Судебная практика к статье 1508 Гражданский кодекс РФ. О запрете использования выражения, товарного знака, о понуждении к изменению фирменного наименования.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 76. Права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий » § 2. Право на товарный знак и право на знак обслуживания » 4. Особенности правовой охраны общеизвестного товарного знака » Статья 1508. Общеизвестный товарный знак » Дело NС01-1215/2016 по делу N А10-4699/2015. О запрете использования выражения, товарного знака, о понуждении к изменению фирменного наименования.

Дело NС01-1215/2016 по делу N А10-4699/2015. О запрете использования выражения, товарного знака, о понуждении к изменению фирменного наименования.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 февраля 2017 г. по делу N А10-4699/2015

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 15 февраля 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 17 февраля 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий судья - Тарасов Н.Н.,

судьи - Силаев Р.В., Снегур А.А.,

КонсультантПлюс: примечание.

Здесь и далее по тексту, видимо, допущена опечатка: имеется в виду постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 20.09.2016, а не постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Автолидер" (ул. Борсоева, д. 3, г. Улан-Удэ, Республика Бурятия, 670000, ОГРН 1020300978741) на постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 20.09.2016 (судьи Скажутина Е.Н., Бушуева Е.М., Капустина Л.В.) по делу N А10-4699/2015 по иску общества с ограниченной ответственностью "Автолидер" к Негосударственному образовательному учреждению дополнительного образования учебный центр "Автолидер" (проезд 18, 518, СНТ Пищевик, г. Улан-Удэ, Республика Бурятия, 670033, ОГРН 1120327018151) о защите средств индивидуализации.

В судебном заседании принял участие представитель Негосударственного образовательного учреждения дополнительного образования учебный центр "Автолидер" - Гундунов Е.Д. (генеральный директор).

Суд по интеллектуальным правам

 

установил:

 

общество с ограниченной ответственностью "Автолидер" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Бурятия с иском к негосударственному образовательному учреждению дополнительного образования учебный центр "Автолидер" (далее - учебный центр) о запрете использования выражения "Автолидер" в этом виде, или в ином, схожем с ним до степени смешения ("Автолидер". "AutoЛидер" и т.п.) в качестве коммерческого обозначения своих предприятий, запрете использования принадлежащего истцу товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 380356, как целиком, так и элементов, содержащихся в знаке, а также о понуждении ответчика к изменению фирменного наименования, исключив из него совпадения до степени смешения с фирменным наименованием истца.

Решением Арбитражного суда Республики Бурятия от 29.12.2015 исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 20.09.2016, решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 29.12.2015 по настоящему делу отменено, в удовлетворении иска отказано.

Не согласившись с принятым судом апелляционной инстанции судебным актом, общество обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просило обжалуемый судебный акт отменить по мотивам его незаконности и необоснованности, несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, и имеющимся в деле доказательствам.

По мнению заявителя кассационной жалобы, суд апелляционной инстанции дал неправильную оценку возможности введения в заблуждение потребителей в случае использования при осуществлении своей деятельности ответчиком словесного обозначения "АВТОЛИДЕР".

Кроме того, заявитель кассационной жалобы полагает, что суд апелляционной инстанции неправомерно перешел к рассмотрению настоящего дела по правилам суда первой инстанции.

В судебном заседании арбитражного суда кассационной инстанции представитель ответчика возражал против удовлетворения кассационной жалобы, полагая, что обжалуемый судебный акт является законным и обоснованным.

Истец, извещенный надлежащим образом о месте и времени рассмотрения кассационной жалобы, своего представителя в судебное заседание суда кассационной инстанции не направил, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в его отсутствие.

В соответствии с положениями статьи 124 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции принял во внимание изменение наименования ответчика (без изменения его организационно-правовой формы) с Негосударственного образовательного учреждения дополнительного образования учебный центр "Автолидер" на частное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования учебный центр "Автолидер" (ОГРН 1120327018151).

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Изучив материалы дела, оценив доводы кассационной жалобы, внимательно выслушав правовую позицию представителя ответчика, проверив в порядке статей 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражным судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу о том, что обжалуемый судебный акт подлежит оставлению без изменения в силу следующего.

Исковые требования мотивированы тем, что общество, зарегистрированное в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) 18.11.2002 и имеющее фирменное наименование, включающее словесное обозначение "Автолидер", занимается деятельностью, связанной с продажей автомобильных запчастей, ремонтом автомобилей и иной деятельностью, связанной с автомобильным транспортом.

Общество также является правообладателем исключительного прав на комбинированный товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 380356 (с приоритетом от 19.02.2008).

Ссылаясь на то, что, осуществляя деятельность по обучению водителей автотранспортных средств с использованием в своем названии, а также на вывесках, в рекламе, на сайте в сети "Интернет" словесного обозначения "Автолидер", ответчик допустил нарушение принадлежащего истцу исключительного права на принадлежащие ему товарный знак и фирменное наименование, а также на коммерческое обозначение, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Исковые требования основаны на положениях статей 1474 , 1484 и 1539 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил как из надлежащего извещения ответчика о времени и месте судебного разбирательства, так и из доказанности материалами дела факта нарушения ответчиком исключительных прав истца на средства индивидуализации.

Так суд первой инстанции указал, что ответчиком не представлено доказательств наличия прав на использование чужого товарного знака, в ЕГРЮЛ он зарегистрирован позже, чем истец, а использование коммерческого обозначения, способного ввести в заблуждение относительно принадлежности предприятия определенному лицу, в частности обозначения, сходного до степени смешения с фирменным наименованием, товарным знаком или защищенным исключительным правом коммерческим обозначением, принадлежащим другому лицу, у которого соответствующее исключительное право возникло ранее не допускается.

При этом, ссылаясь на разъяснения, содержащиеся в пункте 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122, согласно которым вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что используемое учебным центром словесное обозначение "Автолидер" тождественно словесному товарному знаку истца и его фирменному наименованию.

Кроме того, суд первой инстанции указал на то обстоятельство, что в силу положений статьи 1508 ГК РФ правовая охрана товарного знака, внесенного в реестр общеизвестных, может быть распространена на неоднородные видам деятельности (товары) в сравнении с видами деятельности истца, если наименование ответчика может вызвать ассоциацию у потребителей с правообладателем и причинить ущерб его интересам.

Установив, что ответчик надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства извещен не был, суд апелляционной инстанции определением от 06.07.2016 перешел к рассмотрению настоящего дела по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом для рассмотрения дел в суде первой инстанции.

Повторно рассмотрев настоящее дело, суд апелляционной инстанции в иске отказал.

При этом суд апелляционной инстанции руководствовался следующим.

Как усматривается из материалов дела, отражено в учредительных документах ответчика и установлено судом апелляционной инстанции, основным видом деятельности ответчика является деятельность школ подготовки водителей автотранспортных средств (80.41.1) , а в качестве дополнительных видов деятельности указаны образование для взрослых и прочие виды образования, не включенные в другие группировки (80.42) .

Основным видом деятельности истца является оптовая торговля автомобильными деталями, узлами и принадлежностями (50.30.1) дополнительным выступают техническое обслуживание и ремонт легковых автомобилей (50.20.1) , оптовая торговля автомобильными деталями, узлами и принадлежностями (50.30.1) , розничная торговля моторным топливом (50.50) , деятельность агентов по оптовой торговле прочими товарами, не включенными в другие группировки (51.18.27) , оптовая торговля эксплуатационными материалами и принадлежностями машин и оборудования (51.65.2) , сдача внаем собственного нежилого недвижимого имущества, образовательная деятельность и прочее (70.20.2) .

В соответствии с пунктом 1 статьи 54 ГК РФ юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на организационно-правовую форму, а в случаях, когда законом предусмотрена возможность создания вида юридического лица, указание только на такой вид. Наименование некоммерческой организации и в предусмотренных законом случаях наименование коммерческой организации должны содержать указание на характер деятельности юридического лица.

В силу пункта 4 статьи 54 ГК РФ, юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование. Требования к фирменному наименованию устанавливаются названным Кодексом и другими законами. Права на фирменное наименование определяются в соответствии с правилами раздела VII названного Кодекса.

В силу действующей с 01.01.2008 статьи 1474 ГК РФ фирменное наименование относится к средствам индивидуализации юридического лица, на которые юридическое лицо обладает исключительным правом.

При этом согласно пункту 6 статьи 1252 ГК РФ, если различные средства индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение) оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты, преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее. Обладатель такого исключительного права может в порядке, установленном ГК РФ, требовать признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку (знаку обслуживания) либо полного или частичного запрета на использование фирменного наименования или коммерческого обозначения.

Вместе с тем при анализе выписок из ЕГРЮЛ каждой из сторон судом апелляционной инстанции не было установлено одинаковых видов разрешенной деятельности.

Учитывая названные обстоятельства и сославшись на положения пункта 3 статьи 1252 и пунктов 3 и 4 статьи 1474 ГК РФ, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что наличие в составе фирменного наименования коммерческой организации истца и в наименовании некоммерческой организации ответчика одного и того же слова "Автолидер" при несовпадении вида деятельности, не свидетельствует об однозначной возможности смешения юридических лиц и введения в заблуждение потребителей или контрагентов.

При этом суд апелляционной инстанции не учел следующее обстоятельство.

Как установлено судом апелляционной инстанции, ответчик является негосударственным образовательным учреждением дополнительного образования, то есть в силу положений статьи 50 ГК РФ и положений Федерального закона от 29.12.2012 N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" является некоммерческой организацией.

Вместе с тем, схожая действующая в настоящее время правовая норма закреплена пунктом 8 статьи 1483 ГК РФ, согласно которой с учетом предмета настоящего спора не могут быть в отношении однородных товаров зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с охраняемым в Российской Федерации фирменным наименованием (его отдельными элементами), право на которое в Российской Федерации возникло у иного лица ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

При этом под фирменным наименованием в смысле пункта 4 статьи 54 ГК РФ (в редакции, действовавшей на дату приоритета товарного знака) понималось только наименование юридического лица, являющегося коммерческой организацией.

С момента введения в действие части четвертой ГК РФ (01.01.2008) исключительное право на фирменное наименование также закреплено только за юридическими лицами, являющимися коммерческими организациями ( статья 1225 , пункт 1 статьи 1473 ГК РФ).

Между тем наименования некоммерческих организаций ( статья 4 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях") не являются средством индивидуализации юридических лиц в смысле положений части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации, на них не распространяется правовая охрана, установленная параграфом 1 главы 76 названного Кодекса ( пункт 58.2 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 5/29)).

Таким образом, некоммерческая организация имеет исключительное право его использования лишь на основании Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях".

Вследствие этого у суда апелляционной инстанции не имелось оснований для применения в данном споре положений пунктов 3 и 4 статьи 1474 ГК РФ, который применим лишь к коммерческим организациям.

Вместе с тем суд кассационной инстанции полагает необходимым отметить, что суд апелляционной инстанции хотя и сослался на неправильную норму права, но с учетом оценки представленных в дело доказательств, пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований.

Кроме того, суд апелляционной инстанции, правомерно ссылаясь как на правовую позицию высшей судебной инстанции, так и на результаты сравнительного анализа противопоставленных обозначений (комбинированного товарного знака истца и используемого ответчиком словесного обозначения), проведенного им самостоятельно с учетом положений, содержащихся в Методических рекомендациях по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство, утвержденных приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 31.12.2009 N 197, пришел к выводу об отсутствии сходства до степени смешения противопоставленных обозначений, и, как следствие, признал необоснованными доводы истца о том, что ответчик при реализации своих услуг использует обозначения, сходные с товарным знаком истца, чем вводит потребителя в заблуждение относительно организации, оказывающей услугу, и нарушает принадлежащее истцу исключительные права на зарегистрированный товарный знак, и, как следствие, необходимость отказа в иске в данной части.

В общем и целом согласившись с указанным выводом суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции полагает необходимым отметить, что указав на факт отсутствия визуального, фонетического и семантического сходства сравниваемых обозначений, суд апелляционной инстанции, не приняв во внимание правовую позицию высшей судебной инстанции, приведенную в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.06.2013 N 2050/13, не дал оценки критерию однородности оказываемых ответчиком услуг с услугами, для которых зарегистрирован спорный товарный знак.

Между тем из материалов дела усматривается, что общество является правообладателем исключительных прав на комбинированный товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 380356 (с приоритетом от 19.02.2008), правовая охрана которого предоставлена для услуг 35-го (продвижение товаров [для третьих лиц]; реклама; услуги снабженческие для третьих лиц [закупка и обеспечение предпринимателей товарами]), 37-го (восстановление двигателей, полностью или частично изношенных; восстановление машин, полностью или частично изношенных; восстановление протектора на шинах; вулканизация покрышек [ремонт]; лакирование; мытье транспортных средств; обработка антикоррозионная транспортных средств; полирование транспортных средств; работы газо-слесарно-технические; ремонт и техническое обслуживание транспортных средств; ремонт и техническое обслуживание горелок; ремонт насосов; смазка транспортных средств; станции обслуживания транспортных средств, в том числе станции автозаправочные, газозаправочные; установка, ремонт и техническое обслуживание машинного оборудования; чистка транспортных средств) классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ).

Вместе с тем допущенная методологическая ошибка не повлекла за собой ошибочного результата и не привела к принятию неверного судебного акта, как следствие, не свидетельствует о необходимости отмены или изменения обжалуемого судебного акта.

При разрешении требования истца о запрете ответчику использовать словесное обозначение "Автолидер", являющееся, по мнению истца, коммерческим обозначением его предприятия, суд апелляционной инстанции учел правовую позицию высшей судебной инстанции, изложенную в пункте 64 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", из которой следует, что исключительное право использования коммерческого обозначения на основании пункта 1 статьи 1539 ГК РФ принадлежит правообладателю, если такое обозначение обладает достаточными различительными признаками и его употребление правообладателем для индивидуализации своего предприятия является известным в пределах определенной территории.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что общеизвестное словосочетание "Автолидер", которое может трактоваться со множеством смысловых значений, не имеет каких-либо различительных признаков, необходимых для признания обозначения средством индивидуализации предприятия истца, поскольку не обладает различительной способностью, является общеупотребимым и не может служить средством индивидуализации предприятия.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований истца.

Таким образом, хотя суд апелляционной инстанции отказал в иске по иным основаниям, его вывод о невозможности удовлетворения требований истца является правильным.

С учетом изложенного, суд кассационной инстанции считает, что судом апелляционной инстанции при рассмотрении спора правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, полно, всесторонне и объективно исследованы представленные доказательства в их совокупности, с учетом доводов и возражений лиц, участвующих в деле, и сделаны в основном правильные выводы, соответствующие фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, а доводы кассационной жалобы направлены на переоценку доказательств, в связи с чем судом кассационной инстанции отклоняются как не основанные на материалах дела и нормах закона.

Между тем согласно статье 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Довод кассационной жалобы о неправомерности повторного рассмотрения настоящего дела судом апелляционной инстанции, судебной коллегией отклоняется, поскольку доводы ответчика о его ненадлежащем извещении судом первой инстанции о начале судебного процесса истцом не опровергнуты.

При этом о фальсификации представленных в дело доказательств, в том числе письма начальника Улан-Удэнского почтамта УФПС Республики Бурятия от 15.05.2016 (т. 1 л.д. 140) в установленном законом порядке истцом суду не заявлено.

Между тем из названного документа следует, что по вине работников почты России судебные отправления Арбитражного суда Республики Бурятия, адресованные ответчику, вручались ненадлежащим лицам.

При этом из положений пункта 2 части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, является безусловным основанием для отмены принятых по делу судебных актов.

Доводы кассационной жалобы об ошибочности выводов суда апелляционной инстанции в отношении отсутствия сходства обозначений, используемых в хозяйственной деятельности истцом и ответчиком, а также о том, что ими осуществляется аналогичная деятельность, отклоняется судом кассационной инстанции как декларативный, ничем не подтвержденный и свидетельствующий исключительно о несогласии истца с названными выводами.

При этом судебная коллегия полагает необходимым отметить, что кассационная жалоба не содержит указания на наличие в деле доказательств, которым не было бы дано оценки судом апелляционной инстанции.

Согласно части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для изменения или отмены решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций являются несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Судебная коллегия полагает, что неправильное применение судом апелляционной инстанции норм материального права при оценке доводов истца о нарушении его прав на фирменное наименование не повлекло за собой фатально неверного результата, приводящего к необходимости изменения или отмены судебного акта.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены спорного судебного акта, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного, обжалуемый судебный акт подлежит оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Судебные расходы по уплате государственной пошлины в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителя кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 20.09.2016 по делу N А10-4699/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Автолидер" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

Н.Н.ТАРАСОВ

 

Судья

Р.В.СИЛАЕВ

 

Судья

А.А.СНЕГУР

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.