Судебная практика к статье 135 Гражданский кодекс РФ.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть первая » Раздел I. Общие положения » Подраздел 3. Объекты гражданских прав » Глава 6. Общие положения » Статья 135. Главная вещь и принадлежность » Дело N1341-О.

Дело N1341-О.

 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 сентября 2013 г. N 1341-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ЗАКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА "АГРОТЕХРЕСУРС"

НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД СТАТЬЕЙ 135

ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя С.П. Маврина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию ЗАО "АгроТехРесурс" вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

 

установил:

 

1. Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, был удовлетворен иск территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Еврейской автономной области о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности ЗАО "АгроТехРесурс" на объект недвижимого имущества - мелиоративную систему; при этом судом было установлено, что спорный объект не имеет самостоятельного функционального назначения, создан исключительно в целях улучшения качества земель и обслуживает только земельный участок, на котором он расположен, поэтому является его неотъемлемой частью и применительно к статье 135 ГК Российской Федерации должен следовать судьбе этого земельного участка.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ЗАО "АгроТехРесурс" оспаривает конституционность статьи 135 "Главная вещь и принадлежность" ГК Российской Федерации. По мнению заявителя, данная норма противоречит статьям 34 и 35 Конституции Российской Федерации в части, препятствующей владению, пользованию и распоряжению мелиоративной системой как самостоятельным объектом недвижимого имущества.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные заявителем материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

В соответствии со статьей 135 ГК Российской Федерации вещь, предназначенная для обслуживания другой, главной, вещи и связанная с ней общим назначением (принадлежность), следует судьбе главной вещи, если договором не предусмотрено иное.

Данное законоположение, направленное на определение правового режима принадлежности, само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, указанные в жалобе.

Проверка же законности и обоснованности вынесенных по конкретному делу судебных решений, в том числе с точки зрения правильности применения судами правовых норм с учетом фактических обстоятельств (технических и функциональных характеристик конкретного спорного объекта - мелиоративной системы, его взаимосвязи с земельным участком, на котором он расположен, и проч.), к чему по существу сводятся требования заявителя, не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40 , пунктом 2 части первой статьи 43 , частью первой статьи 79 , статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества "АгроТехРесурс", поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Заместитель Председателя

Конституционного Суда

Российской Федерации

С.П.МАВРИН

 

 

 

 

 

МНЕНИЕ

СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Г.А. ГАДЖИЕВА ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ

ЖАЛОБЫ ЗАКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА "АГРОТЕХРЕСУРС"

НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД СТАТЬЕЙ 135

ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

В настоящем деле перед Конституционным Судом Российской Федерации заявителем было поставлено два взаимосвязанных вопроса. Первый вопрос состоял в том, может ли мелиорационная система относиться к земельному участку, на котором она расположена, как принадлежность к главной вещи по смыслу статьи 135 ГК Российской Федерации и справедливо ли, что такая система не является самостоятельным объектом гражданского права, на который может быть зарегистрировано право собственности. Второй вопрос состоял в том, допустимо ли исключать из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП) уже имеющуюся запись о праве собственности на такой объект на основании иска заинтересованного собственника соответствующего земельного участка о признании права собственности отсутствующим по указанному в первом вопросе основанию. Конституционный Суд Российской Федерации счел, что эти два вопроса не порождают правовой неопределенности в том, соответствует ли оспариваемая норма Гражданского кодекса Российской Федерации статье 35 Конституции Российской Федерации.

Согласно оспариваемой заявителем статье 135 ГК Российской Федерации, вещь, предназначенная для обслуживания другой, главной, вещи и связанная с ней общим назначением (принадлежность), следует судьбе главной вещи, если договором не предусмотрено иное.

В качестве принадлежности главной вещи (в том числе и земельного участка), по смыслу статьи 135 ГК Российской Федерации, в литературе преимущественно признаются только движимые вещи. <1> Между тем в деле заявителя суды настаивают как раз на том, что "любая мелиоративная система, находящаяся на земельном участке, сама по себе является ее элементом и частью", не имеет собственного функционального назначения и не может быть отделена и использована раздельно. При таких обстоятельствах весьма спорным представляется отнесение такой мелиоративной системы к "принадлежности". Конституционному Суду Российской Федерации при принятии решения следовало принять во внимание, что статья 133.1 новой редакции Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившей в силу с 1 октября 2013 года, предусматривает новую категорию объектов права собственности. Согласно Гражданскому Кодексу Российской Федерации, недвижимой вещью, участвующей в обороте как единый объект, может являться единый недвижимый комплекс - совокупность объединенных единым назначением зданий, сооружений и иных вещей, неразрывно связанных физически или технологически, в том числе линейных объектов (железные дороги, линии электропередачи, трубопроводы и другие), либо расположенных на одном земельном участке, если в ЕГРП зарегистрировано право собственности на совокупность указанных объектов в целом как одну недвижимую вещь. При этом согласно той же статье к единым недвижимым комплексам применяются правила о неделимых вещах. В отличие от статьи 132 "Предприятие" ГК Российской Федерации, норма о едином недвижимом комплексе не указывает прямо, что в его состав входит земельный участок.

--------------------------------

<1> См., напр., Российское гражданское право : учебник: в 2 т. / В.С.Ем, И.А. Зенин, Н.В. Козлова и др.; отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2011. Т. 1. Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права. 958 С.

 

Можно предположить, что по своим техническим особенностям и функциональному назначению мелиоративные системы (в частности коллекторы и дренажные сети) ничем не отличаются от трубопроводов или линий электропередачи, названных в статье 133.1 ГК Российской Федерации. Впрочем, и в отношении электрических и водопроводных коммуникаций в судебной практике сегодня нет единства - они в ряде случаев признаются самостоятельными объектами, а иногда - принадлежностью (здания).

Зарубежное законодательство наглядно демонстрирует, что в зависимости от экономических целей, преследуемых законодателем, возможно как сочетание, так и разделение прав собственности на мелиоративные системы, с одной стороны, и участок земли, на котором они расположены, с другой. Закон о мелиорации земель Литвы в статье 3 прямо указывает на то, что целый ряд соответствующих сооружений (таких как сточные канавы и коллекторы, если их диаметр более 12,5 см и если они были построены за счет государства) принадлежит на праве собственности государству, вне зависимости от собственника соответствующих земельных участков. <1> В иных же случаях такие системы принадлежат собственнику земли, но только если иное не предусмотрено контрактом. На Украине меры по преобразованию отношений собственности в сфере мелиорации земель сельскохозяйственного назначения предусматривают, в числе прочего, концессию, сдачу в аренду, приватизацию соответствующих объектов частным компаниям. <2> При этом, как следует из системного толкования Гражданского Кодекса , Закона о мелиорации земель, Закона о трубопроводном транспорте, Закона об особенностях приватизации имущества в агропромышленном комплексе Украины, в определенных случаях юридическая судьба земельного участка следует судьбе мелиоративного комплекса, а не наоборот. В восточной Германии сложилась ситуация, когда частные собственники земельных участков после принятия Бранденбургского водного акта 1994 года оказались вынужденными "наследниками" всех прав и обязанностей в отношении дренажных систем, канав и плотин, которые не были ими построены и в которых те не имеют своего интереса. <3> Очевидно, можно привести и ряд других примеров.

--------------------------------

<1> См. Land reclamation law of Lithuania of 09 December 1993 N I-323.

<2> Kozhushko L; Mandziuk O. Transformation of Property Relations in Agricultural Land-reclamation in Ukraine as a Way to the Development of Innovation Activity in this Field. // Proceedings of the International Scientific Conference: Rural De; 2009, Vol. 4 Issue 1.

<3> Schleyer C. Economic and Ecological Transformation Processes in East German Water Management Regimes: The Role of Property Rights and Governance Structures // CEESA Discussion Paper N 9, 2002.

 

Статья 10 "Формы собственности на мелиоративные системы и отдельно расположенные гидротехнические сооружения" Федерального закона от 10 января 1996 года N 4-ФЗ "О мелиорации земель" устанавливает, что мелиоративные системы и отдельно расположенные гидротехнические сооружения в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. По данным Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, по результатам инвентаризации, проведенной в 2010 году, мелиоративная сеть на 2,7 млн га не имеет собственников. Деление земельных участков на паи без учета существующих мелиоративных систем, приватизация земельных участков без оформления прав собственности на сооружения, расположенные на мелиоративных системах, привели к тому, что количество бесхозяйных систем составляет 29 процентов от общего количества мелиоративных систем. <1> С учетом этого предлагалось дополнить названную статью указанием на то, что "право собственности и отказ от права собственности на мелиоративные системы и отдельно расположенные гидротехнические сооружения и защитные лесные насаждения осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации". Из этой логики можно предположить, что юридическая судьба земельного участка в таком случае не обязательно должна следовать юридической судьбе объекта мелиорации и наоборот. Как указывается в Комментарии к Федеральному закону "О мелиорации земель", земля, на которой может находиться такой объект, не обязательно должна быть в собственности того же муниципального образования, она может находиться в государственной или иной форме собственности. Оформить такие правоотношения можно предоставлением земельного участка в постоянное бессрочное пользование. <2>

--------------------------------

<1> Проект Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования регулирования отношений в области мелиорации земель" (подготовлен Минсельхозом России) (не внесен в ГД ФС РФ) // СПС Консультант Плюс.

<2> Батяев А.А., Пилюгина Е.С. Комментарий к Федеральному закону от 10 января 1996 г. N 4-ФЗ "О мелиорации земель" (постатейный) // СПС КонсультантПлюс. 2007.

 

Второй спорный момент состоит в том, возможно ли лишение собственника мелиоративной системы его титула путем подачи собственником земельного участка, на котором такая система расположена, иска о признании отсутствующим права собственности у первого на этот объект со ссылкой на статью 135 ГК Российской Федерации. Такая исключительная форма защиты права собственности не предусмотрена Гражданским кодексом Российской Федерации, а введена пунктом 52 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 года "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав". Как указано в этом Постановлении , государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке. Такая специфическая форма защиты применима тогда, когда применение как иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, так и иска о признании права не сможет разрешить вопрос о нарушении прав заявителя такого иска и прекратить соответствующее нарушение. Как отмечено в литературе, по общему правилу, "когда законный собственник оспаривает зарегистрированное в ЕГРП за другим лицом право собственности на принадлежащий ему объект недвижимости, заявляя требование о признании права собственности отсутствующим, истец должен являться фактическим владельцем спорного объекта. В противном случае не будет основания для удовлетворения иска о признании права отсутствующим, а права законного собственника должны защищаться путем предъявления иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения". <1> В настоящем деле собственник земельного участка оспаривал право собственности заявителя на мелиоративный объект посредством требования о внесении записи в ЕГРП, поскольку полагал, что сам является собственником и фактическим владельцем этого объекта в составе своего земельного участка. Однако именно этот вопрос (о статусе такого объекта) и требовалось установить в результате разбирательства по делу. При сходных обстоятельствах администрация города Курска обратилась в арбитражный суд с требованием признать право собственности ООО "Компания "Строй-Интер" на построенный ею полигон твердых бытовых отходов отсутствующим по мотивам того, что этот полигон является самовольной постройкой. Федеральный арбитражный суд центрального округа в своем постановлении указал следующее. В данном случае истец не обладает на спорное имущество зарегистрированным правом и не является его фактическим владельцем, поэтому вопрос о праве собственности на это имущество может быть решен только при рассмотрении виндикационного иска с соблюдением правил, предусмотренных статьями 223 и 302 ГК Российской Федерации. Лишь при рассмотрении такого иска обеспечивается возможность установления добросовестности приобретения имущества и его надлежащего собственника, соединение права и фактического владения, а также защита владельца правилами об исковой давности, что гарантирует всем участникам спора защиту их прав и законных интересов. Указанная позиция изложена в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27 марта 2012 года N 14749/11. <2>

--------------------------------

<1> Пугачев Е.П. Критерии и условия применения исков о признании права на объект недвижимости отсутствующим // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2012. N 11. с. 103 - 108.

<2> Постановление ФАС Центрального округа от 28.03.2013 по делу N А35-4340/2012.

 

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, возбуждение производства о проверке конституционности закона возможно тогда, когда права заявителя нарушаются самой нормой закона, а заложенный в ней смысл не допускает такого ее истолкования и применения, при котором права и законные интересы гражданина могут быть защищены и восстановлены в обычном порядке ( определение от 4 июня 2013 года N 902-О и др.). Очевидно, что оспариваемая заявителем статья 135 ГК Российской Федерации по своему буквальному смыслу не исключает возможности оформления права собственности на мелиоративные системы, равно как и не допускает признания права собственности на них отсутствующим, а только лишь предусматривает общий правовой режим главной вещи и принадлежности. Между тем решения по делу заявителя, а также Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 января 2012 года N 4777/08 по делу N А56-31923/2006, на которое он ссылается, демонстрируют именно такое толкование данной нормы правоприменителем в системе действующего правового регулирования, в том числе с учетом названного совместного Постановления Пленума Верховного и Высшего Арбитражного судов, что, в конечном счете, порождает неопределенность в вопросе о ее соответствии Конституции Российской Федерации. Вместе с тем содержание оспариваемой нормы и смысл, вложенный в нее законодателем, не исключает совершенно иного ее прочтения (в том числе вовсе не предполагающего распространения ее действия на сложившиеся в настоящем деле правоотношения). При таких обстоятельствах Конституционному Суду Российской Федерации не следовало ограничиваться формальным отказом заявителю со ссылкой на статью 96 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ("данное положение, направленное на определение правового режима принадлежности, само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя"), а следовало либо принять дело к рассмотрению, либо воспользоваться широко применяемым в практике конституционного судопроизводства отраслевым или "подконституционным" истолкованием, которое "направлено на защиту прав заявителя от неправильного применения нормы" <1> и в силу статьи 6 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" является общеобязательным и подлежит учету всеми правоприменительными органами.

--------------------------------

<1> Смирнов А.В. Взаимосвязь видов решений Конституционного Суда Российской Федерации, их оснований, целей и способов правового толкования // Журнал конституционного правосудия. 2012. N 3.

 

 

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.