Судебная практика к статье 1538 Гражданский кодекс РФ. О защите исключительных прав на товарный знак, обязании внести изменения в учредительные документы в части фирменного наименования, запрете использовать в доменном имени обозначение, обязании аннулировать регистрацию доменного имени и взыскании компенсации.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 76. Права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий » § 4. Право на коммерческое обозначение » Статья 1538. Коммерческое обозначение » Дело NС01-1000/2016 по делу N А40-142034/2015. О защите исключительных прав на товарный знак, обязании внести изменения в учредительные документы в части фирменного наименования, запрете использовать в доменном имени обозначение, обязании аннулировать рег

Дело NС01-1000/2016 по делу N А40-142034/2015. О защите исключительных прав на товарный знак, обязании внести изменения в учредительные документы в части фирменного наименования, запрете использовать в доменном имени обозначение, обязании аннулировать рег

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 декабря 2016 г. по делу N А40-142034/2015

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 13 декабря 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 16 декабря 2016 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Силаева Р.В., Тарасова Н.Н.,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу федерального автономного учреждения Министерства обороны Российской Федерации "Центральный спортивный клуб Армии" (пр-кт Ленинградский, д. 39, корп. 29, Москва, 125167, ОГРН 1037714063078) на решение Арбитражного суда города Москвы от 20.04.2016 по делу N А40-142034/2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2016 по тому же делу

по исковому заявлению федерального автономного учреждения Министерства обороны Российской Федерации "Центральный спортивный клуб Армии" к региональной общественной организации "Теннисный спортивный клуб ЦСКА" (пр-кт Ленинградский, д. 39, Москва, 125167, ОГРН 1027700209350)

о защите исключительных прав на товарные знаки и взыскании компенсации,

при участии в судебном заседании представителей:

от истца - Трапезников В.А. (по доверенности от 05.12.2016) и Фиголь А.В. (по доверенности от 05.12.2016);

от ответчика - Малахов Б.А. (по доверенности от 19.07.2016) и Перепелица А.И. (на основании протокола от 15.10.2014),

 

установил:

 

федеральное автономное учреждение Министерства обороны Российской Федерации "Центральный спортивный клуб Армии" (далее - ФАУ МО РФ "ЦСКА", истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к региональной общественной организации "Теннисный спортивный клуб ЦСКА" (далее - РОО "Теннисный клуб ЦСКА", ответчик) о защите исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 157579 и N 157580 путем запрета использования указанных товарных знаков ответчиком; об обязании ответчика внести изменения в учредительные документы в части фирменного наименования, исключив из наименования слово "ЦСКА"; запрета ответчику использовать в доменном имени обозначение "CSKA", об обязании аннулировать регистрацию доменного имени и взыскании с ответчика в пользу истца компенсации в размере 7 200 000 рублей (с учетом уточнения исковых требований, принятого судом в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением Арбитражного суда города Москвы от 20.04.2016, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2016, в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми судебными актами, истец обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемые судебные акты отменить полностью, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

По мнению истца, суды пришли к необоснованному выводу о том, что истец является учредителем ответчика, так как из имеющихся в материалах дела доказательств не усматривается, что Жук А.В. и Волков А.Ф. являлись законными представителями ФАУ МО РФ "ЦСКА" при создании РОО "Теннисный клуб ЦСКА".

ФАУ МО РФ "ЦСКА" не согласно с выводами судов об отсутствии в действиях ответчика нарушения исключительных прав истца на принадлежащие ему товарные знаки в силу наличия у ответчика исключительного права на коммерческое обозначение с более ранним приоритетом, а также о наличии у ответчика законного интереса в использовании доменного имени tennis-cska.ru по причине принадлежности ему же исключительного права на коммерческое обозначение.

По мнению истца, суды, признавая обоснованным заявление ответчика о пропуске истцом срока исковой давности, не оценили факт представления истцом доказательств нарушения исключительных прав на принадлежащие ему товарные знаки непосредственно в период течения срока исковой давности.

Заявитель кассационной жалобы полагает, что суды первой и апелляционной инстанций неправомерно отказали в удовлетворении искового требования о внесении ответчиком изменений в учредительные документы в части использования в наименовании ответчика слова "ЦСКА", основываясь на том, что на наименование некоммерческой организации не распространяется режим прав и запретов, предусмотренных для фирменных наименований коммерческих организаций.

Ответчиком представлен отзыв на кассационную жалобу, в котором он просит в удовлетворении жалобы отказать, обжалуемые судебные акты оставить в силе.

Истцом представлено возражение на отзыв ответчика.

В судебном заседании представители истца поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представители ответчика возражали против удовлетворения кассационной жалобы.

Законность обжалуемых судебных актов проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзыве на нее.

Как следует из материалов дела и установлено судами, истец является правообладателем словесного товарного знака "CSKA" по свидетельству Российской Федерации N 157579 (дата приоритета - 20.08.1996, дата регистрации - 13.10.1997, дата истечения срока действия регистрации - 20.08.2026), а также словесного товарного знака "ЦСКА" по свидетельству Российской Федерации N 157580 (дата приоритета - 20.08.1996, дата регистрации - 13.10.1997, дата истечения срока действия регистрации - 20.08.2026). Указанные товарные знаки зарегистрированы в отношении товаров 1 - 34-го классов и услуг 35 - 42-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации товарных знаков (далее - МКТУ).

Истец является некоммерческой организацией, созданной для выполнения работ, оказания услуг в целях обеспечения реализации предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий Министерства обороны Российской Федерации в сфере физической культуры.

Истцу стало известно, что ответчик осуществляет коммерческую деятельность путем распространения рекламы, является правообладателем доменного имени, расположенного по адресу http://tennis-cska.ru, неправомерно использует обозначение со словесным элементом "ЦСКА" как составную часть наименования организации.

ФАУ МО РФ "ЦСКА", утверждая, что ответчик осуществляет деятельность в области спорта, медицины, образования, общественного питания и т.д., которая относится к услугам 35 , 36 , 41-го и 42-го классов МКТУ, то есть оказывает услуги, однородные тем, которые оказывает истец, используя при этом без согласия истца принадлежащие ему товарные знаки, обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из того, что в период 1991-1993 годов истец стал одним из учредителей малого предприятия "Теннисный спортивный клуб ЦСКА"; полномочными представителями истца в результате утверждения устава ответчика последнему было предоставлено право использования словесных элементов "ЦСКА" как в полном, так и сокращенном наименовании, в том числе для осуществления коммерческой деятельности, необходимой для достижения уставных целей; использование словесного обозначения "ЦСКА" при осуществлении коммерческой деятельности ответчика было прямо согласовано представителями истца, а в последующем признавалось законным и даже необходимым для достижения уставных целей самого истца; факт возникновения у ответчика с 01.03.1996 прав на коммерческое обозначение "Теннисный спортивный клуб ЦСКА" подтверждается имеющимися в материалах дела доказательствами; поскольку установлено, что ответчику принадлежит право на коммерческое обозначение "Теннисный спортивный клуб ЦСКА, то у ответчика имеются законные права и интересы в отношении доменного имени tennis-cska.ru; с учетом недобросовестного поведения истца, выразившегося в попытке запретить ранее одобренное использование ответчиком словесных обозначений "ЦСКА"/"CSKA" при осуществлении коммерческой деятельности, в действиях по обращению с настоящим иском усматриваются признаки злоупотребления правом; о предполагаемом нарушении исключительных прав на товарные знаки истец должен был узнать, как минимум, по состоянию на дату приоритета этих товарных знаков (20.08.1996), в связи с чем срок исковой давности считается пропущенным; принимая во внимание, что ответчик является некоммерческой организацией, исковые требования в части обязания ответчика внести изменения в учредительные документы в части фирменного наименования путем исключения из наименования слова "ЦСКА" подлежат оставлению без удовлетворения как не основанные на законе.

Суд апелляционной инстанции, оставляя решение суда первой инстанции без изменения, подтвердил правильность содержащихся в нем выводов, дополнительно указав, что довод апелляционной жалобы о неправильном применении судом первой инстанции исковой давности подлежит отклонению, поскольку заявленные истцом требования рассмотрены судом по существу, в их удовлетворении отказано полностью по основаниям, не связанным с применением исковой давности.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, заслушав мнение представителей истца и ответчика, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального права и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным судами обстоятельствам, суд кассационной инстанции не усматривает оснований для отмены обжалуемых судебных актов в силу следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233) , если этим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных тем же Кодексом . Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными указанным Кодексом ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную данным кодексом , другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим Кодексом .

В силу пункта 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 этого Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 этой статьи . Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: 1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; 2) при выполнении работ, оказании услуг; 3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; 4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; 5) в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации (пункт 2 той же статьи) .

Согласно пункту 3 статьи 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Исследовав представленные в материалы дела доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о возникновения у ответчика с 01.03.1996 исключительного права прав на коммерческое обозначение "Теннисный спортивный клуб ЦСКА".

Возражая против указанного вывода, заявитель кассационной жалобы ссылается на невозможность возникновения исключительного права на коммерческое обозначение с 01.03.1996, поскольку в соответствии с выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц ответчик зарегистрирован лишь 03.02.1997.

Вместе с тем приведенный довод истца не может быть признан обоснованным, поскольку из материалов дела усматривается, что ответчик с 10.09.1993 был зарегистрирован в форме общественного объединения с тем же наименованием, что подтверждается имеющимися в материалах дела уставом РОО "Теннисный спортивный клуб ЦСКА", первая редакция которого была утверждена учредительным собранием 10.09.1993; свидетельством о государственной регистрации устава общественного объединения от 30.09.1993 N 2870; справкой Московского городского комитета по статистике от 08.10.1993.

Согласно пункту 1 статьи 1538 ГК РФ юридические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность (в том числе некоммерческие организации, которым право на осуществление такой деятельности предоставлено в соответствии с законом их учредительными документами), а также индивидуальные предприниматели могут использовать для индивидуализации принадлежащих им торговых, промышленных и других предприятий (статья 132) коммерческие обозначения, не являющиеся фирменными наименованиями и не подлежащие обязательному включению в учредительные документы и единый государственный реестр юридических лиц.

В силу пункта 1 статьи 1539 ГК РФ правообладателю принадлежит исключительное право использования коммерческого обозначения в качестве средства индивидуализации принадлежащего ему предприятия любым не противоречащим закону способом (исключительное право на коммерческое обозначение), в том числе путем указания коммерческого обозначения на вывесках, бланках, в счетах и на иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках, в сети "Интернет", если такое обозначение обладает достаточными различительными признаками и его употребление правообладателем для индивидуализации своего предприятия является известным в пределах определенной территории.

Установив на основании вышеприведенных норм, что ответчику принадлежит исключительное право на коммерческое обозначение, совпадающее с его наименованием, которое возникло с 01.03.1996, суд первой инстанции сослался на доказательства, подтверждающие правомерность такого вывода, что опровергает довод заявителя кассационной жалобы о необоснованности соответствующего вывода суда. Каких-либо убедительных аргументов, опровергающих вывод суда о возникновении у ответчика исключительного права на коммерческое обозначение, заявитель кассационной жалобы не привел.

При таких обстоятельствах, у суда кассационной инстанции, не обладающего в силу части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации полномочиями по переоценке доказательств и установлению фактических обстоятельств, оснований для иного вывода не имеется.

Пунктом 6 статьи 1252 ГК РФ предусмотрено, что если различные средства индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение) оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты, преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее, либо в случаях установления конвенционного или выставочного приоритета средство индивидуализации, которое имеет более ранний приоритет.

Принимая во внимание, что принадлежащие истцу товарные знаки имеют более позднюю дату приоритета (20.08.1996), чем дата возникновения у ответчика права на коммерческое обозначение, использование ответчиком при оказании услуг обозначения "Теннисный спортивный клуб ЦСКА" правомерно не признано судами нарушением исключительных прав истца на товарные знаки.

Также суды, исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, пришли к обоснованному выводу о том, что истец с 25.03.1991 являлся одним из учредителей Теннисного спортивного клуба ЦСКА в форме малого предприятия, а затем с его одобрения в 1993 году Теннисный спортивный клуб ЦСКА продолжил деятельность как общественное объединение, реорганизованное впоследствии в региональную общественную организацию. При этом судами установлено, что на протяжении всего этого периода времени ответчик на возмездной основе использовал принадлежащее истцу имущество для ведения своей уставной деятельности, между истцом и ответчиком сложилось взаимовыгодное сотрудничество.

Таким образом, выводы судов о том, что ответчик с момента своего учреждения открыто и непрерывно использовал в своем наименовании обозначение "ЦСКА", о чем истцу было заведомо известно, являются правильными. При этом истец не только не препятствовал, но и систематически одобрял такое использование, поскольку деятельность ответчика осуществлялась, в том числе и в интересах истца.

Отказывая в удовлетворении требования истца о запрете использования обозначения "CSKA" в доменном имени, администратором которого является ответчик, суды правомерно исходили из того, что у ответчика в связи с наличием исключительного права на коммерческое обозначение имеются законные права и интересов в отношении доменного имени.

Ссылка истца на то, что ответчик в доменном имени используется иное обозначение ("CSKA"), нежели используемое им в наименовании организации (ЦСКА), подлежит отклонению в силу того, что названные обозначения являются фонетически и семантически сходными, различие в графическом исполнении обозначений имеет второстепенное значение и существенно не влияет на восприятие потребителями обозначений как обладающих высокой степенью сходства.

Кроме того, суды пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях ФАУ МО РФ "ЦСКА" по обращению с настоящим иском злоупотребления правом, запрет на которое установлен статьей 10 ГК РФ, приняв при этом во внимание, что истец принимал участие в создании Теннисного спортивного клуба ЦСКА, в течение длительного времени одобрял ведение ответчиком деятельности под этим наименованием.

При этом истец не поясняет, а материалы дела не содержат доказательств того, каким образом использование ответчиком при оказании услуг предоставления теннисных кортов (обучения теннису) обозначения "Теннисный спортивный клуб ЦСКА" препятствует осуществлению истцом его деятельности, учитывая, что объекты, предназначенные для оказания соответствующих услуг, предоставлены в пользование ответчику и истец не заявляет о намерении изменить существующее положение.

Признание действий по обращению с иском злоупотреблением правом является самостоятельным и достаточным основанием для отказа в судебной защите принадлежащего права.

Выводы судов относительно участия истца в учреждении ответчика, об одобрении деятельности последнего с использованием обозначения "ЦСКА", возникновения у ответчика исключительного права на коммерческое обозначение "Теннисный спортивный клуб ЦСКА", наличия в действиях истца по обращению с настоящим иском злоупотребления правом в достаточной степени мотивированы.

Согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 23.04.2013 N 16549/12, исходя из принципа правовой определенности, решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено судом апелляционной инстанции исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Указанная правовая позиция применима и при рассмотрении дела судом кассационной инстанции, у которого отсутствуют полномочия по переоценке доказательств и установлению фактических обстоятельств.

Доводам заявителя кассационной жалобы об отсутствии оснований для применения к рассматриваемым требованиям исковой давности дана надлежащая оценка со стороны суда апелляционной инстанции, который указал, что все требования истца были рассмотрены судом первой инстанции по существу и применение исковой давности не являлось единственным основанием для отказа в удовлетворении настоящего иска.

Также судом кассационной инстанции не принимаются доводы ФАУ МО РФ "ЦСКА" о необоснованности выводов судов о том, что требование о внесении изменений в учредительные документы в части фирменного наименования не основано на законе.

ГК РФ не ограничивает субъекта в выборе способа защиты нарушенного права; граждане и юридические лица в силу статьи 9 ГК РФ вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению, однако избранный лицом способ защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права и спорного правоотношения и в конечном итоге привести к восстановлению нарушенного права.

Согласно пункту 1 статьи 1252 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом , требования:

1 ) о признании права - к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя;

2 ) о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия;

3 ) о возмещении убытков - к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб, в том числе нарушившему его право на вознаграждение, предусмотренное статьей 1245 , пунктом 3 статьи 1263 и статьей 1326 этого Кодекса;

4 ) об изъятии материального носителя в соответствии с пунктом 4 указанной статьи - к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю;

5 ) о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя - к нарушителю исключительного права.

В силу пункта 3 статьи 1474 ГК РФ не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица.

Пунктом 4 той же статьи предусмотрено, что юридическое лицо, нарушившее правила пункта 3 этой статьи , обязано по требованию правообладателя прекратить использование фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым правообладателем, и возместить правообладателю причиненные убытки.

Из изложенного следует, что законодательством, определяющим способы защиты исключительных прав, в том числе защиты прав на товарный знак и фирменное наименование, такой способ защиты как предъявление требования о внесении изменений в учредительные документы, не предусмотрен, в связи с чем в удовлетворении этого требования судами первой и апелляционной инстанций было отказано правомерно.

Кроме того, согласно правовой позиции, изложенной в пункте 58.2 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", в силу пункта 4 статьи 54 , пункта 1 статьи 1473 ГК РФ право на фирменное наименование возникает только у юридического лица, являющегося коммерческой организацией.

Наименования некоммерческих организаций ( статья 4 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях") не являются средством индивидуализации юридических лиц в смысле положений части четвертой ГК РФ, на них не распространяется правовая охрана, установленная параграфом 1 главы 76 ГК РФ.

Ввиду этого правила, предусмотренные статьей 1473 ГК РФ, в том числе запреты, содержащиеся в пункте 4 этой статьи , на некоммерческие организации не распространяются.

Таким образом, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального права и норм процессуального права.

С учетом изложенного решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанций являются законными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Уплаченная за подачу кассационной жалобы государственная пошлина, принимая во внимание результат рассмотрения этой жалобы, подлежит в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отнесению на истца.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда города Москвы от 20.04.2016 по делу N А40-142034/2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2016 по тому же делу - оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

А.А.СНЕГУР

 

Судьи

Р.В.СИЛАЕВ

Н.Н.ТАРАСОВ

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.