Судебная практика к статье 162 Гражданский кодекс РФ. О включении задолженности в реестр требований кредиторов должника.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть первая » Раздел I. Общие положения » Подраздел 4. Сделки. Решения собраний. Представительство » Глава 9. Сделки » § 1. Понятие, виды и форма сделок » Статья 162. Последствия несоблюдения простой письменной формы сделки » Дело N306-ЭС16-17647(1) по делу N А12-45752/2015. О включении задолженности в реестр требований кредиторов должника.

Дело N306-ЭС16-17647(1) по делу N А12-45752/2015. О включении задолженности в реестр требований кредиторов должника.

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 марта 2017 г. N 306-ЭС16-17647(1)

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть определения объявлена 23.03.2017.

Полный текст определения изготовлен 30.03.2017.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Разумова И.В.,

судей Самуйлова С.В. и Шилохвоста О.Ю. -

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу публичного акционерного общества "Промсвязьбанк" на определение Арбитражного суда Волгоградской области от 16.03.2016 (судья Архипова С.Н.), постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2016 (судьи Агибалова Г.И., Макаров И.А., Самохвалова А.Ю.) и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 01.09.2016 (судьи Богданова Е.В., Иванова А.Г., Конопатов В.В.) по делу N А12-45752/2015.

В заседании приняли участие представители:

публичного акционерного общества "Промсвязьбанк" - Завьялов С.О. (по доверенности от 14.03.2017), Хижова Е.А. (по доверенности от 08.12.2016);

Попова Виталия Александровича - Сидорова Е.Э. (по доверенности от 12.02.2016);

Федеральной налоговой службы - Дербенцева А.М. (по доверенности от 16.01.2017), Степанов О.С. (по доверенности от 07.03.2017), Хусниярова Г.С. (по доверенности от 24.11.2016);

Поповой Лидии Леонидовны - Плечистова Л.С. (по доверенности от 16.03.2017).

Заслушав и обсудив доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В., объяснения представителей публичного акционерного общества "Промсвязьбанк" и Федеральной налоговой службы, поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителей Попова Виталия Александровича и Поповой Лидии Леонидовны, просивших оставить обжалуемые судебные акты без изменения, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Михеева Олега Леонидовича Попов Виталий Александрович обратился в Арбитражный суд Волгоградской области с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника его требований в размере в размере 2 315 515 рублей основного долга и 252 519 рублей 78 копеек санкций.

Определением суда первой инстанции от 16.03.2016 требования Попова В.А. признаны обоснованными и включены в реестр требований кредиторов должника с удовлетворением в третью очередь.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2016 определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 01.09.2016 определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, публичное акционерное общество "Промсвязьбанк" (далее - Промсвязьбанк) просит указанные определение суда первой инстанции и постановления судов апелляционной инстанции и округа отменить.

В отзыве на кассационную жалобу ФНС России поддерживает доводы жалобы Промсвязьбанка.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В. от 01.03.2017 кассационная жалоба передана на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе, отзыве на нее, объяснениях явившихся в судебное заседание представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что определение суда первой инстанции, постановления судов апелляционной инстанции и округа подлежат отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и усматривается из материалов дела, 30.08.2007 между обществом с ограниченной ответственностью "Славинвестбанк" (банком; далее - Славинвестбанк) и Михеевым О.Л. (заемщиком) заключен кредитный договор N Р/04/07/1411.

Попов В.А., обращаясь с заявлением о включении его требований в реестр требований кредиторов должника, сослался на то, что право на получение исполнения по денежным обязательствам, обеспеченным ипотекой, и право залога на имущество были удостоверены закладной. Впоследствии права на данную закладную переданы Славинвестбанком обществу с ограниченной ответственностью "Коммерческий банк "Ренессанс Кредит" (далее - банк "Ренессанс Кредит"). Попов В.А. в период с 25.07.2014 по 25.11.2014 произвел оплату задолженности по кредитному договору в размере 2 315 515 рублей за Михеева О.Л. новому владельцу закладной.

Признавая обоснованными требования Попова В.А., суды указали на то, что Михеев О.Л. вправе был возложить исполнение своего обязательства на третье лицо (Попова В.А.). В свою очередь, банк "Ренессанс Кредит" правомерно принял исполнение, предоставленное Поповым В.А., поскольку в круг его интересов не входило ни исследование сложившихся между третьим лицом и должником отношений, ни установление мотивов, побудивших должника перепоручить исполнение своего обязательства другому лицу, ни выяснение того, действительно ли имело место возложение исполнения обязательства. Суды сочли, что Попов В.А., исполнивший обязательство перед кредитором, приобрел права последнего в порядке суброгации ( статьи 313 и 387 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс)).

Судебная коллегия соглашается с выводами судов о том, что действующее законодательство о банкротстве не содержит положений, согласно которым очередность удовлетворения требований аффилированных (связанных) кредиторов по гражданским обязательствам, не являющимся корпоративными, понижается.

Между тем судами не учтено следующее.

Применительно к рассматриваемой ситуации банкротства проверка обоснованности требования кредитора должна была осуществляться судом независимо от наличия разногласий между должником, лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, кредитором, предъявившим требование. Установленным могло быть признано только то требование, в отношении которого представлены достаточные доказательства, подтверждающие наличие задолженности и ее размер ( пункт 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве").

Суды правильно указали на то, что кредитор по денежному обязательству не обязан проверять наличие возложения, на основании которого третье лицо исполняет обязательство за должника, и вправе принять исполнение при отсутствии такого возложения.

Однако приведенные суждения касаются взаимоотношений третьего лица, исполнившего обязательство за должника, и кредитора, принявшего соответствующее исполнение.

В настоящем же деле судам необходимо было исследовать отношения, сложившиеся между третьим лицом и должником.

Как действующая в настоящее время, так и прежняя редакции статьи 313 Гражданского кодекса исходят из того, что в случае, когда исполнение обязательства было возложено должником на третье лицо, последствия такого исполнения в отношениях между третьим лицом и должником регулируются соглашением между ними, а не правилами о суброгации ( абзац первый пункта 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.11.2016 N 54 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении"). Упомянутое соглашение может являться сделкой, опосредующей заемные отношения между третьим лицом и должником, договором, предусматривающим дарение третьим лицом должнику исполненного в пользу кредитора, соглашением о погашении существующего обязательства третьего лица перед должником посредством платежа третьего лица в пользу кредитора должника и т.д.

Промсвязьбанк ссылался на то, что Михеев О.Л. и Попов В.А. - родственники (дядя и племянник). Также банк обращал внимание на то, что Михеев О.Л. контролировал группу лиц - группу компаний "Диамант", являясь ее конечным бенефициаром. Попов В.А., как полагал Промсвязьбанк, был связан с данной группой компаний, выступая участником ряда организаций, входящих в эту группу.

Суды не проверили указанные доводы Промсвязьбанка, тогда как они имели существенное значение для правильного разрешения спора.

Гражданское законодательство основывается на презумпции разумности действий участников гражданских правоотношений ( статья 10 Гражданского кодекса). Поэтому, в ситуации, когда родственник бенефициара группы компаний, ведущий с ним общий бизнес, систематически производит платежи за этого бенефициара его кредитору, предполагается, что в основе операций по погашению чужого долга лежит договоренность между бенефициаром и его родственником - заключенная ими сделка, определяющая условия взаиморасчетов.

Если обстоятельства, на которые указывал Промсвязьбанк, соответствовали действительности, судам согласно положениям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следовало возложить на Попова В.А. бремя опровержения - обоснования разумных причин того, что он погашал задолженность за Михеева О.Л., предварительно не оговорив с ним последствия своих действий.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 161 Гражданского кодекса соответствующе соглашение между Поповым В.А. и Михеевым О.Л. должно было быть совершено в простой письменной форме (если оно не требовало нотариального удостоверения). Несоблюдение простой письменной формы лишало стороны соглашения права ссылаться в подтверждение соглашения и его условий на свидетельские показания, но не лишало их права приводить письменные и другие доказательства ( пункт 1 статьи 162 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Коль скоро ни Попов В.А., ни Михеев О.Л. не представили в материалы дела письменный текст соглашения, судам следовало установить существо связывающей их сделки путем исследования обстоятельств, касающихся расчетов Попова В.А. с банком "Ренессанс Кредит".

Промсвязьбанк полагал, что обстоятельства совершения платежей и последующее поведение сторон (ежемесячное перечисление в течение продолжительного периода времени, наличие между Поповым В.А. и Михеевым О.Л. родственных связей (дядя и племянник), участие в подобных операциях в 2010 - 2014 годах Поповой Л.Л. (матери Попова В.А. и сестры Михеева О.Л.), длительное непредъявление плательщиками финансовых претензий Михееву О.Л. (вплоть до возбуждения дела о банкротстве последнего), нераскрытие информации о каком-либо возмездном соглашении, заключенном ими), свидетельствовали о том, что Попов В.А. изначально осуществлял эти платежи во исполнение безвозмездной сделки, заключенной с Михеевым О.Л., преследуя цель добровольно и намеренно выполнить обязательство последнего в порядке дарения, а впоследствии (после возбуждения дела о банкротстве) воспользовался платежными документами исключительно с противоправной целью уменьшения в интересах Михеева О.Л. количества голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов.

Данные доводы Промсвязьбанка суды в нарушение требований статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не проверили.

Однако в случае уплаты Поповым В.А. денежных средств за должника в пользу банка "Ренессанс Кредит" вследствие дарения, не имелось оснований для включения в реестр требований кредиторов Михеева О.Л. суммы, перечисленной Поповым В.А. кредитной организации ( абзац первый пункта 1 статьи 572 Гражданского кодекса).

Допущенные судами при рассмотрении спора нарушения норм права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов кредиторов Михеева О.Л., в связи с чем обжалуемые судебные акты подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а обособленный спор - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении спора суду следует учесть изложенное, установить обстоятельства, имеющие существенное значение для правильной квалификации спорного требования и определения его размера.

Руководствуясь статьями 291.11 - 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

определение Арбитражного суда Волгоградской области от 16.03.2016, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2016 и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 01.09.2016 по делу N А12-45752/2015 отменить.

Обособленный спор направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Волгоградской области.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

 

Председательствующий судья

И.В.РАЗУМОВ

 

Судья

С.В.САМУЙЛОВ

 

Судья

О.Ю.ШИЛОХВОСТ

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.