Судебная практика к статье 1373 Гражданский кодекс РФ. О признании недействительным договора займа в части условий о залоге права интеллектуальной собственности, признании недействительным патента на полезную модель в части указания патентообладателя, об установлении патентообладателя.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 72. Патентное право » § 4. Изобретение, полезная модель и промышленный образец, созданные в связи с выполнением служебного задания или при выполнении работ по договору » Статья 1373. Изобретение, полезная модель, промышленный образец, созданные при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту » Дело NС01-213/2017 по делу N СИП-366/2016. О признании недействительным договора займа в части условий о залоге права интеллектуальной собственности, признании недействительным патента на полезную модель в части указания патентообладателя, об установлении

Дело NС01-213/2017 по делу N СИП-366/2016. О признании недействительным договора займа в части условий о залоге права интеллектуальной собственности, признании недействительным патента на полезную модель в части указания патентообладателя, об установлении

 

ПРЕЗИДИУМ СУДА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 апреля 2017 г. по делу N СИП-366/2016

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 17 апреля 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 21 апреля 2017 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе: председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.,

членов президиума: Корнеева В.А., Уколова С.М.,

судьи-докладчика Погадаева Н.Н.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Юпитер-3" (просп. Пархоменко, д. 10, лит. А, Санкт-Петербург, 194156, ОГРН 1107847392399) на решение Суда по интеллектуальным правам от 23.12.2016 по делу N СИП-366/2016 (судьи Голофаев В.В., Пашкова Е.Ю., Рогожин С.П.)

по исковому заявлению Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации (ул. Знаменка, д. 19, Москва, 119019, ОГРН 1037700255284) к обществу с ограниченной ответственностью "Юпитер-3" о признании недействительным договора займа от 02.12.2015 N ДЗ/10-12-2, о признании недействительным патента Российской Федерации N 124946 на полезную модель "Прожектор" в части указания патентообладателем общества с ограниченной ответственностью "Юпитер-3" и об установлении в качестве патентообладателя Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено акционерное общество "Опытный завод "Интеграл" (ул. Академика Павлова, д. 14-А, Санкт-Петербург, 197376, ОГРН 1079847100200).

В судебном заседании приняли участие представители:

от Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации - Берхамова А.А. (по доверенности от 16.01.2017 N 212/7/17/3), Сусарина А.В. (по доверенности от 16.01.2017 N 212/7/17/4);

от общества с ограниченной ответственностью "Юпитер-3" - Зенкевич Ю.А. (генеральный директор - протокол общего собрания участников от 16.11.2010 N 1 и приказ от 23.11.2010 N 1), Королев К.Е. (по доверенности от 12.09.2016).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

 

установил:

 

Российская Федерация в лице Министерства обороны Российской Федерации обратилась в Суд интеллектуальным правам с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Юпитер-3" (далее - общество "Юпитер-3") с иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации:

о признании недействительным договора займа от 02.12.2015 N ДЗ/10-12-2 в части пункта 5а и пункта 6 о залоге права интеллектуальной собственности на блок излучателя, блок питания, новое поворотное устройство, входящее в состав изделия 5П-42 "Филин";

о признании недействительным патента Российской Федерации N 124946 на полезную модель "Прожектор" в части указания патентообладателем общества "Юпитер-3" и об установлении в качестве патентообладателя Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации.

В порядке, предусмотренном статьей 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено акционерное общество "Опытный завод "Интеграл" (далее - Опытный завод "Интеграл").

Решением Суда по интеллектуальным правам от 23.12.2016 исковые требования удовлетворены.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, общество "Юпитер-3", ссылаясь на несоответствие выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, неправильное применение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, просит решение от 23.12.2016 отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Общество "Юпитер-3" полагает, что суд первой инстанции пришел к ошибочному выводу о том, что работы над изделием 5П-42 "Филин", проводившиеся в 2008 - 2012 годах, являлись корректировкой конструкторской документации, поскольку из материалов дела следует, что изделие 5П-42 "Филин" 2012 года является принципиально новым и отличается по ряду признаков, имеющих принципиальное значение, создано за счет средств сторонних инвесторов, а соответственно, права на полезную модель не могут принадлежать Российской Федерации.

По мнению общества "Юпитер-3", является ошибочным вывод суда первой инстанции о том, что весь алгоритм действий по выполнению опытно-конструкторской работы (шифр "Филин") произведен в соответствии с действующим законодательством, условиями государственного контракта от 20.05.2002 N 713/03/28/КН/0417-02 на выполнение опытно-конструкторской работы "Филин" и с соблюдением всех требований военных стандартов, так как образец изделия имел ряд недостатков, подлежащих устранению, в том числе несоответствие требованиям тактико-технического задания в части массогабаритных характеристик, что также свидетельствует о том, что документы об успешном выполнении предыдущих этапов 2, 3, 4 государственного контракта и этапа 5, подписанные сторонами в соответствии с ГОСТ РВ 15.203, содержат недостоверные сведения и не соответствуют действительности.

Заявитель кассационной жалобы полагает, что суд первой инстанции пришел к необоснованному выводу о недобросовестности действий руководителей общества "Юпитер-3" и закрытого акционерного общества "НТЦ "Юпитер-Z" (далее - общество "НТЦ "Юпитер-Z") - Зенкевича Ю.А. и Деревянко В.В., направленных на отчуждение результатов интеллектуальной деятельности, созданных в рамках государственного контракта для нужд обороны государства, так как суд не привел мотивов, по которым он пришел к такому выводу.

Кроме того, по мнению общества "Юпитер-3", суд первой инстанции нарушил статью 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, так как не привел мотивы, по которым отклонил доводы общества о том, что: рабочая конструкторская документация 2008 - 2012 годов является принципиально новой разработкой, а не корректировкой документации 2002 - 2006 годов; при проведении опытно-конструкторских работ на изделие "Филин" были допущены грубейшие нарушения требований стандартов ГОСТ РВ 15.210; изделие "Филин" создано за счет инвесторов и права на него не могут принадлежать Российской Федерации.

Также общество "Юпитер-3" ссылается на нарушение судом первой инстанции статьи 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, так как суд лишил его возможности дать исчерпывающие объяснения по существу заявленного им ходатайства об истребовании у истца доказательств и, в случае необходимости, задать истцу требуемые вопросы, поскольку данное ходатайство в судебном заседании 07.12.2016 судом не рассматривалось.

Общество "Юпитер-3" полагает, что судом первой инстанции была неправильно применена статья 1465 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), поскольку суд в решении сослался на то, что созданные при выполнении опытно-конструкторских работ для нужд обороны государства технические решения, технологические приемы и способы могут быть отнесены к секретам производства.

В отзыве на кассационную жалобу Российская Федерация в лице Минобороны России просит в ее удовлетворении отказать, ссылаясь на то, что выводы, изложенные в обжалуемом судебном акте , соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

В отзыве на кассационную жалобу Опытный завод "Интеграл" просит оспариваемый судебный акт оставить без изменения, сославшись на его законность и обоснованность, а также на несостоятельность доводов, изложенных в кассационной жалобе.

В судебном заседании представители общества "Юпитер-3" доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, поддержали, просили ее удовлетворить.

Представители Российской Федерации в лице Минобороны России поддержали доводы, изложенные в отзыве на кассационную жалобу.

Опытный завод "Интеграл", надлежащим образом извещенный о времени и месте проведения судебного заседания, явку своего представителя в суд не обеспечил, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не может служить препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в отсутствие его представителя.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как было установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, патент Российской Федерации N 124946 на полезную модель "Прожектор" был выдан по заявке N 2012138826 с приоритетом от 10.09.2012, установленным по дате подачи названной заявки, с указанием в нем в качестве патентообладателя общества "Юпитер-3".

Российская Федерация, полагая, что право на получение патента на эту полезную модель принадлежало ей в силу положений законодательства, устанавливающих принадлежность Российской Федерации результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, созданных за счет бюджетных средств, обратилась в Суд по интеллектуальным правам с вышеуказанными требованиями.

При рассмотрении настоящего спора судом первой инстанции было установлено, что между Российской Федерацией в лице Минобороны России (заказчиком) и обществом "НТЦ "Юпитер-Z" (исполнителем) был заключен государственный контракт от 20.05.2002 N 713/03/28/КН/0417-02 на выполнение опытно-конструкторской работы "Филин".

Согласно пункту 1.1 государственного контракта исполнитель обязан был выполнить опытно-конструкторские работы, а заказчик - принять и оплатить результаты работ.

Предусмотренная государственным контрактом работа выполнялась согласно Государственному оборонному заказу на 2002 год, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 21.02.2002 N 125-10 (пункт 1.2 государственного контракта).

Пунктом 7.2 государственного контракта установлено, что опытные образцы, приобретенные материальные ценности (за исключением расходных материалов) и изготовленное при выполнении работ оборудование являются собственностью заказчика и используются исключительно по его решению. Документация является собственностью заказчика.

Пунктом 9.10 государственного контракта установлено, что источником финансирования опытно-конструкторских работ "Филин" является федеральный бюджет Российской Федерации.

Суд первой инстанции принял во внимание регистрационное удостоверение серии РП N 0001641 и выписку из Единого реестра Минобороны России под реестровым номером 1/1313500/02Филин/0022325, согласно которым права на технические решения, содержащиеся в конструкторской документации на корабельную станцию визуально-оптических помех "Филин", принадлежат Российской Федерации.

Кроме того, суд первой инстанции сослался на акт о завершении корректировки рабочей конструкторской документации от 25.04.2012, которым установлено, что опытный образец изделия 5П-42 и рабочая конструкторская документация на него по результатам государственных испытаний согласно документу "План-график мероприятий по завершению корректировки рабочей конструкторской документации корабельной станции "Филин", разработанной ЗАО "НТЦ "Юпитер-Z" по контракту N 713/03/28/КН/0417-02 от 20 мая 2002 г. с Заказчиком - войсковой частью 31270, по результатам Государственных испытаний" доработаны полностью.

Также суд первой инстанции учитывал совместное решение от 15.06.2012 N 235/1/4/4931 "О порядке завершения ОКР "Филин" и проведения испытаний изделия 5П-42 в составе головного катера проекта 21980", согласно которому назначена комиссия для проведения межведомственных испытаний доработанного опытного образца изделия 5П-42, согласования и утверждения рабочей конструкторской документации с присвоением ей литеры "О1".

Кроме того, суд первой инстанции указал, что согласно решению комиссии по проведению межведомственных испытаний от 20.07.2012 N 235/1/4/5800 опытный образец и рабочая конструкторская документация соответствуют требованиям тактико-технического задания на опытно-конструкторские работы "Филин", опытный образец 5П-42 выдержал все виды испытаний и изделию 5П-42 "Филин" присвоена литера "О1" для серийного (промышленного) производства.

Исходя из совокупности представленных по делу доказательств, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что полезная модель по патенту Российской Федерации N 124946 была разработана по заказу Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации в рамках государственного контракта от 20.05.2002 N 713/03/28/КН/0417-02 и тактико-технического задания на разработку изделия 5П-42 корабельной станции визуально-оптических помех "Филин", утвержденного в соответствии с пунктом 2.1 государственного контракта начальником управления кораблестроения ВМФ - заместителем начальника кораблестроения, вооружения и эксплуатации вооружения ВМФ по кораблестроению и вооружению 14.05.2002.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что общество "Юпитер-3" было неправомерно указано в патенте Российской Федерации N 124946 на полезную модель "Прожектор" в качестве патентообладателя.

Суд первой инстанции указал, что, поскольку государственный учет результатов интеллектуальной деятельности, относящихся к сфере обороны государства, ведется Минобороны России в порядке, установленном Инструкцией по организации в Министерстве обороны Российской Федерации государственного учета результатов интеллектуальной деятельности, утвержденной приказом Министерства обороны Российской Федерации от 09.10.2010 N 1320, в патенте Российской Федерации N 124946 в качестве патентообладателя должна быть указана Российская Федерация в лице Министерства обороны Российской Федерации.

Исследовав доводы, изложенные в кассационной жалобе, президиум Суда по интеллектуальным правам установил, что ее заявителем не оспаривается вывод суда первой инстанции о признании недействительным договора займа от 02.12.2015 N ДЗ/10-12-2 в части пункта 5а и пункта 6 о залоге права интеллектуальной собственности на блок излучателя, блок питания, новое поворотное устройство, входящие в состав изделия 5П-42 "Филин".

Поскольку в силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, решение суда первой инстанции в отношении вышеназванного вывода президиумом Суда по интеллектуальным правам не проверяется.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и отзывах на нее, изучив материалы дела, выслушав мнения представителей лиц, участвующих в деле, явившихся в судебное заседание, проверив правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, пришел к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения.

Принимая во внимание, что заявка на выдачу патента на спорную полезную модель была подана 10.09.2012, суд первой инстанции обоснованно к рассматриваемым правоотношениям применил нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, а также нормы постановления Правительства Российской Федерации от 29.09.1998 N 1132 "О первоочередных мерах по правовой защите интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения" (далее - постановление N 1132), поскольку государственный контракт на выполнение опытно-конструкторских работ был заключен 20.05.2002.

Согласно пункту 1 постановления N 1132 права на результаты научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, полученные за счет средств республиканского бюджета РСФСР, той части государственного бюджета СССР, которая составляла союзный бюджет, и средств федерального бюджета, принадлежат Российской Федерации, если до вступления в силу этого постановления они не являлись объектами исключительного права физических или юридических лиц, а также если информация об указанных результатах не являлась общедоступной.

В соответствии со статьей 773 ГК РФ (в редакции, действовавшей в период исполнения государственного контракта) исполнитель в договорах на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ обязан:

выполнить работы в соответствии с согласованным с заказчиком техническим заданием и передать заказчику их результаты в предусмотренный договором срок;

согласовать с заказчиком необходимость использования охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, принадлежащих третьим лицам, и приобретение прав на их использование;

своими силами и за свой счет устранять допущенные по его вине в выполненных работах недостатки, которые могут повлечь отступления от технико-экономических параметров, предусмотренных в техническом задании или в договоре;

незамедлительно информировать заказчика об обнаруженной невозможности получить ожидаемые результаты или о нецелесообразности продолжения работы;

гарантировать заказчику передачу полученных по договору результатов, не нарушающих исключительных прав других лиц.

Согласно пункту 3 статьи 772 ГК РФ права исполнителя и заказчика на результаты работ, которым предоставляется правовая охрана как результатам интеллектуальной деятельности, определяются в соответствии с правилами раздела VII этого Кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1373 ГК РФ право на получение патента и исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец, созданные при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту для государственных или муниципальных нужд, принадлежат организации, выполняющей государственный или муниципальный контракт (исполнителю), если государственным или муниципальным контрактом не предусмотрено, что это право принадлежит Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию, от имени которых выступает государственный или муниципальный заказчик, либо совместно исполнителю и Российской Федерации, исполнителю и субъекту Российской Федерации или исполнителю и муниципальному образованию.

Учитывая вышеприведенные правовые нормы, президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что суд первой инстанции правильно установил существенные по делу обстоятельства, а именно то, что полезная модель по оспариваемому патенту имеет военное, специальное и двойное назначение, создана при выполнении опытно-конструкторских и технологических работ за счет средств федерального бюджета.

Президиум Суда по интеллектуальным правам отклоняет доводы общества "Юпитер-3" об ошибочности выводов суда первой инстанции о том, что работы над изделием 5П-42 "Филин", проводившиеся в 2008 - 2012 годах, являлись корректировкой конструкторской документации, поскольку, по мнению общества "Юпитер-3", из материалов дела следует, что изделие 5П-42 "Филин" 2012 года является принципиально новым и отличается по ряду признаков, имеющих принципиальное значение, создано за счет средств сторонних инвесторов, а соответственно, права на полезную модель не могут принадлежать Российской Федерации.

Указанные доводы общества "Юпитер-3" противоречат представленным по делу доказательствам (таким как государственный контракт от 20.05.2002 N 713/03/28/КН/0417-02 на выполнение опытно-конструкторских работ, ГОСТ РВ 15.203-2001, совместное решение войсковой части N 31270 и общества "НТЦ "Юпитер-Z" от 20.12.2007 N 253/10/5766, акт о завершении корректировки рабочей конструкторской документации от 25.04.2012, уведомление общества "НТЦ "Юпитер-Z" от 25.04.2012 о готовности рабочей конструкторской документации, справка-отчет о соответствии конструкторской документации требованиям тактико-технического задания, совместное решение от 15.06.2012 N 235/1/4/4931 "О порядке завершения ОКР "Филин" и проведения испытаний изделия 5П-42 в составе головного катера проекта 21980", акт межведомственных испытаний, утвержденный решением комиссии по проведению межведомственных испытаний от 20.07.2012 N 235/1/4/5801, приказ Министра обороны Российской Федерации от 03.08.2013 N 563 "О принятии на снабжение Вооруженных сил Российской Федерации корабельной станции визуально-оптических помех для защиты кораблей, действующих в прибрежной зоне", регистрационное свидетельство серии РП N 0001641), установленным по делу судом фактическим обстоятельствам, а также в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обществом "Юпитер-3" документально не подтверждены.

Отклоняется президиумом Суда по интеллектуальным правам также довод общества "Юпитер-3" об ошибочности вывода суда первой инстанции о том, что весь алгоритм действий по выполнению опытно-конструкторской работы (шифр "Филин") произведен в соответствии с действующим законодательством, условиями государственного контракта и с соблюдением всех требований военных стандартов, так как, по мнению общества "Юпитер-3", образец изделия имел ряд недостатков, подлежащих устранению, в том числе несоответствие требованиям тактико-технического задания в части массогабаритных характеристик, что также свидетельствует о том, что документы об успешном выполнении предыдущих этапов 2, 3, 4 государственного контракта и этапа 5, подписанные сторонами в соответствии с ГОСТ РВ 15.203, содержат недостоверные сведения и не соответствуют действительности.

Судом первой инстанции правильно установлено, что по завершении корректировки рабочей конструкторской документации был оформлен соответствующий акт от 25.04.2012 и в этот же день общество "НТЦ "Юпитер-Z" направило в адрес государственного заказчика уведомление о готовности рабочей конструкторской документации, в котором указано, что общество "НТЦ "Юпитер-Z" на основании государственного контракта и тактико-технического задания на опытно-конструкторские работы "Филин" по результатам государственных испытаний подготовило рабочую конструкторскую документацию, а также в качестве приложения к данному уведомлению обществом "НТЦ "Юпитер-Z" была направлена справка-отчет о соответствии конструкторской документации требованиям тактико-технического задания на опытно-конструкторские работы "Филин".

Кроме того, суд первой инстанции обоснованно указал, что согласно акту межведомственных испытаний, утвержденному решением комиссии по проведению межведомственных испытаний от 20.07.2012 N 235/1/4/5801 изделие 5П-42, разработанное в рамках опытно-конструкторских работ "Филин" и изготовленное по конструкторской документации литеры "О", откорректированной по результатам государственных испытаний, соответствует требованиям тактико-технического задания.

В отношении вышеназванных документов, с заявлением об их фальсификации на предмет того, что в них содержатся недостоверные сведения, общество "Юпитер-3" в порядке, предусмотренном статьей 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к суду не обращалось.

Президиум Суда по интеллектуальным правам признает несостоятельным довод общества "Юпитер-3" о нарушении судом первой инстанции статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку обжалуемый судебный акт в соответствии с вышеуказанной процессуальной нормой содержит выводы суда первой инстанции со ссылкой на конкретные доказательства, по которым были отклонены приведенные доводы ответчика.

По вышеизложенным основаниям президиумом Суда по интеллектуальным правам также отклоняется довод заявителя кассационной жалобы о том, что суд первой инстанции пришел к необоснованному выводу о недобросовестности действий руководителей общества "Юпитер-3" и общества "НТЦ "Юпитер-Z" - Зенкевича Ю.А. и Деревянко В.В.

Президиум Суда по интеллектуальным правам признает несостоятельным довод общества "Юпитер-3" о неправильном применении судом первой инстанции статьи 1465 ГК РФ, поскольку из текста обжалуемого судебного акта не усматривается, что суд руководствовался положениями названной нормы материального права и, кроме того, суд первой инстанции указал, что правовой режим результатов интеллектуальной деятельности, созданных в результате проведения опытно-конструкторских работ, определяется, исходя из положений статьи 1373 ГК РФ, договором на их выполнение, положения которого в конкретном случае обуславливают принадлежность заказчику либо исполнителю права на получение патента в отношении соответствующей разработки.

В отношении довода общества "Юпитер-3" о нарушении судом первой инстанции статьи 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает следующее.

Частью 2 статьи 159 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что по результатам рассмотрения заявлений и ходатайств арбитражный суд выносит определения, которые могут быть в письменной форме в виде отдельного судебного акта или протокольного определения.

Как следует из материалов дела, протокол судебного заседания от 07.12.2016 в соответствии с частью 2 статьи 184 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации содержит протокольное определение о рассмотрении судом ходатайства общества "Юпитер-3" об истребовании у истца доказательств.

Общество "Юпитер-3" не воспользовалось правом, предусмотренным частью 7 статьи 155 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, замечаний на полноту и правильность составления протокола судебного заседания от 07.12.2016 не представило, что тем самым не свидетельствует о нарушении судом статьи 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для отказа в удовлетворении исковых требований.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с выводами суда первой инстанции и оценкой представленных доказательств не может являться основанием для признания оспариваемого судебного акта незаконным.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что судом первой инстанции верно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу; правильно применены законы и иные нормативные акты, регулирующие спорные правоотношения; дана оценка всем имеющимся в материалах дела доказательствам с соблюдением требований процессуального законодательства.

Исходя из положений части 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда первой инстанции не усматривается, поскольку доводы, изложенные в кассационной жалобе, направлены на переоценку доказательств, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу положений главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Безусловных оснований для отмены решения суда первой инстанции, предусмотренных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиумом Суда по интеллектуальным правам не установлено.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы относятся на заявителя жалобы.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

 

постановил:

 

решение Суда по интеллектуальным правам от 23.12.2016 по делу N СИП-366/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Юпитер-3" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий

Л.А.НОВОСЕЛОВА

 

Члены президиума

В.А.КОРНЕЕВ

С.М.УКОЛОВ

Н.Н.ПОГАДАЕВ

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.