Судебная практика к статье 1477 Гражданский кодекс РФ. О защите исключительных прав на товарный знак.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 76. Права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий » § 2. Право на товарный знак и право на знак обслуживания » 1. Основные положения » Статья 1477. Товарный знак и знак обслуживания » Дело NС01-490/2017 по делу N А40-159010/2016. О защите исключительных прав на товарный знак.

Дело NС01-490/2017 по делу N А40-159010/2016. О защите исключительных прав на товарный знак.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 июля 2017 г. по делу N А40-159010/2016

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 19 июля 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 25 июля 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи - Пашковой Е.Ю.,

судей - Голофаева В.В., Погадаева Н.Н.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу негосударственного образовательного частного учреждения высшего образования "Московский Институт Телевидения и Радиовещания "Останкино" (ул. Волочаевская, д. 38, стр. 1, Москва, 111033, ОГРН 1037717002135) на решение Арбитражного суда города Москвы от 18.01.2017 по делу N А40-159010/2016 (судья Ведерников М.А.) и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.04.2017 по тому же делу (судьи Левченко Н.И., Головкина О.Г., Григорьев А.Н.)

по иску негосударственного образовательного частного учреждения высшего образования "Московский Институт Телевидения и Радиовещания "Останкино"

к негосударственному образовательному учреждению "Останкинский институт телевидения и радиовещания" (ул. Академика Королева, д. 12, Москва, 127427, ОГРН 1027700250643), индивидуальному предпринимателю Спиркиной Ольге Борисовне (Москва, ОГРН ИП 313774606601170), Шамариной Татьяне Олеговне (Москва)

о защите исключительных прав на товарный знак.

В судебном заседании приняли участие представители:

от негосударственного образовательного частного учреждения высшего образования "Московский Институт Телевидения и Радиовещания "Останкино" - Котов Г.А. (по доверенности от 28.02.2017);

от негосударственного образовательного учреждения "Останкинский институт телевидения и радиовещания" - Абдулкеримов М.С. (по доверенности от 01.12.2016);

от индивидуального предпринимателя Спиркиной Ольги Борисовны - Тонкий Е.С. и Лясковский И.К. (по доверенности от 10.11.2016).

Суд по интеллектуальным правам

 

установил:

 

негосударственное образовательное частное учреждение высшего образования "Московский Институт Телевидения и Радиовещания "Останкино" (далее - НОЧУ ВО "МИТРО") обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к негосударственному образовательному учреждению "Останкинский институт телевидения и радиовещания" (далее - НОУ "ОИТиР"), индивидуальному предпринимателю Спиркиной Ольге Борисовне (далее - предприниматель) и Шамариной Татьяне Олеговне о запрете ответчикам использовать обозначения "Останкино" и "ostankino" в сети Интернет, в том числе на вэб-сайтах http://ostankino-school.ru/, http://www.ostankino-institut.ru/, в доменных именах второго уровня ostankino-institut.ru, ostankino-school.ru, а также в любой деятельности в отношении услуг 41-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков; обязании ответчиков удалить обозначение "Останкино", используемое в сети Интернет, в том числе на вэб-сайтах http://ostankino-school.ru/, http://www.ostankino-institut.ru/, а также в иных материалах, которыми сопровождается деятельность в отношении услуг 41-го класса МКТУ; обязании предпринимателя и Шамариной Т.О. передать права администрирования доменами ostankino-institut.ru, ostankino-school.ru НОЧУ ВО "МИТРО"; взыскании с ответчиков компенсации в размере 1 000 000 рублей с каждого.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 18.01.2017 в удовлетворении требований, заявленных к НОУ "ОИТиР" и Спиркиной О.Б. отказано; в части требований, заявленных к Шамариной Т.О., производству по делу прекращено.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.04.2017 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, НОЧУ ВО "МИТРО", ссылаясь на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, просит указанные судебные акты отменить в части отказа в удовлетворении заявленных требований.

По мнению истца, вывод судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии различительной способности у словесного элемента "Останкино" спорного товарного знака основан на неправильном применении норм материального права, поскольку названный элемент является охраняемым, предоставление правовой охраны спорному товарному знаку оспорено и признано недействительным не было. Однако суды, сделав указанный вывод, отметив при этом, что истец не имеет исключительного права на обозначение "Останкино", фактически признали названный словесный элемент неохраняемым, ограничили правовую охрану товарного знака, объем которой установлен соответствующим решением Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента), которая при проверке заявленного на регистрацию в качестве товарного знака обозначения не установила отсутствие у него различительной способности применительно к тем услугам, для индивидуализации которых испрашивалась правовая охрана.

Как полагает истец, суды первой и апелляционной инстанций исключили тем самым административную процедуру оспаривания предоставления правовой охраны товарному знаку (путем подачи соответствующего возражения в Роспатент).

Заявитель кассационной жалобы не согласен с выводом судов о том, что охраняемым элементом является неразрывно связанное обозначение "Останкино, митро", ссылаясь на то, что в соответствии со свидетельством на спорный товарный знак словесный элемент "Останкино" является охраняемым, сильным, доминирующим элементом. При этом перечисление охраняемых элементов "Останкино, митро" в таком виде не указывает на их неразрывную связь и необходимость лишь совместного использования.

Также НОЧУ ВО "МИТРО" считает ошибочным вывод судов о необходимости установления сходства до степени смешения товарного знака в целом, а не его отдельных элементов, основанном на неверном толковании норм материального права, а вывод об отсутствии сходства до степени смешения сравниваемых обозначений - несоответствующим фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам. В обоснование данного довода НОЧУ ВО "МИТРО" ссылается на то, что для признания нарушения исключительного права достаточно наличия вероятности смешения двух конкурирующих обозначений, а поскольку словесный элемент "Останкино" обладает различительной способностью, является охраняемым, сильным, то именно его необходимо сравнивать с используемыми ответчиками обозначениями "Останкино", "ostankino", которые являются семантически и фонетически тождественными. Иные словесные элементы, используемые ответчиками, тождественны или сходны до степени смешения с неохраняемыми словесными элементами товарного знака истца. С учетом этого истец полагает, что обозначения ответчиков в целом, несмотря на отдельные отличия, ассоциируются с товарным знаком истца.

Кроме того, по мнению заявителя кассационной жалобы, с учетом того, что ответчики нарушили его исключительное право на спорный товарный знак, судам следовало применить статьи 1229 , 1484 , 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и статью 10.bis Конвенция по охране промышленной собственности (заключена в Париже 20.03.1883).

В отзыве на кассационную жалобу предприниматель просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Вопреки доводам НОЧУ ВО "МИТРО", предприниматель полагает, что товарный знак охраняется в целом и для правильного разрешения настоящего спора значимым обстоятельством является сходство до степени смешения товарного знака в целом с обозначениями ответчиков.

Как отмечает предприниматель, вывод судов об отсутствии сходства до степени смешения названных обозначений основан на их детальном сравнительном анализе.

При этом предприниматель полагает, что единственная вероятная ассоциация доменного имени ostankino-school.ru у российского потребителя в сети Интернет - это школа, находящаяся в районе Останкино (что признано сторонами) или имеющая иное отношение к телевидению или радиовещанию в целом, с чем действительно связана деятельность школы предпринимателя.

К тому же предприниматель ссылается на то, что безошибочную идентификацию именно ее услуг обеспечивает использование нераздельного словосочетания "Школа телевидения Ольги Спиркиной "Останкино ТВ", а также разный круг потребителей: потребители истца намерены получить соответствующую специальность высшего образования с выдачей диплома государственного образца, а потребители предпринимателя - образование по основным и дополнительным общеобразовательным программам, программам профессионального обучения.

В отзыве на кассационную жалобу НОУ "ОИТиР" просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Названный ответчик обращает внимание на то, что судами установлено наличие в товарном знаке истца, помимо словесного элемента "Останкино", аббревиатуры "МИТРО" и ее расшифровки "Московский институт телевидения и радиовещания". При этом ответчик начал использовать словесный элемент "Останкино", в том числе в доменном имени ostankinoinstitut.ru, начиная с апреля 2007 года, то есть до возникновения у истца исключительного права на спорный товарный знак. К тому же истец с момента регистрации товарного знака (с 12.08.2008) и до 09.06.2016 каких-либо претензий к ответчику не предъявлял.

НОУ "ОИТиР" полагает, что доводы, изложенные в кассационной жалобе, направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств.

Кроме того, по мнению НОУ "ОИТиР", НОЧУ ВО "МИТРО" злоупотребляет своим правом и пропустило срок исковой давности при обращении в суд с настоящим исковым заявлением.

В судебном заседании представители истца доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, поддержали.

Представители ответчиков доводы заявителя кассационной жалобы оспорили, просили оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Рассмотрев доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, заслушав явившихся в судебное заседание представителей истца и ответчиков, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным судами обстоятельствам, суд кассационной инстанции приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судами, истец является правообладателем комбинированного товарного знака "МИТРО Московский институт телевидения и радиовещания "Останкино" по свидетельству Российской Федерации N 357063, зарегистрированного в отношении товаров 16-го и услуг 41 класса МКТУ. Охраняемыми элементами товарного знака помимо графического изображения являются слова "МИТРО" и "Останкино".

Как считает истец, ответчики без его разрешения используют обозначения, сходные до степени смешения с товарным знаком истца, на вэб-сайте http://vk.com/ostankinoinstitut, в доменном имени ostankino-institut.ru, на вэб-сайте http://ostankino-school.ru/, в доменном имени ostankino-school.ru, рекламируя свою организацию и оказываемые ею услуги.

Истец, полагая, что ответчики своими действиями нарушили его исключительное право на указанный товарный знак, обратился в суд с настоящим иском.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и апелляционной инстанций признали несходными обозначения, используемые ответчиками, с товарным знаком истца. Кроме того, отметили более раннее по сравнению с датой приоритета товарного знака истца начало использования спорного обозначения одним из ответчиков.

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 этого Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 этой статьи . Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

В соответствии с пунктом 2 названной статьи исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: 1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; 2) при выполнении работ, оказании услуг; 3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; 4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; 5) в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Как следует из положений пункта 3 статьи 1484 ГК РФ, никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ предусмотрено, что гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233) , если названным Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом . Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными тем же Кодексом ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную этим Кодексом , другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается указанным Кодексом .

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, суды установили, что на сайте ответчиков не размещены обозначения, сходные с комбинированным товарным знаком истца. Исходя из разъяснений, изложенных в Методических рекомендациях по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство, утвержденных приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 31.12.2009 N 197 (далее - Методические рекомендации), суды признали, что аббревиатура "МИТРО" является сильным элементом, а словесный элемент "Останкино" - слабым, поскольку задолго до создания НОЧУ ВО "МИТРО" возникла устойчивая ассоциативная связь слов "Останкино" и "телевидение" с соответствующим общеупотребимым значением. Также судами отмечено, что использование сторонами с очевидностью несходных графических изображений усугубляет различие между товарным знаком истца и изображениями и словесными элементами на сайтах ответчиков.

Также судами принято во внимание, что ответчики осуществляют свою деятельность на территории телецентра "Останкино", что достоверно ориентирует воспринимающих информацию об ответчиках и указывает на место нахождения как относительно района, так и конкретного телекомплекса, а именно: слово "Останкинский" вместо слова "Останкино", используемого истцом.

При таких обстоятельствах суды пришли к выводу о том, что товарный знак истца в части слова "Останкино" не обладает различительной способностью и является общепринятым наименованием географической местности (района г. Москвы), истец не имеет исключительных прав на обозначение "Останкино", тогда как охраняемым элементом в товарном знаке истца является неразрывно связанное обозначение "Останкино, митро".

С учетом этого суды пришли к выводу об отсутствии сходства до степени смешения товарного знака истца и обозначений, используемых ответчиками.

Кроме того, суды приняли во внимание, что НОУ "ОИТиР" зарегистрирован до 01.07.2002, указав, что истец требует запретить некоммерческой организации использовать собственное наименование, что противоречит пункту 1.1 статьи 4 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях".

В связи с этим суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований заявленных к НОУ "ОИТиР" и предпринимателю.

Производство в части требований, заявленных к Шамариной Т.О., было прекращено ввиду их неподведомственности арбитражным судам, что истцом не оспаривается.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции об отсутствии сходства до степени смешения, отметив, что в данном случае необходимо установить сходство до степени смешения товарного знака в целом, а не отдельных его элементов.

Суд кассационной инстанции соглашается с доводами истца об ошибочности вывода судов первой и апелляционной инстанций, согласно которым у истца отсутствует исключительное право на словесный элемент "Останкино" в связи с тем, что он не обладает различительной способностью.

Пунктом 1 статьи 1477 ГК РФ установлено, что на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак ( статья 1481 ГК РФ).

На территории Российской Федерации действует исключительное право на товарный знак, зарегистрированный федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, а также в других случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации ( статья 1479 ГК РФ).

Пунктами 1 и 2 статьи 1481 ГК РФ предусмотрено, что на товарный знак, зарегистрированный в Государственном реестре товарных знаков, выдается свидетельство на товарный знак. Свидетельство на товарный знак удостоверяет приоритет товарного знака и исключительное право на товарный знак в отношении товаров, указанных в свидетельстве.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1248 ГК РФ в случаях, предусмотренных этим Кодексом , защита интеллектуальных прав в отношениях, связанных с подачей и рассмотрением заявок на выдачу патентов на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров, с государственной регистрацией этих результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, с выдачей соответствующих правоустанавливающих документов, с оспариванием предоставления этим результатам и средствам правовой охраны или с ее прекращением, осуществляется в административном порядке (пункт 2 статьи 11) соответственно федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности и федеральным органом исполнительной власти по селекционным достижениям, а в случаях, предусмотренных статьями 1401 - 1405 названного Кодекса, федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации (пункт 2 статьи 1401) . Решения этих органов вступают в силу со дня принятия. Они могут быть оспорены в суде в установленном законом порядке.

В пункте 62 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что в силу пункта 1 статьи 1484 ГК РФ исключительное право использования товарного знака принадлежит лицу, на имя которого соответствующий товарный знак зарегистрирован (правообладателю).

Следовательно, лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак, не может быть отказано в его защите (даже в случае, если в суд представляются доказательства неправомерности регистрации товарного знака) до признания предоставления правовой охраны такому товарному знаку недействительной в порядке, предусмотренном статьей 1512 ГК РФ, или прекращения правовой охраны товарного знака в порядке, установленном статьей 1514 ГК РФ.

Из приведенных норм следует, что исключительное право на зарегистрированный товарный знак принадлежит его правообладателю и действует на всей территории Российской Федерации вне зависимости от использования этого товарного знака в границах той или иной географической территории или административного образования. По общему правилу другие лица могут использовать такой товарный знак только с согласия его правообладателя также на всей территории Российской Федерации без каких-либо ограничений. Использование товарного знака другими лицами без согласия правообладателя является нарушением соответствующих исключительных прав. В защите зарегистрированного товарного знака не может быть отказано до признания предоставления правовой охраны такому товарному знаку недействительным.

С учетом этого вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что истец не имеет исключительных прав на обозначение "Останкино" ввиду того, что товарный знак истца в части слова "Останкино" не обладает различительной способностью и является общепринятым наименованием географической местности (района г. Москвы), противоречит нормам действующего законодательства, поскольку предоставление правовой охраны товарному знаку истца оспорено в административном порядке и признано недействительным не было, правовая охрана этого товарного знака является действующей.

При этом доводов о злоупотреблении истцом правом при регистрации защищаемого товарного знака, что могло бы являться основанием для отказа в его защите в связи с неправомерностью регистрации, ответчиками не заявлено и соответствующих доказательств не представлено.

Вместе с тем данный ошибочный вывод судов не привел к принятию неправильных судебных актов, а иные доводы, изложенные в кассационной жалобе, не могут служить основанием для их изменения или отмены в связи со следующим.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного информационным письмом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122, вопрос о степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы.

При этом указанная позиция не может пониматься как возможность осуществления судом произвольной оценки и исключающая необходимость при установлении факта сходства обозначений до степени смешения руководствоваться требованиями нормативных правовых актов, регулирующих соответствующие вопросы, и указаниями высшей судебной инстанции о толковании нормы права.

Согласно абзацу шестому пункта 14.4.2 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 05.03.2003 N 32, обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

Оценка сходства обозначений производится на основе общего впечатления, формируемого, в том числе с учетом неохраняемых элементов. При этом формирование общего впечатления может происходить под воздействием любых особенностей обозначений, в том числе доминирующих словесных или графических элементов, их композиционного и цветографического решения и др. Исходя из разновидности обозначения (словесное, изобразительное, звуковое и т.д.) и / или способа его использования, общее впечатление может быть зрительным и / или слуховым.

Делая вывод об отсутствии сходства сравниваемых обозначений до степени смешения, суды первой и апелляционной инстанций провели анализ на предмет их сходства на основании норм действующего законодательства, рекомендаций и разъяснений вышестоящих судебных инстанций.

Так, из обжалуемых судебных актов следует, что суды пришли к выводам о том, что на сайте ответчиков не размещены обозначения, графически и семантически сходные с комбинированным товарным знаком истца. Аббревиатура "МИТРО", по мнению судов, является сильным элементом, а словесный элемент "Останкино" - слабым, поскольку задолго до создания НОЧУ ВО "МИТРО" у потребителей возникла устойчивая ассоциативная связь слов "Останкино" и "телевидение". Использование сторонами с очевидностью несходных графических изображений, как отмечено судами, усугубляет различие между товарным знаком истца и обозначениями на сайтах ответчиков.

Таким образом, вывод судов об отсутствии сходства до степени смешения между сравниваемыми обозначениями основан на том, что словесный элемент "Останкино" является слабым ввиду присущего ему общеупотребимого значения, в то время как сильным элементом является аббревиатура "МИТРО", к тому же различие сравниваемых обозначений усиливается за счет разных графических элементов.

При этом, как указано выше, обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия, в то время как в данном случае судами, в том числе с учетом восприятия потребителями словесного элемента "Останкино", установлено, что указанные отличия сравниваемых обозначений в целом не позволяют ассоциировать их друг с другом, наличие опасности смешения обозначений судами также не установлено.

Доводы об обратном, приведенные в кассационной жалобе, сводятся к несогласию истца с оценкой доказательств, данной судами первой и апелляционной инстанций, и сделанными на ее основе выводами, направлены на переоценку установленных судами обстоятельств и имеющихся в материалах дела доказательств, которые были исследованы судами в полном объеме и получили надлежащую оценку с соответствующими ей выводами, изложенными в обжалуемых судебных актах.

Ссылка истца на другие дела, в рамках которых установлено сходство до степени смешения товарного знака истца с другими обозначениями, не имеет правового значения для настоящего дела, поскольку данное дело характеризуется иными фактическими обстоятельствами.

Согласно правовой позиции высшей судебной инстанции, выраженной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, исходя из принципа правовой определенности, судебный акт, основанный на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменен вышестоящим судом исключительно по мотиву несогласия с оценкой фактических обстоятельств, данной судами нижестоящих инстанций.

Как следует из определения Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224, вопросы о наличии у истца исключительного права и нарушении ответчиком этого исключительного права являются вопросами факта, которые устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств. Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Рассмотрев кассационную жалобу в пределах изложенных в ней доводов, судебная коллегия полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые в силу статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены судебных актов судов первой и апелляционной инстанций, не установлено.

Таким образом, обжалуемые судебные акты являются законными, обоснованными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда города Москвы от 18.01.2017 по делу N А40-159010/2016 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.04.2017 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу негосударственного образовательного частного учреждения высшего образования "Московский Институт Телевидения и Радиовещания "Останкино" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

Е.Ю.ПАШКОВА

 

Судья

В.В.ГОЛОФАЕВ

 

Судья

Н.Н.ПОГАДАЕВ

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.