Судебная практика к статье 1475 Гражданский кодекс РФ. О прекращении использования фирменного наименования.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 76. Права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий » § 1. Право на фирменное наименование » Статья 1475. Действие исключительного права на фирменное наименование на территории Российской Федерации » Дело NС01-225/2017 по делу N А43-19023/2016. О прекращении использования фирменного наименования.

Дело NС01-225/2017 по делу N А43-19023/2016. О прекращении использования фирменного наименования.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 апреля 2017 г. по делу N А43-19023/2016

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 6 апреля 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 13 апреля 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Погадаева Н.Н.,

судей Васильевой Т.В., Кручининой Н.А.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Икс Сервис" (пр-кт Революции, д. 9, кв. 1, Нижегородская обл, Балахнинский р-н, г. Балахна, 606400, ОГРН 1145248001843) на решение Арбитражного суда Нижегородской области от 28.09.2016 (судья Трошина Н.В.) по делу N А43-19023/2016 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 20.12.2016 (судьи Бухтоярова Л.В., Большакова О.А., Наумова Е.Н.) по тому же делу

по иску общества с ограниченной ответственностью "Икс Сервис" (ул. Совнаркомовская, д. 28, оф. 50, г. Нижний Новгород, 603086, ОГРН 1065257063420) к обществу с ограниченной ответственностью "Икс Сервис" о прекращении использования фирменного наименования,

 

установил:

 

общество с ограниченной ответственностью "ИКС-Сервис" (далее - истец) обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с исковым заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к обществу с ограниченной ответственностью "ИКС Сервис" (далее - ответчик) об обязании ответчика прекратить использование фирменного наименования истца путем внесения изменений в учредительные документы в отношении следующих видов деятельности:

- ОКВЭД 46.66 - торговля оптовая прочей офисной техникой и оборудованием;

- ОКВЭД 62.02 - деятельность консультативная и работы в области компьютерных технологий;

- ОКВЭД 62.09 - деятельность, связанная с использованием вычислительной техники и информационных технологий;

- ОКВЭД 63.11 - деятельность по обработке данных, предоставление услуг по размещению информации и связанная с этим деятельность;

- ОКВЭД 63.11.1 - деятельность по созданию и использованию баз данных и информационных ресурсов;

- ОКВЭД 95.11 - ремонт компьютеров и периферийного компьютерного оборудования.

Решением Арбитражного суда Нижегородской области от 28.09.2016, оставленным без изменения постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 20.12.2016 исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ответчик обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой ссылается на неправильное применение судами норм материального права, а также на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить и направить дело на новое рассмотрение.

По мнению заявителя кассационной жалобы, удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции неправомерно обязал ответчика прекратить использование фирменного наименования в отношении тех видов деятельности, которые истцом не осуществляются. Кроме того, ответчик полагает, что действия истца, связанные с предъявлением исковых требований следует расценивать как злоупотребление своим правом, поскольку они нацелены на недобросовестную конкуренцию на рынке IT-услуг.

Также заявитель кассационной жалобы считает, что судами были неправомерно приобщены к материалам дела, представленные истцом доказательства, что, по его мнению, было сделано в нарушение процессуального законодательства.

Кроме того, заявитель кассационной жалобы полагает, что истцу необходимо зарегистрировать название своей фирмы в качестве товарного знака для того чтобы иметь возможность защищать свое фирменное наименование выбранным им способом.

В отзыве на кассационную жалобу истец возражает против ее удовлетворения, считает оспариваемые судебные акты законными и обоснованными.

Заявитель кассационной жалобы и истец, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru , своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом .

Рассмотрев кассационную жалобу, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального права, а также соответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела при принятии обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для ее удовлетворения в связи со следующим.

Как установлено судами, истец является правообладателем фирменного наименования (общество с ограниченной ответственностью "ИКС-СЕРВИС", сокращенно - ООО "ИКС-СЕРВИС"), зарегистрированного 27.10.2006 в лице директора Локшина Р.Б. (свидетельство о государственной регистрации юридического лица от 27.10.2006 серия 52 N 003461755), основными видами деятельности которого являются производство офисного оборудования и вычислительной техники, ремонт компьютеров и коммутационного оборудования, торговля оптовая прочей офисной техникой и оборудованием, деятельность консультативная и работы в области компьютерных технологий.

Между тем, в декабре 2015 года истцу стало известно о том, что 24.06.2014 в установленном порядке, в лице директора Соколова А.А., была также зарегистрирована организация с фирменным наименованием - общество с ограниченной ответственностью "ИКС СЕРВИС" (сокращенно - ООО "ИКС СЕРВИС"), и, что указанной организацией используется тождественное фирменное наименование в отношении аналогичных видов деятельности.

В связи с чем, 15.02.2016 истцом в адрес ответчика была направлена претензия с требованием о прекращении использования фирменного наименования.

Поскольку направленная истцом в адрес ответчика претензия последним была оставлена без удовлетворения, данные обстоятельства послужили основанием для обращения истца в арбитражный суд за защитой своего нарушенного права.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования, исходил из доказанности факта нарушения ответчиком, принадлежащих истцу прав на фирменное наименование.

Суд апелляционной инстанции, указанный вывод поддержал, оставив решение в силе.

Суд по интеллектуальным правам полагает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на представленных в материалы дела доказательствах и соответствуют нормам материального права.

Согласно статье 54 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на организационно-правовую форму, а в случаях, когда законом предусмотрена возможность создания вида юридического лица, указание только на такой вид. Требования, к которому устанавливаются настоящим Кодексом и другими законами. Права на фирменное наименование определяются в соответствии с правилами раздела VII настоящего Кодекса ( пункт 4 статьи 54 ГК РФ).

В силу пункта 1 статьи 1473 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

Фирменное наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму и собственно наименование юридического лица, которое не может состоять только из слов, обозначающих род деятельности ( пункт 2 статьи 1473 ГК РФ).

Как указано в пункте 1 статьи 1474 юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на фирменное наименование), в том числе путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках, в сети "Интернет". Сокращенные фирменные наименования, а также фирменные наименования на языках народов Российской Федерации и иностранных языках защищаются исключительным правом на фирменное наименование при условии их включения в единый государственный реестр юридических лиц.

На основании пункта 1 статьи 1229 ГК РФ правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом .

Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность.

Распоряжение исключительным правом на фирменное наименование (в том числе путем его отчуждения или предоставления другому лицу права использования фирменного наименования) не допускается ( пункт 2 статьи 1474 ГК РФ).

В пункте 3 статьи 1474 ГК РФ указано, что не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица.

Таким образом, в пункте 3 статьи 1474 ГК РФ сформулировано три признака противоправности использования другим лицом фирменного наименования правообладателя: во-первых, тождественность используемого другим лицом обозначения фирменному наименованию правообладателя или сходство до степени смешения; во-вторых, осуществление данными юридическими лицами аналогичной деятельности; в-третьих, более позднее включение в единый государственный реестр юридических лиц фирменного наименования другого лица.

Анализ данной нормы позволяет сделать вывод о том, что право на фирменное наименование подлежит защите при установлении совокупности признаков противоправности использования другим лицом фирменного наименования правообладателя.

КонсультантПлюс: примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" имеет дату 26.03.2009, а не 29.03.2009.

Как разъяснено в пункте 59 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 29.03.2009 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", согласно пункту 3 статьи 1474 ГК РФ не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица. При применении данной нормы судам необходимо учитывать: защите подлежит исключительное право на фирменное наименование юридического лица, раньше другого включенного в реестр, вне зависимости от того, какое из юридических лиц раньше приступило к соответствующей деятельности.

Согласно пункту 4 статьи 1474 ГК РФ юридическое лицо, нарушившее правила пункта 3 настоящей статьи , по требованию правообладателя обязано по своему выбору прекратить использование фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым правообладателем, или изменить свое фирменное наименование, а также обязано возместить правообладателю причиненные убытки.

Таким образом, указанной нормой лицу, нарушившему положения пункта 3 статьи 1474 ГК РФ, по требованию правообладателя, гражданским законодательством предоставляется право, по своему выбору, прекратить использование фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию истца, в отношении аналогичных видов деятельности, или изменить свое фирменное наименование.

Поскольку, направленная 15.02.2016 истцом в адрес ответчика претензия с требованием о прекращении использования фирменного наименования, последним была оставлена без удовлетворения, данные обстоятельства послужили основанием для обращения истца в арбитражный суд за защитой своего нарушенного права.

Между тем, судами было установлено, что ответчиком в качестве юридического лица, было зарегистрировано фирменное наименование, которое является тождественным фирменному наименованию истца, а также что истцом и ответчиком осуществляются аналогичные виды деятельности, при этом, согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц, регистрация фирменного наименования ответчика была произведена позднее даты регистрации фирменного наименования истца.

В связи с чем суды, исходя из доказанности факта нарушения ответчиком, принадлежащего истцу права на фирменное наименование, пришли к выводу, что фирменное наименование ответчика не соответствует требованиям пункта 3 статьи 1474 ГК РФ в отношении аналогичной деятельности истца.

В силу пункта 6 статьи 1252 ГК РФ, если различные средства индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение) оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты, преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее, либо в случаях установления конвенционного или выставочного приоритета средство индивидуализации, которое имеет более ранний приоритет.

Обладатель такого исключительного права в порядке, установленном настоящим Кодексом , может требовать признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку, знаку обслуживания, признания недействительным патента на промышленный образец либо полного или частичного запрета использования фирменного наименования или коммерческого обозначения.

Для целей настоящего пункта под частичным запретом использования понимается в отношении фирменного наименования запрет его использования в определенных видах деятельности.

Таким образом, указанная норма также предоставляет преимущество возникшему ранее средству индивидуализации, однако, предусматривает исследование вопроса о сходстве двух фирменных наименований, и возможность введения в заблуждение потребителя и (или) контрагента.

Следовательно, в предмет доказывания по настоящему делу входят сходство фирменных наименований, а также наличие угрозы их смешения и потенциальная возможность введения в заблуждение потребителей или контрагентов при использовании фирменного наименования ответчиком путем осуществления деятельности аналогичной деятельности истца.

Поскольку деятельность истца и ответчика осуществляется на одной территории и в одной сфере, установив тождественность между фирменным наименованием истца и фирменным наименованием ответчика, которое используется последним для аналогичных видов деятельности, на основании представленных в материалы дела доказательствах, суды пришли к выводу о доказанности факта нарушения исключительных прав истца на его фирменное наименование, в связи с чем удовлетворили исковые требования в полном объеме.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

По правилу части 1 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются лицами, участвующими в деле.

Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий ( часть 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд по интеллектуальным правам полагает, что судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении спора правильно определен характер спорных правоотношений, круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, правильно определены законы и иные нормативные акты, которые следовало применить по настоящему делу, дана оценка всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований арбитражного процессуального законодательства.

Кроме того, суды, приняв во внимание даты регистрации истца и ответчика в качестве юридических лиц, и, проанализировав виды их деятельности, пришли к правомерному выводу о том, что тождественность фирменных наименований затрудняет индивидуализацию истца при осуществлении им своей хозяйственной деятельности.

Тогда как, возражения ответчика в данной части по существу сводятся к изложению его субъективного мнения об отсутствии аналогичных видов деятельности, осуществляемых сторонами при использовании спорного фирменного наименования, а также о недостаточности представленных истцом в материалы доказательств для удовлетворения заявленных требований, тогда как занятая заявителем кассационной жалобы правовая позиция, не соответствует исследуемым нормам права.

Каких-либо надлежащих, достоверных, допустимых доказательств, опровергающих указанные выводы судов, ответчиком в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции неправомерно обязал ответчика прекратить использование фирменного наименования в отношении тех видов деятельности, которые истцом не осуществляются, судом кассационной инстанции во внимание не принимается, поскольку указанный довод получил свою надлежащую правовую оценку в суде апелляционной инстанции, который на основании представленных в материалы дела доказательств обоснованно пришел к выводу о том, что истец и ответчик занимаются аналогичными видами деятельности.

Таким образом, указанный довод ответчика признается несостоятельным.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что судами были неправомерно приобщены к материалам дела, представленные истцом доказательства, отклоняется.

Суд кассационной инстанции считает необходимым отметить, что ответчиком при рассмотрении настоящего дела по существу, заявлений о фальсификации указанных им в кассационной жалобе доказательств, в порядке статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявлено не было.

Кроме того, Суд по интеллектуальным правам не может согласиться с доводами ответчика о злоупотреблении правом со стороны истца, выразившемся, по его мнению, в недобросовестной конкуренции на рынке IT-услуг, поскольку действия по государственной регистрации и осуществлению своей хозяйственной деятельности не противоречат действующему законодательству и сами по себе не свидетельствуют о злоупотреблении правом.

Из положений статьи 10.bis "Конвенции по охране промышленной собственности", заключенной в Париже 20.03.1883, корреспондирующей статье 10 ГК РФ, следует, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

При этом для признания действий какого-либо лица злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел такого лица был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной его целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных добросовестных целей), злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 этой статьи , суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом ( пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

В связи с чем, Суд по интеллектуальным правам не усматривает правовых оснований для квалификации как злоупотребления правом действий истца как правообладателя спорного фирменного наименования, в том числе в связи с обращением в арбитражный суд с заявленными требованиями, а также принимает во внимание, что правовая охрана фирменному наименованию истца предоставлена с 27.10.2006, а данных о том, что она была осуществлена недобросовестно по отношению к ответчику, например с целью воспользоваться его репутацией на рынке IT-услуг, материалы дела не содержат.

Вопреки доводу заявителя кассационной жалобы о том, что истцу необходимо зарегистрировать название своей фирмы в качестве товарного знака для того чтобы иметь возможность защищать свое фирменное наименование выбранным способом, в статье 1475 ГК РФ указано, что на территории Российской Федерации действует исключительное право на фирменное наименование, включенное в единый государственный реестр юридических лиц. Исключительное право на фирменное наименование возникает со дня государственной регистрации юридического лица и прекращается в момент исключения фирменного наименования из единого государственного реестра юридических лиц в связи с прекращением юридического лица либо изменением его фирменного наименования.

Следовательно, исключительное право на фирменное наименование возникает у его правообладателя со дня его государственной регистрации в качестве юридического лица, то есть у истца такое право возникло с момента его государственной регистрации в качестве юридического лица - 27.10.2006.

Довод ответчика о том, что истцом не доказано реальное осуществление аналогичной деятельности, противоречит фактическим обстоятельствам дела и представленным в материалы дела доказательствам, а именно: договорами от 10.10.2010 N П-10/14, от 01.10.2010 N ТО-10/92, от 10.01.2012 N ТО-12/123, от 10.01.2012 N ТО-12/124, от 31.12.2012 N М-12/16, от 11.10.2012 N П-12/16, от 10.01.2013 N ТО-13/144, от 18.06.2013 N П-13/18, от 18.12.2013 N П-13/56, от 30.01.2014 N П-14/18, от 03.12.2014 N М-14/64, от 04.03.2015 N П-15/65, от 06.04.2016 N П-16/71, от 01.01.2012 N ТО-12/126, от 20.05.2011 N П-11/20, от 05.05.2011 N М-11/14, от 20.04.2011 N П-11/18, от 11.03.2011 N П-11/17, от 01.03.2011 N ТО-11/105, от 01.09.2011 N ТО-11/112, лицензионными договорами от 01.10.2010 N Л-10/30, от 13.02.2013 N Л-13/45, государственными контрактами от 16.12.2010 N 02, от 16.12.2010 N 03, от 16.12.2010 N 04, актом выполненных работ от 15.12.2014, справкой о стоимости работ от 15.12.2014, сметным расчетом от 20.11.2014.

Вместе с тем, суд кассационной инстанции полагает необходимым указать, что в соответствии с частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Таким образом, фактически доводы кассационной жалобы направлены на переоценку представленных в материалы дела доказательств и установленных судами обстоятельств, что не относится в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к полномочиям суда кассационной инстанции.

Суд кассационной инстанции полагает, что вопреки доводам кассационной жалобы, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, которые основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Нижегородской области от 28.09.2016 по делу N А43-19023/2016 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 20.12.2016 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Икс Сервис" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

Н.Н.ПОГАДАЕВ

 

Судья

Т.В.ВАСИЛЬЕВА

 

Судья

Н.А.КРУЧИНИНА

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.