствия для всех участников фармацевтической деятельности общества, в частности для граждан, могут быть необратимыми (жизни и здоровью людей, страдающих заболеваниями, включенными в перечень жизнеугрожающих и хронических прогрессирующих заболеваний и иных нуждающихся в лекарственном обеспечении категорий граждан).

Прокурор обжаловал решение и апелляционное постановление в части отказа в применении последствий недействительности оспариваемой сделки по приватизации имущественного комплекса предприятия. Заявитель просит судебные акты отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении требований в указанной части путем возложения на общество обязанности возвратить в собственность администрации имущественного комплекса предприятия, указанного в передаточном акте от 20.12.2012, обязания инспекции исключить из ЕГРЮЛ запись от 11.03.2013 N 1132310004243 о государственной регистрации вновь возникшего общества в результате реорганизации предприятия. Прокурор ссылается на неправильное применение судами норм материального права, а также несоответствие сделанных ими выводов фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Жалоба мотивирована следующим. В суде первой инстанции прокурором заявлялось ходатайство об уточнении исковых требований, в котором указано о возложении на общество обязанности возвратить в собственность администрации имущественный комплекс предприятия, об обязании налогового органа исключить из ЕГРЮЛ запись о создании общества. При рассмотрении спора неоднократно указывалось, что данные требования необходимо рассматривать в порядке, предусмотренном пункта 2 статьи 167 Гражданского кодекса, как последствия недействительности сделки, оформленной муниципальными правовыми актами. В данном споре невозможно применение последствий недействительности сделки в классическом виде приведение сторон в первоначальное положение, так как муниципальное унитарное предприятие прекратило деятельность ввиду реорганизации в общество с ограниченной ответственностью. Такой правовой подход соответствует сложившейся практике по спорам о приватизации муниципальных унитарных предприятиях ( определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.03.2014 N ВАС-3064/14). Судом первой инстанции ходатайство прокурора об уточнении требований отклонено, а суд апелляционной инстанции довод жалобы по данному вопросу не рассматривал. Вместе с тем, в силу пункта 2 статьи 166 Гражданского кодекса суд вправе самостоятельно применить последствия недействительности сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов. В данном случае спор связан с незаконной приватизацией муниципальной (публичной) собственности, поэтому арбитражные суды вправе самостоятельно применить последствия недействительности оспариваемой сделки в целях восстановления прав муниципального образования город Краснодар. Неверным является вывод судов о том, что предприятие соответствовало такому критерию, как остаточная стоимость основных средств и нематериальных активов, поэтому правомерно приватизировано путем его преобразования в общество с ограниченной ответственностью. В постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 04.02.2016 указано, что предельные значения балансовой стоимости активов должны устанавливаться Правительством Российской Федерации один раз в пять лет с учетом данных сплошных статистических наблюдений за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства, на момент приватизации такие данные нормативно не установлены. В отсутствие нормативно урегулированного предельного значения такого показателя, суд первой инстанции, должен сравнить и оценить только иные необходимые показатели, предусмотренные законодательством о приватизации, допускающие приватизацию имущественного комплекса унитарного предприятия путем его преобразования в общество с ограниченной ответственностью. Судебные инстанции проигнорировали указания суда кассационной инстанции, изложенные в постановлениях от 11.02.2015 и от 04.02.2016 . Несостоятелен вывод судов о том, что размер уставного капитала общества, созданного в процессе приватизации, не превышал минимальный размер уставного капитала открытого акционерного общества, установленного законом. Согласно пункту 2 статьи 13 Закона N 178-ФЗ приватизация унитарного предприятия путем его преобразования в общество с ограниченной ответственностью допускает в случае, если размер уставного капитала хозяйственного общества, создаваемого в процессе приватизации, будет ниже минимального размера уставного капитала открытого акционерного общества, установленного законодательством Российской Федерации. Размер уставного капитала общества (созданного в процессе приватизации муниципального унитарного предприятия) составляет 84 795 тыс. рублей, что превышает минимальный размер уставного капитала открытого акционерного общества, установленного законодательством Российской Федерации (100 тысяч рублей). При этом суд апелляционной инстанции при расчете минимального размера уставного капитала открытого акционерного общества применяет не базовую сумму минимального размера оплаты труда (100 рублей), а сумму минимального размера оплаты труда, предусмотренную исключительно для трудовых правоотношений (5205 рублей). Необоснован также вывод о том, что предприятие правомерно приватизировано путем реорганизации в общество с ограниченной ответственностью, поскольку размер выручки от реализации товаров, определенный за предшествующие приватизации три календарных года не превышал предельное значение, установленное для субъектов малого предпринимательства (400 млн. рублей). Из отчетов о прибылях и убытках предприятия за 2009-2011 годы следует, что размер выручки от реализации товаров составил за 2009 год 720 634 тыс. рублей, за 2010 год - 742 924 тыс. рублей, за 2011 год - 769 431 тыс. рублей. Таким образом, размер выручка предприятия от реализации товаров за предшествующие приватизации три календарных года превышала указанное предельное значение, установленное для субъекта малого предпринимательства.

Отзывы на кассационные жалобы не поступили.

Судебное разбирательство по делу неоднократно откладывалось окружным судом на основании части 2 статьи 158 Кодекса в связи с намерением участников спора, в том числе прокуратуры, от которой поступило соответствующее письменное ходатайство, прекратить возникший между ними конфликт путем заключения мирового соглашения. Проект мирового соглашения, подписанный ответчиками, предоставлялся суду кассационной инстанции на обозрение.

В судебном заседании, состоявшемся 10.05.2017, представитель прокуратуры пояснил, что стороны не достигли взаимоприемлемых условий, поэтому истец отказался от намерения заключить мировое соглашение ( пункт 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.03.2012 N 15 "О некоторых вопросах участия прокурора в арбитражном процессе").

Представители думы, администрации, общества и прокуратуры поддержали доводы кассационных жалоб, которые просили удовлетворить.

Инспекция, извещенная о времени и месте судебного заседания, явку представителя в суд округа не обеспечила.

Изучив материалы дела и доводы жалоб, выслушав представителей сторон, присутствующих в судебном заседании, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационную жалобу прокуратуры следует удовлетворить, апелляционное постановление от 23.10.2016 - изменить.

Как видно из материалов дела и установлено судами, в целях мобилизации доходов в бюджет муниципального образования город Краснодар, оптимизации использования муниципального имущества, недопущения его ухудшения, а также снижения бремени расходов по содержанию объектов муниципальной собственности муниципального образования город Краснодар, руководствуясь Законом N 178-ФЗ, Федеральным законом от 22.07.2008 N 159-ФЗ "Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", решением городской Думы Краснодара от 24.02.2005 N 63 п. 8 "О Положении о порядке управления и распоряжения объектами муниципальной собственности муниципального образования город Краснодар", думой утверждена программа приватизации объектов муниципальной собственности муниципального образования город Краснодар на 2012 год (далее - программа приватизации).

В редакции решения от 22.03.2012 N 28 п. 17 программа приватизации дополнена приложением N 2 "Перечень муниципальных унитарных предприятий муниципального образования город Краснодар, подлежащих приватизации в 2012 году". В перечень включено предприятие стоимостью основных средств 32084,0 тысяч рублей по состоянию на 01.01.2012, численностью работников - 389, со сроком приватизации - четвертый квартал 2012 года и способом приватизации - путем преобразования в общество с ограниченной ответственностью (т. 1, л.д. 10, 11).

В редакции пункта 1.4 решения думы от 25.09.2012 N 34 п. 8 изменены данные по стоимости основных средств предприятия (указана по состоянию на 01.07.2012) - 33316,9 тысяч рублей, численность работников - 409 (т. 1, л.д. 12).

Постановлением от 20.12.2012 N 11456 предприятие преобразовано (реорганизовано) в общество с уставным капиталом 84 795 тыс. рублей, долей единственного учредителя (муниципального образования город Краснодар) в размере 100%, номинальной стоимостью доли в размере уставного капитала (т. 1, л.д. 13-17). Утверждены состав имущества, подлежащего приватизации (приложение N 1), перечень объектов, не подлежащих приватизации (приложение N 2), перечень обременений имущества (приложение N 3), расчет балансовой стоимости активов (приложение N 4), устав общества (приложение N 5) и передаточный акт (приложение N 6).

Инспекция приняла решение от 11.03.2013 N 10-30/773 о внесении в ЕГРЮЛ сведений о прекращении деятельности предприятия при реорганизации в форме преобразования; о внесении в ЕГРЮЛ сведений о создании общества путем реорганизации в форме преобразования (т. 1, л.д. 52, 53).

Полагая, что сделка приватизации недействительна (ничтожна) как совершенная с нарушением требований Закона о приватизации и Закона об оценочной деятельности, прокурор обратился в арбитражный суд с заявленными требованиями.

На основании части 1 статьи 4 Кодекса заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном настоящим Кодексом .

Согласно Закону Российской Федерации от 17.01.1992 N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" (далее - Закон о прокуратуре) прокуратура Российской Федерации в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства осуществляет надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций.

В пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.03.2012 N 15 "О некоторых вопросах участия прокурора в арбитражном процессе" разъяснено, что в силу пункта 3 статьи 1 Закона о прокуратуре прокуроры участвуют в рассмотрении дел арбитражными судами в соответствии с процессуальным законодательством. Таким образом, арбитражным судам при определении полномочий прокурора по обращению в арбитражный суд с исковым заявлением (заявлением) либо по вступлению в дело, рассматриваемое арбитражным судом, следует руководствоваться статьей 52 Кодекса.

В силу абзацев второго и третьего части 1 статьи 52 Кодекса прокурор вправе обратиться в арбитражный суд с исками о признании недействительными сделок и применении последствий недействительности ничтожных сделок, совершенных органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления.

В соответствии с пунктом 1 статьи 166 Гражданского кодекса (в редакции, действовавшей на момент совершения оспариваемого договора) сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

На основании норм статьи 168 Гражданского кодекса (в редакции, действовавшей в спорный период), сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Согласно статьей 217 Гражданского кодекса имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть передано его собственником в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества.

Отношения, связанные с приватизацией государственного и муниципального имущества, регулируются Законом N 178-ФЗ.

Под приватизацией государственного и муниципального имущества понимается возмездное отчуждение имущества, находящегося в собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, в собственность физических и (или) юридических лиц ( статья 1 Закона N 178-ФЗ).

Одним из способов приватизации государственного и муниципального имущества является преобразование унитарного предприятия в общество с ограниченной ответственностью ( подпункт 1.1 пункта 1 статьи 13 Закона N 178-ФЗ, введен Федеральным законом от 11.07.2011 N 201-ФЗ). Специфика данного способа приватизации заключается в том, что публичное имущество не продается, а изменяется организационно-правовая форма юридических лиц (унитарных предприятий), которые преобразуются в хозяйственные общества.

Пункт 2 статьи 13 Закона о приватизации (в редакции Федерального закона от 11.07.2011 N 201-ФЗ, действовавшей в спорный период), содержит следующие нормы. Приватизация имущественного комплекса унитарного предприятия в случае, если определенный в соответствии со статьей 11 настоящего Федерального закона размер уставного капитала хозяйственного общества, создаваемого в процессе приватизации, равен минимальному размеру уставного капитала открытого акционерного общества, установленному законодательством Российской Федерации, или превышает его, осуществляется путем преобразования унитарного предприятия в открытое акционерное общество.

В случае, если один из таких показателей деятельности этого унитарного предприятия, как средняя численность работников или выручка от реализации товаров (работ, услуг) без учета налога на добавленную стоимость, определенные за предшествующие приватизации три календарных года, либо сумма остаточной стоимости его основных средств и нематериальных активов на последнюю отчетную дату, не превышает предельное значение, установленное в соответствии с Законом N 209-ФЗ для субъектов малого предпринимательства, приватизация имущественного комплекса унитарного предприятия может быть осуществлена также путем его преобразования в общество с ограниченной ответственностью.

В случае, если определенный в соответствии со статей 11 настоящего Федерального закона размер уставного капитала хозяйственного общества, создаваемого в процессе приватизации, ниже минимального размера уставного капитала открытого акционерного общества, установленного законодательством Российской Федерации, приватизация имущественного комплекса унитарного предприятия осуществляется путем преобразования унитарного предприятия в общество с ограниченной ответственностью.

Размер уставного капитала хозяйственного общества, создаваемого посредством преобразования унитарного предприятия, равен балансовой стоимости подлежащих приватизации активов унитарного предприятия, расчет которой производится на основе данных промежуточного бухгалтерского баланса на дату составления акта инвентаризации ( статья 11 Закона N 178-ФЗ).

Таким образом, по общему правилу, критерием, который определяет возможность приватизации имущественного комплекса унитарного предприятия, является законодательно установленный минимальный размер уставного открытого акционерного общества.

Положения, предусмотренные абзацем третьим пункта 2 статьи 13 Закона о приватизации, являются альтернативными по отношению к правилу, изложенному в абзаце втором названной нормы, по сути, допуская исключение из общего правила. При этом для приватизации имущественного комплекса унитарного предприятия путем преобразования в общество с ограниченной ответственностью достаточно, чтобы один из показателей деятельности унитарного предприятия (из числа указанных в абзаце втором пункта 2 статьи 13 Закона N 178-ФЗ) не превышал предельного значения, установленного Законом N 209-ФЗ для субъекта малого предпринимательства.

Закон N 209-ФЗ не содержит самостоятельного определения понятия "субъект малого предпринимательства". Это понятие является составной частью объединенного определения "субъекты малого и среднего предпринимательства", под которыми понимаются хозяйствующие субъекты (юридические лица и индивидуальные предприниматели), отнесенные в соответствии с условиями, установленными названным Федеральным законом , к малым предприятиям, в том числе к микропредприятиям, и средним предприятиям ( пункт 1 статьи 3 Закона N 209-ФЗ).

Поскольку названное составное определение раскрывается через понятия малых и средних предприятий, следует исходить из того, что субъектам малого предпринимательства относятся малые предприятия. Поэтому, определяя размеры критериев, указанных в абзаце третьем пункта 2 статьи 13 Закона N 178-ФЗ, необходимо учитывать соответствующие размеры критериев для малых (но не средних) предприятий.

В соответствии с пунктом 1 (подпункт б) части 1 статьи 4 Закона N 209-ФЗ средняя численность работников субъектов малого предпринимательства составляет до ста человек включительно. Постановлением N 556 (действующего в момент приватизации предприятия) предельное значение выручки от реализации товаров (работ, услуг) за предшествующий год без учета налога на добавленную стоимость для субъектов малого предпринимательства (малых предприятий) установлено равным 400 млн. рублей.

Судами установлено и материалами дела подтверждено, что по каждому из критериев (показателей) деятельности (минимальный размер уставного капитала, средняя численность работников, выручка от реализации товаров без учета НДС) имело место превышение предельных значений, установленных Законом N 209-ФЗ для субъектов малого предпринимательства (малых предприятий).

Унитарные предприятия не делятся на малые и средние ( параграф 4 главы 4 Гражданского кодекса). Не являются унитарные предприятия субъектами малого и среднего предпринимательства ( пункт 1 статьи 4 Закона N 209-ФЗ). В этой связи ссылка судов первой и апелляционной инстанций на предельные значения, нормативно установленные для средних предприятий, ошибочна (противоречит закону). Положения абзаца третьего пункта 2 статьи 13 Закона N 178-ФЗ не должны толковаться расширительно, как допускающие применение при выборе способа приватизации имущественного комплекса унитарных предприятий предельных значений, характерных для субъектов среднего предпринимательства (средних предприятий). На неправомерность (недопустимость) применения таких значений при разрешении данного спора (о законности избранного муниципалитетом способа приватизации предприятия) суд кассационной инстанции указывал в постановлениях от 11.02.2015 и от 04.02.2016 .

Поэтому выводы судебных инстанций об избрании органами местного самоуправления надлежащего способа приватизации имущественного комплекса предприятия, предусмотренного подпунктом 1.1 пункта 1 статьи 13 Закона N 178-ФЗ, поскольку оно подпадало под критерии (предельные значения), установленные Законом N 209-ФЗ для субъектов малого предпринимательства, признается окружным судом противоречащими положениям названных Федеральных законов .

В постановлении от 04.02.2016 суд кассационной инстанции, повторно направляя дело на новое рассмотрение, указал следующее. Рассматривая спор, суды не приняли во внимание положения статьи 30 Закона N 178-ФЗ, согласно которой объекты социально-культурного назначения (здравоохранения, культуры и спорта) и коммунально-бытового назначения могут быть приватизированы в составе имущественного комплекса унитарного предприятия, за исключением используемых по назначению объектов здравоохранения, культуры, предназначенных для обслуживания жителей соответствующего поселения.

Указанной нормой права установлен запрет на приватизацию используемых по назначению объектов здравоохранения, предназначенных для обслуживания жителей соответствующего поселения. Суды не установили цели создания предприятия, относилось ли оно к объектам здравоохранения, не проверили сделку приватизации на предмет ее соответствия положениям пункта 1 статьи 30 Закона N 178-ФЗ.

При новом рассмотрении суд первой инстанции пришел к выводу о том, что предприятие не относится к объектам здравоохранения, поскольку фармацевтическая деятельность не входит в перечень медицинских услуг, утвержденный приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 27.12.2011 N 1664н "Об утверждении номенклатуры медицинских услуг".

Апелляционный суд не согласился с данным выводом и с учетом постановления окружного суда (данных им указаний) установил, что предприятие создано в целях обеспечения населения лекарственными средствами, являлось фармацевтической организацией, осуществлявшей реализацию лекарственных средств, в том числе медицинского назначения через 24 аптеки и 10 аптечных пунктов.

В соответствии с подпунктом 5 пункта 1 , пунктом 5 статьи 29 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" муниципальную систему здравоохранения составляют подведомственные органам муниципального самоуправления медицинские организации и фармацевтические организации.

Вид лицензируемой деятельности общества - оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, культивирование наркосодержащих растений в части оборота наркотических средств и психотропных веществ, осуществляемого организациями оптовой торговли лекарственными средствами и аптеками федеральных организаций здравоохранения, а также оборота прекурсоров и культивирования наркосодержащих растений. Кроме того, общество имеет лицензии на изготовление лекарственных средств. Все лицензии выданы обществу министерством здравоохранения.

Согласно постановлению администрации от 07.07.2011 N 4899 отраслевым органом управления предприятием являлось управление здравоохранения города Краснодара. При этом приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 07.10.2005 N 627 (в редакции, действовавшей в спорный период) утверждена единая номенклатура государственных и муниципальных учреждений здравоохранения, перечень которых в том числе входят и аптечные учреждения (раздел 4) . Более того, в спорный период фармацевтическая деятельность согласно номенклатуре являлась медицинской деятельностью.

С учетом приведенных норм и обстоятельств, суд апелляционной инстанции признал, что предприятие относилось к объектам здравоохранения в значении, используемом в абзаце третьем пункта 1 статьи 30 Закона N 178-ФЗ, поэтому не подлежало приватизации. При этом апелляционный суд согласился с доводами прокуратуры о том, что основополагающим при рассмотрении данного спора является то обстоятельство, что приватизируемое предприятие являлось объектом здравоохранения, в не зависимости от того, относится ли такая деятельность к медицинской, либо нет.

Поэтому суд апелляционной инстанции удовлетворил требования прокурора о признании недействительной (ничтожной) сделки по приватизации имущественного комплекса предприятия (оформленной решениями органов местного самоуправления) и признания решения инспекции от 11.03.2013 N 10-30/773 - незаконным.

Однако при разрешении спора апелляционный суд не учел следующее.

На основании пункта 1 статьи 167 Гражданского кодекса недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Согласно статье 166 Гражданского кодекса, действовавшей в период совершения сделки по приватизации, оспариваемой прокурором, сделка недействительна по основаниям, установленным названным Кодексом , в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

По смыслу пункта 2 статьи 167 Гражданского кодекса суд обязан разрешить вопрос о реституции одновременно с признанием сделки недействительной ( постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2010 N 5243/10).

Исходя из существа спорных правоотношений (отчуждение публичного имущества в частную собственность) и с учетом вывода о незаконности сделки по приватизации имущественного комплекса предприятия, суду апелляционной инстанции следовало применить последствия, предусмотренные пунктом 2 статьи 167 Гражданского кодекса.

Сделка по приватизации представляет собой сложный юридический состав, включающий в себя принятие уполномоченными муниципальными органами соответствующих решений, утверждение передаточного акта и иных документов, определяющих объем и содержание приватизируемого имущества, а также внесение в ЕГРЮЛ записей о прекращении (создании) юридических лиц.

Поэтому удовлетворенные апелляционным судом требования не влекут в полной мере восстановления нарушенных прав публичного собственника, а также юридического лица, существовавшего до приватизации (прекращение незаконного созданного юридического лица). В данном случае защита публичных интересов обеспечивается применением последствий недействительности сделки по приватизации, в том числе в виде восстановления в ЕГРЮЛ юридического лица, приватизированного с нарушением действующего законодательства (предприятия), возврата ему имущества, закрепленного по результатам приватизации за созданным юридическим лицом (обществом), сведения о котором подлежат исключению из ЕГРЮЛ. При этом следует учесть, что после передачи (возврата) представителю публичного собственника имущественного комплекса предприятия, общество должно быть ликвидировано в порядке, установленном законом. И только после использования процедур, предусмотренных законом (при соблюдении прав и интересов кредиторов, а также иных заинтересованных лиц) запись об обществе может быть исключена из ЕГРЮЛ.

Поскольку суд апелляционной инстанции, сделав правомерный вывод о недействительности (ничтожности) сделки по приватизации имущественного комплекса предприятия, не применил к спорным отношениям подлежащие применению (исходя из существа требований прокуратуры) положения статей 166 и 167 Гражданского кодекса, окружной суд полагает возможным изменить постановление от 23.10.2016.

В силу части 1 статьи 286 Кодекса кассационная инстанция проверяет законность судебных актов, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в жалобе и возражениях на нее.

Доводы кассационных жалоб органов местного самоуправления и общества об отсутствии оснований для удовлетворения требований прокурора по основаниям, предусмотренным положениями статьи 30 Закона о приватизации, окружным судом отклоняются с учетом содержания настоящего постановления (выводов, изложенных в судебном акте). Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену апелляционного постановления в любом случае ( часть 4 статьи 288 Кодекса), не установлено.

В связи с завершением производства по кассационным жалобам приостановление исполнения судебного акта, принятое на основании определения Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.11.2016, утратило силу ( часть 4 статьи 283 Кодекса).

При подаче кассационной жалобы общество уплатило в федеральный бюджет 6 тыс. рублей государственной пошлины (платежное поручение от 21.11.2016 N 7199). Исходя из норм статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации и разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 N 46 "О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах", уплате подлежит пошлина в размере 3 тыс. рублей. Однако в материалы дела обществом представлена копия платежного поручения от 21.11.2016 N 7199, поэтому вопрос о возврате из бюджета излишне уплаченной государственной пошлины окружной суд не разрешает.

В соответствии с подпунктом 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации органы местного самоуправления освобождены от уплаты государственной пошлины за подачу кассационных жалоб.

Руководствуясь статьями 274 , 284 , 286 , 287 , 288 и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

 

постановил:

 

постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2016 по делу N А32-38741/2013 изменить, дополнив резолютивную часть судебного акта абзацами шестым и седьмым следующего содержания:

Возложить на общество с ограниченной ответственностью "Аптеки Кубани" обязанность по возврату в собственность муниципального образования город Краснодар имущественного комплекса муниципального унитарного предприятия "Краснодарское городское аптечное управление", поименованного в передаточном акте от 20.12.2012 (приложение N 6 к постановлению администрации муниципального образования город Краснодар от 20.12.2012 N 11456).

Обязать Инспекцию Федеральной налоговой службы N 2 по городу Краснодару исключить из Единого государственного реестра юридических лиц запись от 11.03.2013 N 1132310004243 о государственной регистрации юридического лица - общества с ограниченной ответственностью "Аптеки Кубани", возникшего путем реорганизации в форме преобразования юридического лица - муниципального унитарного предприятия "Краснодарское городское аптечное управление". Внести в Единый государственный реестр юридических лиц запись (восстановить сведения) о ликвидированном юридическом лице - муниципальном унитарном предприятии "Краснодарское городское аптечное управление".

Абзацы шестой и седьмой постановления апелляционного суда от 23.10.2016 считать абзацами восьмым и девятым.

В остальной части апелляционное постановление оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

В.Е.ЕПИФАНОВ

 

Судьи

В.А.АНЦИФЕРОВ

Е.И.АФОНИНА

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.