Судебная практика к статье 1466 Гражданский кодекс РФ. О взыскании долга по лицензионному договору и неустойки.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 75. Право на секрет производства (ноу-хау) » Статья 1466. Исключительное право на секрет производства » Дело NС01-95/2013 по делу N А40-7539/13. О взыскании долга по лицензионному договору и неустойки.

Дело NС01-95/2013 по делу N А40-7539/13. О взыскании долга по лицензионному договору и неустойки.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 2 октября 2013 г. по делу N А40-7539/13

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 25 сентября 2013 года.

Полный текст постановления изготовлен 2 октября 2013 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Кручининой Н.А.,

судей Васильевой Т.В., Погадаева Н.Н.,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Огулова Ростислава Анатольевича (г. Москва, ОГРИП: 308770000256001) на решение Арбитражного суда города Москвы от 11 марта 2013 года по делу N А40-7539/2013, принятое судьей Ведерниковым М.А., и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13 июня 2013 года по тому же делу, принятое судьями Верстовой М.Е., Лаптевой О.Н., Солоповой А.А.,

по исковому заявлению индивидуального предпринимателя Огулова Ростислава Анатольевича к обществу с ограниченной ответственностью "Торговый дом В.Т.К." (ул. Гиляровского, д. 57, стр. 4, оф. 901, г. Москва, 129110, ОГРН 1097746717738) о взыскании 199 140 руб.,

при участии в судебном заседании:

от истца: Огулов Р.А. (паспорт); Агрофенина А.В. представитель по доверенности от 28 января 2013 года б/н;

от ответчика: Казакова Ю.А. представитель по доверенности от 11 февраля 2013 года;

 

установил:

 

индивидуальный предприниматель Огулов Ростислав Анатольевич (далее - ИП Огулов Р.А., предприниматель) обратился в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к обществу с ограниченной ответственностью "Торговый дом "В.Т.К." (далее - ООО "Торговый дом "В.Т.К.", общество) о взыскании долга в размере 180 000 руб. и неустойки в размере 19 140 рублей.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 11 марта 2013 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 13 июня 2013 года, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции и постановлением суда апелляционной инстанции, ИП Огулов Р.А. обратился с кассационной жалобой, в которой просил оспариваемые судебные акты отменить и принять новый судебный акт.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель ИП Огулова Р.А. поддержал доводы кассационной жалобы.

Представитель ООО "Торговый дом "В.Т.К." против удовлетворения кассационной жалобы возражал по доводам, изложенным в отзыве на кассационную жалобу.

Рассмотрев кассационную жалобу, выслушав мнение представителей лиц, участвующих в деле, и явившихся в судебное заседание, проверив в порядке статей 286 , 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом первой инстанции и судом апелляционной инстанции норм материального права и соблюдения норм процессуального права при принятии обжалуемых судебных актов, а также соответствие выводов судов установленным фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для ее удовлетворения в силу нижеследующего.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции и судом апелляционной инстанции, 24 июля 2012 года между ИП Огуловым Р.А. и ООО "Торговый дом "В.Т.К." заключен лицензионный договор о предоставлении права использования секрета производства N 06-07-2012 (далее - лицензионный договор), согласно пункту 1.1 которого лицензиар (ИП Огулов Р.А.) обязался предоставить лицензиату (ООО "Торговый дом "В.Т.К.") право использования совокупности конкретных юридических практик и собственных эффективных наработок, базирующихся на профессиональном знании работы органов исполнительной и судебной властей, психологии и логики, бизнес-коммуникаций и обеспечивающий получение оплаты при использовании инструмента отсрочки платежа за поставленный товар/услугу под названием "Обеспечение исполнения обязательств путем заключения в письменной форме смешанного договора" (далее - секрет производства) в порядке, предусмотренном договором, а лицензиат обязался уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение.

Сумма лицензионного вознаграждения составляет 30 000 рублей ежемесячно (пункт 3.1 договора). Первое лицензионное вознаграждение уплачивается не позднее трех рабочих дней с момента заключения договора, последующие платежи осуществляются не позднее 10 числа каждого календарного месяца (пункты 3.2, 3.3 договора).

В связи с тем, что указанное вознаграждение перечислено обществом только за период август 2012 года, ИП Огулов Р.А. обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании задолженности по выплате вознаграждения и неустойки.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции и суд апелляционной инстанции пришли к выводу о незаключенности лицензионного договора от 24 июля 2012 года N 06-07-2012 ввиду несогласованности существенного условия о предмете договора, непередачи документации, необходимой и достаточной для использования секрета производства, а также отсутствия режима коммерческой тайны в отношении секрета производства на момент заключения договора.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что судом первой инстанции и судом апелляционной инстанции, выводы, сделанные при рассмотрении спора по существу, основаны на правильном применении норм материального права и норм процессуального права с установлением всех обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора по существу в силу нижеследующего.

На основании статьи 1465 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

В соответствии со статьей 1466 ГК РФ обладателю секрета производства принадлежит исключительное право использования его в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на секрет производства), в том числе при изготовлении изделий и реализации экономических и организационных решений. Обладатель секрета производства может распоряжаться указанным исключительным правом.

В силу пункта 1 статьи 1469 Гражданского кодекса Российской Федерации по лицензионному договору одна сторона - обладатель исключительного права на секрет производства предоставляет или обязуется предоставить другой стороне право использования соответствующего секрета производства в установленных договором пределах.

Согласно положениям пункта 6 статьи 3 Федерального закона от 29 июля 2004 года N 98-ФЗ "О коммерческой тайне" передаваемая информация, составляющая секрет производства, должна быть зафиксирована на материальном носителе.

В пункте 1.2 лицензионного договора, заключенного между истцом и ответчиком, стороны пришли к соглашению о том, что в целях исполнения условий договора ИП Огулов Р.А. (лицензиар) обязуется передать ООО "Торговый дом "В.Т.К." (лицензиату) секрет производства в форме "Практических рекомендаций" N 06-07-2012. Передача документации является частью обязанности лицензиара по передаче лицензиату прав на использование секрета производства.

Между тем, представленный в материалы дела акт сдачи-приемки права на использование секрета производства от 30 июля 2012 года не позволяет установить факт передачи ответчику документации, необходимой для использования секрета производства, а также количество передаваемых документов, поскольку, исходя из буквального толкования названного акта, следует, что лицензиар передал лицензиату право использования секрета производства "Обеспечение исполнения обязательств путем заключения в письменной форме смешанного договора".

Иных доказательств исполнения условий лицензионного договора в материалах дела не имеется и суду не представлено.

При указанных обстоятельствах суд первой инстанции и суд апелляционной инстанции пришли обоснованному выводу о том, что ИП Огуловым Р.А. допущено существенное нарушение условий лицензионного договора от 24 июля 2012 года N 06-07-2012 в части непередачи документации, необходимой и достаточной для использования секрета производства в своей коммерческой деятельности.

Кроме того, согласно пункту 2 статьи 1233 ГК РФ к договорам о распоряжении исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, в том числе к договорам об отчуждении исключительного права и к лицензионным (сублицензионным) договорам, применяются общие положения об обязательствах ( статьи 307 - 419 ) и о договоре ( статьи 420 - 453 ), поскольку иное не установлено правилами настоящего раздела и не вытекает из содержания или характера исключительного права.

Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Пункт 6 статьи 1235 ГК РФ указывает, что лицензионный договор должен предусматривать:

1) предмет договора путем указания на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, право использования которых предоставляется по договору, с указанием в соответствующих случаях номера и даты выдачи документа, удостоверяющего исключительное право на такой результат или на такое средство (патент, свидетельство);

2) способы использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Суд первой инстанции и суд апелляционной инстанции, исходя из буквального толкования условий спорного лицензионного договора, обоснованно указали на его незаключенность, в связи с тем, что из текста лицензионного договора от 24 июля 2012 года N 06-07-2012 не представляется возможным установить предмет договора, как результата интеллектуальной деятельности, исходя из положений статьи 1465 ГК РФ.

Также судами правомерно учтено, что в соответствии с положением статьи 1467 ГК РФ исключительное право на секрет производства действует до тех пор, пока сохраняется конфиденциальность сведений, составляющих его содержание. С момента утраты конфиденциальности соответствующих сведений исключительное право на секрет производства прекращается у всех правообладателей.

Перечень мер по охране конфиденциальности информации, которые могут быть приняты ее обладателем, установлен пунктом 1 статьи 10 Федерального закона от 29 июля 2004 года N 98-ФЗ "О коммерческой тайне".

На основании пункта 2 статьи 10 названного Закона режим коммерческой тайны считается установленным после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер, указанных в части 1 названной статьи .

Однако вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 12 июля 2012 года по делу N А40-55767/2012, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 2 октября 2012 года, ИП Огулову Р.А. отказано в установлении юридического факта введения режима коммерческой тайны в отношении секрета производства.

Каких-либо иных доказательств, подтверждающих, что предпринимателем в указанном порядке установлен режим коммерческой тайны в отношении секрета производства ни суду первой инстанции, ни апелляционному суду представлено не было.

При указанных обстоятельствах, суд кассационной инстанции поддерживает выводы суда первой инстанции и апелляционного суда о незаключенности договора лицензионного договора N 06-07-2012 от 24 июля 2012 года в связи с отсутствием на момент заключения сторонами указанного договора режима коммерческой тайны в отношении передаваемой от ИП Огулова Р.А. к ООО "Торговый дом "В.Т.К." информации, сведений, знаний. Доказательств обратного суду не представлено.

Ссылка заявителя кассационной жалобы на свидетельство регистрации результата интеллектуальной деятельности - секрета производства (ноу-хау) N 13-437 от 10 апреля 2013 года, договор N 130410/02 от 10 апреля 2013 и акт выполненных работ от 15 апреля 2013 года, как на доказательства установления режима коммерческой тайны в отношении секрета производства подлежит отклонению, поскольку указанные документы, вопреки доводам предпринимателя подтверждают вывод судов о факте утраты конфиденциальности соответствующих сведений.

Более того, указанные доказательства не существовали на момент принятия решения судом первой инстанции и не были предметом рассмотрения суда первой инстанции и суда апелляционной инстанции.

Иные доводы, изложенные в кассационной жалобе, были предметом исследования судов и им дана надлежащая правовая оценка.

Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции считает, что судами первой и апелляционной инстанции при рассмотрении спора нормы права применены правильно, нарушений норм процессуального права, влекущих отмену судебных актов в любом случае, не допущено.

При таких обстоятельствах, оснований для отмены обжалуемых судебных актов у суда кассационной инстанции не имеется.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда города Москвы от 11 марта 2013 года по делу N А40-7539/2013 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13 июня 2013 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Огулова Ростислава Анатольевича (г. Москва, ОГРИП: 308770000256001) - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Н.А.КРУЧИНИНА

 

Судья

Т.В.ВАСИЛЬЕВА

 

Судья

Н.Н.ПОГАДАЕВ

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.