Судебная практика к статье 1367 Гражданский кодекс РФ. О взыскании убытков в солидарном порядке.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 72. Патентное право » § 3. Распоряжение исключительным правом на изобретение, полезную модель или промышленный образец » Статья 1367. Лицензионный договор о предоставлении права использования изобретения, полезной модели или промышленного образца » Дело N41-КГ16-46. О взыскании убытков в солидарном порядке.

Дело N41-КГ16-46. О взыскании убытков в солидарном порядке.

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 марта 2017 г. N 41-КГ16-46

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Момотова В.В. и Гетман Е.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Токарева П.В., Токарева В.Д. к Косову А.Ф., открытому акционерному обществу "Астон Продукты питания и пищевые ингредиенты" о взыскании убытков

по кассационной жалобе Токарева П.В. поданной его представителем по доверенности Дьяченко И.М., на постановление президиума Ростовского областного суда от 9 июня 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Момотова В.В., выслушав объяснения Токарева П.В., представителя Токарева П.В. - Дьяченко И.М., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителя открытого акционерного общества "Астон Продукты питания и пищевые ингредиенты" - Гаргуль М.В., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы,

 

установила:

 

Токарев П.В., Токарев В.Д. обратились в суд с иском к Косову А.Ф., ОАО "Астон Продукты питания и пищевые ингредиенты" (далее - ОАО "Астон") о взыскании в солидарном порядке убытков в размере 136 692 065 руб. 98 коп.

В обоснование заявленных требований Токарев П.В. и Токарев В.Д. ссылались на то, что 28 июня 2004 года им был выдан патент N <...> на изобретение "Способ очистки растительных масел от восков". ОАО "Астон" и Косов А.Ф., являвшийся руководителем Морозовского филиала этого общества, в период с 1 апреля 2009 г. по 28 октября 2010 г. незаконно без согласия истцов использовали в целях извлечения прибыли названное изобретение в технологическом процессе рафинации масел. В связи с этим, по мнению истцов, с Косова А.Ф. и ОАО "Астон" подлежали взысканию в солидарном порядке убытки в размере вознаграждения, которое истцы получили бы от ответчиков в случае заключения лицензионного договора о предоставлении ответчикам права использования созданного Токаревым П.В. и Токаревым В.Д. изобретения.

Решением Морозовского районного суда Ростовской области от 28 сентября 2015 г. исковые требования удовлетворены частично, с ОАО "Астон" в пользу Токарева П.В. и Токарева В.Д. в равных долях взыскано возмещение убытков в размере 136 692 065 руб. 98 коп.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 19 января 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением Президиума Ростовского областного суда от 9 июня 2016 г. решение суда первой инстанции и апелляционное определение отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

В кассационной жалобе Токарева П.В., поданной его представителем по доверенности Дьяченко И.М., поставлен вопрос об отмене постановления президиума Ростовского областного суда от 9 июня 2016 г., как вынесенного с нарушением требований закона.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 3 марта 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные законом основания для удовлетворения кассационной жалобы и отмены постановления президиума Ростовского областного суда от 9 июня 2016 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении данного дела такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 28 июня 2004 г. Токареву В.Д. и Токареву П.В. выдан патент N <...> на изобретение "Способ очистки растительных масел от восков", которое было зарегистрировано в Государственном реестре изобретений Российской Федерации 10 октября 2005 г. (т. 1, л.д. 142).

Приговором Морозовского районного суда Ростовской области от 18 декабря 2013 г. Косов А.Ф., являвшийся руководителем Морозовского филиала ООО "Астон" (впоследствии - ОАО "Астон"), признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 147 Уголовного кодекса Российской Федерации, в связи с незаконным использованием изобретения "Способ очистки растительных масел от восков" без согласия авторов, причинившим крупный ущерб. Гражданский иск Токарева В.Д. и Токарева П.В., предъявленный к Косову А.Ф., оставлен без рассмотрения.

Апелляционным определением Ростовского областного суда от 5 марта 2014 г. названный приговор изменен в части оставления без рассмотрения гражданского иска Токарева В.Д. и Токарева П.В., в указанной части постановлено признать за Токаревым В.Д. и Токаревым П.В. право на удовлетворение заявленных исковых требований и передать вопрос о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Постановлением Президиума Ростовского областного суда от 10 июля 2014 г. указанные приговор и апелляционное определение отменены, уголовное дело прекращено в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Согласно выводам, содержащимся в заключении комплексной патентно-технической и экономической экспертизы, назначенной определением Морозовского районного суда Ростовской области от 15 января 2015 г. при рассмотрении настоящего дела, в период с 1 апреля 2009 г. по 28 октября 2010 г. Морозовским филиалом ОАО "Астон" в процессе производства растительных масел использовались все признаки созданного истцами изобретения "Способ очистки растительных масел от восков", в результате чего истцам причинены убытки в размере 136 692 065 руб. 98 коп. Данная денежная сумма рассчитана как упущенная выгода (неполученные доходы) истцов исходя из размера вознаграждения по лицензионному договору о передаче права использования изобретения, на заключение которого истцы могли бы рассчитывать в отсутствие противоправного поведения со стороны ОАО "Астон" (т. 3, л.д. 87 - 105).

Удовлетворяя исковые требования, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что незаконное использование ОАО "Астон" созданного истцами изобретения без их согласия нашло свое подтверждение, в связи с чем истцы вправе требовать от ОАО "Астон" возмещения причиненных таким использованием убытков. При определении размера упущенной выгоды судебные инстанции согласились с представленным в заключении судебной экспертизы расчетом размера вознаграждения, которое подлежало бы выплате истцам по условиям лицензионного договора при обычных условиях оборота. Суды также указали, что Косов А.Ф. не является надлежащим ответчиком по делу.

Отменяя решение суда первой инстанции и апелляционное определение и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, президиум Ростовского областного суда сослался на то, что размер упущенной выгоды истцов должен быть установлен с разумной степенью достоверности и не может превышать доход, полученный нарушителем в результате незаконного использования изобретения. Суд кассационной инстанции не согласился с содержащимся в заключении судебной экспертизы расчетом размера упущенной выгоды, поскольку в основу этого расчета была положена сумма вознаграждения по лицензионному договору, который стороны заключили бы на пятилетний срок, а не на период, в течение которого осуществлялось незаконное использование изобретения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с постановлением Президиума Ростовского областного суда от 9 июня 2016 г. согласиться нельзя, поскольку оно основано на неправильном применении норм материального и процессуального права.

Согласно статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (пункт 1) .

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы (пункт 2) .

Следовательно, размер упущенной выгоды лица, право которого нарушено, не может быть меньше размера доходов, полученных вследствие нарушения этого права.

Однако приведенные выше нормы материального права не были приняты во внимание президиумом Ростовского областного суда, указавшим, что размер упущенной выгоды не может быть больше размера доходов, полученных причинителем вреда.

Согласно пункту 3 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 названной статьи) .

Таким образом, в силу принципа добросовестности неправомерное поведение участника гражданских правоотношений не должно быть для него более выгодным, чем правомерное поведение.

По лицензионному договору одна сторона - патентообладатель (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) удостоверенное патентом право использования изобретения, полезной модели или промышленного образца в установленных договором пределах ( статья 1367 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 5 статьи 1235 названного кодекса по лицензионному договору лицензиат обязуется уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное. При отсутствии в возмездном лицензионном договоре условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным. При этом правила определения цены, предусмотренные пунктом 3 статьи 424 указанного кодекса, не применяются. Выплата вознаграждения по лицензионному договору может быть предусмотрена в форме фиксированных разовых или периодических платежей, процентных отчислений от дохода (выручки) либо в иной форме.

В пункте 13.6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26 марта 2009 г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что исходя из пункта 5 статьи 1235 ГК РФ лицензионный договор предполагается возмездным, если самим договором прямо не предусмотрено иное.

Из приведенных правовых норм и акта их толкования следует, что размер упущенной выгоды, подлежащей взысканию в пользу патентообладателя в связи с незаконным использованием созданного им изобретения, не может быть меньше вознаграждения по лицензионному договору о передаче права на использование этого изобретения, который был бы заключен сторонами при обычных условиях оборота.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, ОАО "Астон" неправомерно без согласия истцов использовало созданное ими изобретение в период с 1 апреля 2009 г. по 28 октября 2010 г.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив заключение комплексной судебной патентно-технической и экономической экспертизы как в отдельности, так и в совокупности с другими доказательствами по делу, согласились с содержащимся в этом заключении расчетом размера вознаграждения по лицензионному договору о передаче права на использование созданного истцами изобретения, который при обычных условиях оборота был бы заключен сторонами на пятилетний срок.

Не соглашаясь с выводами судов первой и апелляционной инстанций, президиум Ростовского областного суда по существу дал иную оценку содержащемуся в заключении комплексной судебной патентно-технической и экономической экспертизы расчету размера вознаграждения по лицензионному договору, а также сроку действия такого договора при обычных условиях оборота.

Между тем согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащимся в пункте 1 постановления от 11 декабря 2012 года N 29 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции", производство в суде кассационной инстанции предназначено для исправления существенных нарушений норм материального права, допущенных судами в ходе предшествующего разбирательства по делу. При рассмотрении кассационной жалобы суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных постановлений, то есть правильность применения и толкования норм материального и процессуального права.

Иная оценка установленных в суде первой инстанции обстоятельств дела, не может являться основанием к отмене обжалуемых судебных постановлений в кассационном порядке по правилам статьями 387 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Таким образом, президиум Ростовского областного суда при рассмотрении настоящего дела в кассационном порядке вышел за пределы полномочий, предоставленных Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации суду кассационной инстанции.

Кроме того, президиум Ростовского областного суда в нарушение части 1 статьи 388 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не сослался на правовые нормы, которым противоречит содержащийся в заключении комплексной судебной патентно-технической и экономической экспертизы расчет причиненных истцам убытков и которые были нарушены судами первой и апелляционной инстанций при оценке этого расчета.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные при рассмотрении дела судом кассационной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов Токарева В.Д. и Токарева П.В., в связи с чем постановление президиума Ростовского областного суда от 9 июня 2016 г. подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду кассационной инстанции следует учесть изложенное и принять судебное постановление в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

постановление президиума Ростовского областного суда от 9 июня 2016 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

 

 

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.