Судебная практика к статье 1472 Гражданский кодекс РФ. О признании лицензионного договора прекратившим свое действие.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 75. Право на секрет производства (ноу-хау) » Статья 1472. Ответственность за нарушение исключительного права на секрет производства » Дело NС01-677/2014 по делу N А40-166099/2013. О признании лицензионного договора прекратившим свое действие.

Дело NС01-677/2014 по делу N А40-166099/2013. О признании лицензионного договора прекратившим свое действие.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 августа 2015 г. по делу N А40-166099/2013

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 19 августа 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 26 августа 2015 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий - Булгаков Д.А.,

судьи - Голофаев В.В., Кручинина Н.А.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Воронежского закрытого акционерного общества "Синтезкаучукпроект" (Ленинский проспект, д. 15, г. Воронеж, 394029, ОГРН 1023601558034) на решение Арбитражного суда города Москвы от 12.12.2014 по делу N А40-166099/2013 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.04.2015 по тому же делу по иску открытого акционерного общества "Газпром нефтехим Салават" (ул. Молодогвардейцев, д. 30, г. Салават, Республика Башкортостан, 453256, ОГРН 1020201994361) к открытому акционерному обществу "Научно-исследовательский институт Ярсинтез" (пр-т Октября, д. 88, г. Ярославль, 150040, ОГРН 1027600838462), Воронежскому закрытому акционерному обществу "Синтезкаучукпроект", Федеральной службе по интеллектуальной собственности (Роспатент) (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) о признании лицензионного договора от 24.09.1992 и вытекающих их него обязательств прекратившими свое действие в полном объеме с 06.12.2004.

В судебном заседании приняли участие представители:

от Воронежского закрытого акционерного общества "Синтезкаучукпроект" - Арифулин А.А. (по доверенности от 31.12.2014 N 16);

от открытого акционерного общества "Газпром нефтехим Салават" - Волгин О.А. (по доверенности от 18.12.2013), Запольский Д.С.

(по доверенности от 12.08.2015), Посашков П.А. (по доверенности

от 27.10.2014), Грушкевич М.В. (по доверенности от 27.10.2014),

Егорова И.С. (по доверенности от 27.10.2014).

Суд по интеллектуальным правам

 

установил:

 

открытое акционерное общество "Газпром нефтехим Салават" (далее - общество "Газпром нефтехим Салават") обратилось в Арбитражный суд города Москвы к открытому акционерному обществу "Научно-исследовательский институт Ярсинтез" (далее - обществу "Ярсинтез"), Воронежскому закрытому акционерному обществу "Синтезкаучукпроект" (далее - общество "Синтезкаучукпроект"), Федеральной службе по интеллектуальной собственности (далее - Роспатент) о признании лицензионного договора N 039-3-792/3 от 24.09.1992, зарегистрированного Роспатентом 05.12.1994, а также вытекающих из него обязательств общества "Газпром нефтехим Салават", прекратившим свое действие в полном объеме с 06.12.2004, за исключением обязательств, возникших в период с 05.12.1994 по 05.12.2004 (включительно).

Решением Арбитражного суда города Москвы от 12.12.2014, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.04.2015, исковые требования к ответчикам обществу "Синтезкаучукпроект" и обществу "Ярсинтез" удовлетворены. В удовлетворении исковых требований, заявленных к Роспатенту, отказано.

В кассационной жалобе общество "Синтезкаучукпроект" просит указанные судебные акты отменить, ссылаясь на нарушение и неприменение судами норм материального права, нарушение норм процессуального права, просит отменить вышеназванные судебные акты и отказать в удовлетворении исковых требований.

В отзыве на кассационную жалобу Роспатент просит рассмотреть кассационную жалобу в отсутствие своего представителя и направить судебный акт в адрес Роспатента.

В отзыве на кассационную жалобу общество "Ярсинтез" просит провести судебное заседание без его присутствия, считает кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению, просит оспариваемые судебные акты оставить без изменения.

В отзыве на кассационную жалобу общество "Газпром нефтехим Салават" просит оставить кассационную жалобу без удовлетворения, а решение Арбитражного суда города Москвы от 12.12.2014 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.04.2015 по делу N А40-166099/2013 без изменения.

В судебном заседании заявитель общества "Синтезкаучукпроект" доводы кассационной жалобы, полностью поддержал.

Представители общества "Газпром нефтехим Салават" поддержали позицию, изложенную в отзыве, просили оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Изучив материалы дела, оценив доводы кассационной жалобы, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, суд кассационной инстанции считает необходимым обжалуемые акты оставить без изменения в связи со следующим.

При рассмотрении спора судами установлено, что 04.09.1992 Воронежским институтом "Гипрокаучук", правопреемником которого является общество "Синтезкаучукпроект", НПП "Ярсинтез", правопреемником которого является общество "Ярсинтез", как лицензиарами, и ПО "Салаватнефтеоргсинтез", правопреемником которого является общество "Газпром нефтехим Салават", как лицензиатом, подписан лицензионный договор N 039-3-792/3 (далее - лицензионный договор, договор).

Согласно пункту 2.1 договора истцу подлежали передаче права лицензиаров на использование изобретений по патентам, ноу-хау и процесс производства стирола согласно технологии лицензиаров.

По указанному договору, ответчиками истцу переданы права на использование изобретений по патентам Российской Федерации N 1296557, 601043, 1267657, 1002282, 778776, а по дополнительным соглашениям переданы права на использование изобретений по патентам Российской Федерации N 2076778, 2076777, 2063950, 2120431.

Также истцу ответчиками переданы права на использование ноу-хау и процесса производства стирола в виде сведений производственного и технического характера (приложение N 1 к договору).

В силу положений пункта 13.1 спорного договора, он заключен на 10 лет и вступает в силу с даты регистрации в установленном порядке.

Как указано в пункте 10.1 договора в течение всего срока действия настоящего договора лицензиат признает и будет признавать действительность прав, вытекающих из ноу-хау и патентов, лицензиаров.

Согласно пункту 13.4 договора, по истечении срока действия настоящего договора лицензиат имеет право использовать "процесс" и производить "продукцию по лицензии" в объеме, предусмотренном настоящим договором.

Комитет Российской Федерации по патентам и товарным знакам, правопреемником которого является Роспатент, 05.12.1994 зарегистрировал договор за номером 2454/94. Изменения к договору также зарегистрированы Роспатентом 12.01.1997 и 07.09.1999 соответственно.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что спорный договор является смешанным, включающим в себя часть по предоставлению права использования изобретений по патентам, часть по предоставлению права использования ноу-хау и процесса производства стирола.

В этом случае регистрации подлежит та часть смешанного договора, которая относится сугубо к предоставлению права использования (лицензии) запатентованного изобретения, полезной модели или промышленного образца. Эта часть может быть представлена для регистрации в Роспатент как извлечение из общего смешанного договора.

Статьей 145 Основ гражданского законодательства СССР и республик (утверждены Верховным Советом СССР 31.05.1991 N 2211-1) предусмотрено, что патентообладатель вправе продать или иным образом переуступить патент на изобретение либо выдать на него лицензию. Договоры о переуступке патента и выдаче лицензии действительны при условии их регистрации.

В соответствии с пунктом 5 статьи 10 Патентного закона Российской Федерации от 23.09.1992 N 3517-1 (в редакции от 23.09.1992) патентообладатель может передать исключительное право на изобретение (уступить патент) любому физическому или юридическому лицу. Договор о передаче исключительного права (уступки патента) подлежит регистрации в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Статьей 9 Закона СССР от 31.05.1991 N 2213-1 "Об изобретениях в СССР" также было определено, что договор регистрируется в Госпатенте СССР. Договор без регистрации считается недействительным.

Передача результатов интеллектуальной деятельности по лицензионным договорам на использование ноу-хау не подлежит регистрации в Роспатенте, что подтверждается ранее действовавшей нормой статьи 151 Основ гражданского законодательства СССР и Республик, а также положениями статьи 1469 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

В силу правила пункта 4 статьи 1235 ГК РФ, которое действует с 01.01.2008, срок, на который заключается лицензионный договор, не может превышать срок действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации.

До 01.01.2008 аналогичное правило следовало из пункта 1 статьи 13 Патентного закона Российской Федерации от 23.09.1992 N 3517-1, согласно которому по лицензионному договору патентообладатель (лицензиар) может передать только право на использование охраняемого изобретения, а сроком охраны в силу пунктов 1 , 3 статьи 3 названного Закона является срок действия патента.

В решении о регистрации спорного договора Роспатент указал сторонам договора на то, что решения об изменении положений договора, о продлении срока его действия или о прекращении действия договора должны быть в месячный срок направлены в Отдел лицензий и договорных отношений для регистрации.

Из материалов дела усматривается, что патент N 1296557 прекратил свое действие 26.07.2004, патент N 601043 - 20.01.1995, патент N 778776 прекратил своей действие досрочно, о чем сделана публикация в 2000 году, патент N 1002282 - 14.01.2001, патент N 1267657 - 12.12.2003.

Суды пришли к выводу о том, что так как действие лицензионного договора в части передачи прав на использование указанных патентов прекращено в связи с истечением сроков действия этих патентов, поэтому требование истца в этой части обоснованно.

По рассматриваемому лицензионному договору передавались права на использование изобретений по иным патентам.

Так, по изменениям от 12.10.1996, зарегистрированы решением Роспатента от 12.01.1997 к договору, истцу переданы права на использование изобретений по патентам N 2076778 и N 2076777, срок действия которых не истек на 06.12.2004, но новый лицензионный договор на право пользования этими патентами после 05.12.2004 не зарегистрирован сторонами.

По дополнению N 2 от 11.03.1997 к договору истцу также были переданы права на использование по патентам N 2063950 и N 2120431, срок действия которых то же не истек на 06.12.2004, и новый лицензионный договор на право пользования этими патентами после 05.12.2004 г. не был зарегистрирован сторонами.

Суд апелляционной инстанции также пришел к выводу, что требование истца о прекращении действия договора с 06.12.2004 в отношение передачи прав на использование изобретений по патентам N 2076778, 2076777, 2063950, 2120431 является обоснованным исходя из того, что как правильно установил суд первой инстанции, договор подлежал государственной регистрации, однако стороны договора не регистрировали ни новый лицензионный договор, ни решение о продлении рассматриваемого договора, при этом в силу пункта 2.1 договора право на использование патентов на изобретения предоставлено исключительно на срок действия договора - до 05.12.2004 включительно, согласно пункту 13.1 договора. При этом согласно пункту 10.1 договора истец признает действительность прав, вытекающих из патентов, то же в течение срока действия договора - до 05.12.2004 включительно, согласно пункту 13.1 договора.

По аналогичным основаниям суд апелляционной инстанции признал прекращенным действие договора с 06.12.2004 в отношение передачи оставшихся прав лицензиаров, поскольку в силу пункта 2.1 договора право на использование этих прав предоставлено исключительно на срок действия договора - до 05.12.2004 включительно, согласно пункту 13.1 договора.

Согласно пункту 10.1 договора, истец признает действительность этих прав лицензиаров, то же в течение срока действия договора - до 05.12.2004 включительно, согласно пункту 13.1 договора.

Поэтому суд апелляционной инстанции сделал вывод об отсутствии оснований для применения пункта 13.4 договора.

Также суд апелляционной инстанции указал, что положения пункта 13.4 договора не распространяют действие на правоотношения сторон по передаче исключительных прав на использование изобретений по патентам исходя из того, что пункт 13.4 не касается патентов.

Поэтому, суд апелляционной инстанции, признавая договор прекратившим свое действие с 06.12.2004 за исключением обязательств, возникших в период с 05.12.1994 по 05.12.2004 (включительно), согласился с выводами суда первой инстанции, который исходил из того, что стороны договора не регистрировали ни новый лицензионный договор, ни решение о продлении договора, учитывая, что в силу пункта 2.1 договора право на использование патентов на изобретения и ноу-хау с процессом производства стирола предоставлено исключительно на срок действия договора - до 05.12.2004 включительно, в связи с чем пришел к выводу о неприменении пункта 13.4 договора.

Суд кассационной инстанции не соглашается с доводом кассационной жалобы об отсутствии в лицензионном договоре условия о том, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по Договору, что по мнению заявителя кассационной жалобы, означает, что после истечения срока действия лицензионного договора у общества "Газпром Нефтехим Салават" осталось действующее обязательство по исполнению пунктов 2.2 и 6.2 данного договора, которое не ограничено сроком действия этого договора, на что в нем прямо указано.

В силу пункта 3 статьи 425 ГК РФ законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору. Договор, в котором отсутствует такое условие, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства.

В лицензионном договоре отсутствует условие, что окончание срока его действия влечет прекращение обязательств сторон.

Однако в пункте 13.4 лицензионного договора, говорится только о тех обязательствах, которые возникли в течение срока действия договора.

Таким образом, обязательства, которые возникли или могли возникнуть у сторон вышеназванного лицензионного договора до 05.12.2004 включительно, не могут считаться прекратившими действие, если они не были исполнены сторонами. Поэтому в силу пункта 3 статьи 425 ГК РФ как договор, так и вытекающие из него обязательства сторон не могут считаться прекратившими действие.

В то же время, истец уточнил исковые требования в настоящем деле, исключив признание прекратившим действие договора в части тех обязательств, которые возникли в период с 05.12.1994 по (включительно). Данные уточнения иска были приняты судом первой инстанции.

Таким образом, судами первой и апелляционной инстанций не допущено нарушений при применении положений пункта 3 статьи 425 ГК РФ.

В пункте 6.3 договора указано, что после прекращения срока действия настоящего договора положения его будут применяться до тех пор, пока не будут окончательно урегулированы платежи, обязательства по которым возникли в период его действия.

Лицензионный договор, после окончания срока его действия, прекратил порождать для его сторон договорные права и обязанности на будущее время, то есть с 06.12.2004. В том числе лицензионный договор прекратил порождать обязанность истца уплачивать ответчикам вознаграждения за предусмотренный договором отчетный период использования технологии/процесса.

По смыслу пункта 3 статьи 425 ГК РФ для договора, срок действия которого установлен самим договором, истечение его срока означает в качестве общего правила прекращение действия вытекающих из данного договора обязательств.

Довод кассационной жалобы о том, что ни одна судебная инстанция, рассматривавшая настоящее дело, не обосновала свое утверждение о неприменении пункта 13.4 договора, произвольно отменив волю сторон договора, высказанную и установленную 23 года назад, отклоняется.

Суды первой и апелляционной инстанций в обжалуемых судебных актах пришли к выводу о том, что пункт 13.4 договора с 06.12.2004 не подлежит применению, сославшись на конкретные обстоятельства, а именно: истечение к 05.12.2004 срока действия основной части патентов; отсутствие на 06.12.2004 государственной регистрации лицензионного договора в части действовавших на эту дату патентов; условия пунктов 2.1 и 10.1 лицензионного договора, о том, что все права переданы на срок его действия; семилетнее молчание заявителя кассационной жалобы в отношении продолжения действия договора с 06.12.2004; выраженную письменную позицию обществу "Ярсинтез" о том, что последним днем действия лицензионного договора является 05.12.2004.

Судом кассационной инстанции отклоняется довод жалобы о том, что так как в части ноу-хау, лицензионный договор не подлежал государственной регистрации, следовательно, мог быть прекращен, только по основаниям указанным в законе или по согласованной воле сторон, поэтому действие лицензионного договора в части предоставления обществу "Газпром нефтехим Салават" права на использование ноу-хау, не могло прекратиться.

В силу пункта 2.1 договора, право на использование патентов на изобретения и "ноу-хау" было предоставлено истцу исключительно на срок действия договора.

В пункте 10.1 лицензионного договора указано, что общество "Газпром нефтехим Салават" признает и будет признавать действительность прав, вытекающих из ноу-хау и патентов только в течение всего срока действия лицензионного договора.

В оспариваемом лицензионном договоре, отсутствует согласованное сторонами договора условие (в том числе в пункте 13.4) о том, что стороны намерены продолжить его действие только в отношении использования секрета производства.

Общество "Ярсинтез" в отзыве на кассационную жалобу, указало, что пункт 13.4 лицензионного договора никогда не предусматривал отдельного обязательства истца оплачивать использование только ноу-хау, принадлежащего обществу "Синтезкаучукпроект", поскольку в этом пункте говорится о производстве "продукции по лицензии", а не о ноу-хау.

Из лицензионного договора и положений пункта 13.4 данного договора, не следует, что если в части всех патентов договор не продолжит свое действие с 06.12.2004, то плата за использование ноу-хау должна быть равна сумме роялти.

То есть исходя из условий лицензионного договора, роялти это плата за использование всей переданной по лицензионному договору совокупности результатов интеллектуальной деятельности. Поэтому, платой только за ноу-хау они не являются.

Общество "Ярсинтез" в отзыве на кассационную жалобу указал, что роялти по лицензионному договору были установлены в целом за использование всех патентов и ноу-хау, отдельной платы за использование одного ноу-хау общества "Синтезкаучукпроект" стороны лицензионного договора не оговаривали.

То есть из смысла условий лицензионного договора, следует, что как предусмотренные по договору роялти, так и условие пункта 13.4 договора о праве истца использовать "процесс" и продолжать производить стирол по окончании срока действия договора н, не свидетельствуют о том, что все три стороны лицензионного договора, выразили согласованное волеизъявление об отдельном и конкретном размере по оплате ноу-хау после 05.12.2004.

В силу статьи 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой этой статьи , не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Для толкований условий пунктов 13.1 и 13.4 в совокупности с пунктами 6.3 и 10.1 лицензионного договора, учитывая отсутствие в данном лицензионном договоре расшифровки понятия "технология лицензиаров", подлежит применению часть 2 статьи 431 ГК РФ.

Как правильно установили суды первой и апелляционной инстанций, последующее поведение сторон лицензионного договора показывает, что они не рассматривали договор действующим после 05.12.2004.

Так общество "Синтезкаучукпроект" до настоящего времени не предъявляло обществу "Газпром нефтехим Салават" требований, вытекающих из положений пункта 13.4 лицензионного договора касательно уплаты роялти за стирол, произведенный после 05.12.2014.

Общество "Синтезкаучукпроект" до обращения 22.03.2012 в суд с иском о взыскании роялти не заявляло о том, что договор действует с 06.12.2004 и не требовало от общества "Газпром нефтехим Салават" предоставления каких-либо сведений для реализации своего права кредитора из лицензионного договора.

То есть оба кредитора более трех лет (общий срок исковой давности) не заявляли требований о предоставлении какой-либо информации и/или взыскании роялти за период с 06.12.2004.

В силу пункта 4 статьи 1235 ГК РФ в случае, когда в лицензионном договоре срок его действия не определен, договор считается заключенным на пять лет.

В отзыве на кассационную жалобу общество "Ярсинтез" указало, что у истца обязательства из пунктов 13.4, 2.3, 6.2 лицензионного договора не сохранились после 05.12.2004, а если продукция по лицензии была произведена истцом 06.12.2004 и позднее, то истец не должен платить роялти по лицензионному договору.

Указанное поведение сторон лицензионного договора свидетельствует, что данный договор, его стороны после 06.12.2004 не рассматривали действующим.

3.5. Поскольку ответчик 1 считает, что договор продолжает свое действие, то истец считает уместным сослаться на необходимость применения в настоящем деле пункта (далее - постановление N 16), из которого следует, что неясность пункта 13.4 договора была истолкована в пользу истца.

В силу части 1 статьи 3 Федерального конституционного закона "О внесении изменений в Федеральный Конституционный закон "Об арбитражных судах в Российской Федерации" и статью 2 Федерального Конституционного закона "О Верховном Суде Российской Федерации" разъяснения по вопросам судебной практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами, данные Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, сохраняют свою силу до принятия соответствующих решений Пленумом Верховного Суда Российской Федерации.

В пункте 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 "О свободе договора и ее пределах" указано, что при разрешении споров, возникающих из договоров, в случае неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон с учетом цели договора, в том числе исходя из текста договора, предшествующих заключению договора переговоров, переписки сторон, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев, а также последующего поведения сторон договора ( статья 431 ГК РФ), толкование судом условий договора должно осуществляться в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия.

Пока не доказано иное, предполагается, что такой стороной было лицо, являющееся профессионалом в соответствующей сфере, требующей специальных познаний (например, банк по договору кредита, лизингодатель по договору лизинга, страховщик по договору страхования и т.п.).

Заявитель кассационной жалобы указывает, что Ответчик 1 указывает, что суд своим решением фактически отменил условия заключенного и исполненного обществом "Синтезкаучукпроект" лицензионного договора, подарив обществу "Газпром Нефтехим Салават" технологию производства стирола.

Из материалов дела следует, что в отношении всех изобретений, переданных по лицензионному договору, последний срок охраны истек 06.05.2013. Следовательно, всеми изобретениями общество "Газпром Нефтехим Салават" вправе пользоваться бесплатно с 07.05.2013, а большинством с 06.12.2004.

При этом общество "Синтезкаучукпроект" не лишен права предъявить иск о запрете обществу "Газпром Нефтехим Салават" использовать ноу-хау общества "Синтезкаучукпроект" и/или иск о взыскании убытков, в порядке статьи 1472 ГК РФ за нарушение пункта 1 статьи 1229 ГК РФ в отношении исключительного права на секрет производства.

Суд кассационной инстанции, отклоняет довод кассационной жалобы о том, что суды первой и апелляционной инстанции нарушили правила подсудности в силу следующего.

В Определении Верховного Суда Российской Федерации N 305-ЭС14-81 от 02.10.2014 по настоящему делу, указано, что суд апелляционной инстанции пришел к выводу о произвольном выборе Роспатента в качестве ответчика в нарушение норм статьи 44 , пункта 5 части 1 статьи 135 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с целью изменения подсудности. При этом суд апелляционной инстанции поручил Арбитражному суду города Москвы рассмотреть вопрос о выделении требований к Роспатенту в отдельное производство и о передаче дела на рассмотрение другого арбитражного суда по месту нахождения одного из ответчиков с учетом мнения истца.

Между тем, делая указанные выводы, суд апелляционной инстанции не учел следующее. Обращаясь в Арбитражный суд города Москвы с настоящими исковыми требованиями, общество "Газпром нефтехим Салават" в соответствии с частью 2 статьи 36 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации реализовало свое право на предъявление иска по месту нахождения одного из ответчиков.

Согласно части 1 статьи 39 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело, принятое арбитражным судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть рассмотрено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно стало подсудным другому арбитражному суду.

Частью 2 статьи 39 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрены основания передачи дела на рассмотрение суда того же уровня, однако в данном случае таких оснований у арбитражного суда не имелось.

Разрешая вопрос о подсудности, суд первой инстанции правомерно посчитал, что проверка судом подсудности конкретного дела не влечет обсуждения вопроса о надлежащих ответчиках, поскольку эти вопросы разрешаются только при рассмотрении дела по существу и влекут другие последствия (замену ответчика в соответствии с частью 1 статьи 47 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отказ в иске к ненадлежащему ответчику), но не изменения подсудности.

Довод кассационной жалобы о злоупотреблении обществом "Газпром нефтехим Салават" своими процессуальными правами, отклоняется, так как самим обществом "Синтезкаучукпроект" по делу N А07-4819/2012 к обществу "Газпром нефтехим Салават" предъявлены исковые требования о взыскании задолженности по спорному лицензионному договору за период после 05.12.2004.

В соответствии с положениями статьи 286 , части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при их рассмотрении, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанции на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств. Окончательные выводы суда первой и апелляционной инстанции соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, в связи с чем у суда кассационной инстанции отсутствуют предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены либо изменения принятых по делу оспариваемых судебных актов.

Суд кассационной инстанции не находит и безусловных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Расходы по уплате государственной пошлины, понесенные в связи с подачей кассационной жалобы, относятся на заявителя кассационной жалобы на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда города Москвы от 12.12.2014 по делу N А40-166099/2013 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.04.2015 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Воронежского закрытого акционерного общества "Синтезкаучукпроект" - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке кассационного производства в срок, не превышающий двух месяцев с момента его принятия.

 

Председательствующий судья

Д.А.БУЛГАКОВ

 

Судья

В.В.ГОЛОФАЕВ

 

Судья

Н.А.КРУЧИНИНА

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.