Судебная практика к статье 1364 Гражданский кодекс РФ. О признании незаконным решения антимонопольного органа.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 72. Патентное право » § 2. Патентные права » Статья 1364. Переход изобретения, полезной модели или промышленного образца в общественное достояние » Дело NС01-1161/2014 по делу N СИП-493/2014. О признании незаконным решения антимонопольного органа.

Дело NС01-1161/2014 по делу N СИП-493/2014. О признании незаконным решения антимонопольного органа.

 

ПРЕЗИДИУМ СУДА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 декабря 2014 г. по делу N СИП-493/2014

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 22 декабря 2014 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 29 декабря 2014 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - заместителя председателя Суда

по интеллектуальным правам Корнеева В.А.,

членов президиума: Данилова Г.Ю., Уколова С.М., Химичева В.А.,

при участии судьи-докладчика Васильевой Т.В.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества "Институт клинической реабилитологии" (ул. Оборонная, д. 21, г. Тула, 300041, ОГРН 1027100597920) на решение Суда по интеллектуальным правам от 25.08.2014 по делу N СИП-493/2014 (судьи Рогожин С.П., Лапшина И.В., Снегур А.А.)

по заявлению закрытого акционерного общества "Институт клинической реабилитологии" о признании незаконным решения Федеральной антимонопольной службы (ул. Садовая-Кудринская, д. 11, Москва, 123995, ОГРН 1047796269663) от 05.05.2014 по делу N 1-14-331/00-08-13.

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечены общество с ограниченной ответственностью "Центр новых медицинских технологий" (Новомедвенский пр., д. 2, г. Тула, 300004, ОГРН 1037100572002), Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200).

В судебном заседании приняли участие представители:

от закрытого акционерного общества "Институт клинической реабилитологии" - Косцов Т.В. (по доверенности от 08.12.2014), Лебедев А.В. (по доверенности от 23.04.2014);

от Федеральной антимонопольной службы - Склярова Я.В. (по доверенности от 15.01.2014 N ИА/529/14), Карташов Н.Н. (по доверенности от 23.10.2014 N ИА/42937/14);

от общества с ограниченной ответственностью "Центр новых медицинских технологий" - Титова Ю.Б. (по доверенности от 10.06.2014), Гаврилова Е.А. (по доверенности от 10.06.2014), Ившин В.Г. (директор на основании протокола от 20.01.2012 N 12).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

 

установил:

 

закрытое акционерное общество "Институт клинической реабилитологии" (далее - общество "ИКР", заявитель) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании незаконным решения Федеральной антимонопольной службы (далее - ФАС России, антимонопольный орган) от 05.05.2014 по делу N 1-14-331/00-08-13.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью "Центр новых медицинских технологий" (далее - общество "ЦНМТ") и Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент).

Решением Суда по интеллектуальным правам от 25.08.2014 требования общества "ИКР" оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с указанным решением , общество "ИКР" обратилось в президиум Суда по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, просит названный судебный акт отменить и направить дело на новое рассмотрение.

В обоснование своей позиции заявитель кассационной жалобы указывал, что при вынесении решения суд нарушил нормы материального права, а именно: пункт 9 статьи 4 , часть 2 статьи 14 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции), статью 10.bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20.03.1883 (далее - Парижская конвенция), не осуществив проверку положений, касающихся наличия в действиях общества "ИКР" признаков недобросовестной конкуренции. Также заявитель считает, что доказательства, положенные в основу как решения ФАС России, так и обжалуемого решения суда первой инстанции, не имеют к знаку обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 487610 никакого отношения, а суд первой инстанции в нарушение части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не привел в обжалуемом судебном акте мотивы, по которым доводы правообладателя товарного знака были отклонены, а перечисленные доказательства приняты без проведения оценки их относимости к настоящему делу.

В судебном заседании представитель общества "ИКР" поддержал доводы, содержащиеся в кассационной жалобе.

Представители ФАС России возражали против ее удовлетворения, считая решение суда первой инстанции законным и обоснованным.

Представители общества "ЦНМТ" поддержали позицию антимонопольного органа, представили отзыв, согласно которому считают решение суда законным и обоснованным, а кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению.

Роспатент, извещенный надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку представителя в судебное заседание не обеспечил. От него поступило ходатайство о проведении судебного заседания в его отсутствие. В соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации указанные обстоятельства не препятствуют рассмотрению кассационной жалобы в отсутствие представителя Роспатента.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, отзыве на нее, выслушав присутствующих в заседании представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права при принятии обжалуемого судебного акта, а также соответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, пришел к выводу, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено судом первой инстанции, 23.10.2013 общество "ЦНМТ" обратилось в ФАС России с заявлением о признании действий общества "ИКР", связанных с приобретением и использованием исключительного права на знак обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 487610, актом недобросовестной конкуренции на основании части 2 статьи 14 Закона о защите конкуренции.

Решением ФАС России от 05.05.2014 требования общества "ЦНМТ" удовлетворены. В ходе рассмотрения антимонопольного дела N 1-14-331/00-08-13 было установлено, что действия общества "ИКР", связанные с приобретением и использованием исключительного права на словесный знак обслуживания "Метод Ульзибата" по свидетельству Российской Федерации N 487610, направлены на получение ничем не обоснованных преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности по сравнению с иными хозяйствующими субъектами-конкурентами, действующими на одном с ним рынке по оказанию медицинских услуг, путем запрета любому медицинскому учреждению использовать изобретенный профессором В.Б. Ульзибатом и названный его именем метод оперативного лечения мышечно-фасциальных болей для улучшения качества жизни детей, страдающих от ортопедических последствий детского церебрального паралича (далее - ДЦП). При этом действия заявителя противоречат законодательству и требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, а именно статье 10.bis Парижской конвенции.

Не согласившись с решением ФАС России, общество "ИКР" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании его недействительным.

Рассмотрев заявленные требования, суд первой инстанции установил, что Ульзибат В.Б. является автором ряда изобретений, направленных на повышение эффективности лечения патологий опорно-двигательного аппарата, являющихся последствиями ДЦП, по патентам N 1560143 ("Микрофибриллотом В.Б. Ульзибата"), N 1621901 ("Способ лечения мышечно-фасциальных болей В.Б. Ульзибата"), N 1641300 ("Способ В.Б. Ульзибата лечения сгибательной контрактуры пальца стопы"), N 1718868 ("Способ лечения кальканеодинии"), N 2014020 ("Способ лечения стилоидита"), прекратившим свое действие в связи с истечением срока предоставления изобретениям правовой охраны, а также изобретения по действующему патенту N 2124864 ("Способ лечения ортопедических последствий детского церебрального паралича").

Общество "ИКР" учреждено в результате реорганизации 09.02.1995 индивидуального частного предприятия "Научно-практический медицинский центр авторских методик Ульзибата В.Б." по решению его единственного учредителя В.Б. Ульзибата.

Общество "ИКР" и общество "ЦНМТ" осуществляют деятельность по оказанию медицинских услуг, при этом в целях оперативного лечения патологий опорно-двигательного аппарата, являющихся последствиями ДЦП, названные общества используют изобретения по патентам N 1621901, 1641300, 1718868, 2014020.

Кроме того, общество "ИКР" на основании лицензионного договора, заключенного на условиях неисключительной лицензии, использует изобретение по патенту N 2124864.

Таким образом, общества "ИКР" и "ЦНМТ" являются хозяйствующими субъектами-конкурентами.

При этом общество "ИКР" является обладателем исключительных прав на товарные знаки "Метод Ульзибата" по свидетельству Российской Федерации N 487610, "УЛЬЗИБАТ" по свидетельству Российской Федерации N 216677, "ULZIBAT" по свидетельству Российской Федерации N 216678, зарегистрированные в отношении услуг 44-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ).

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что "действия заявителя классифицируются как недобросовестная конкуренция", считая таковыми систематически принимаемые обществом "ИКР" меры для защиты как исключительных прав на указанные товарные знаки, так и прав, вытекающих из лицензионного договора на использование изобретения по патенту N 2124864. В частности, к таким действиям суд отнес обращение общества "ИКР" в ФАС России с заявлением о нарушении обществом "ЦНМТ" антимонопольного законодательства, по результатам рассмотрения которого действия общества "ЦНМТ", связанные с размещением на администрируемом им сайте в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" информации о лечении ДЦП, мышечных и фасциальных контрактур методом Ульзибата, решением управления Федеральной антимонопольной службы по Тульской области от 03.09.2013 по делу N 02-02/15-2013 признаны нарушающими часть 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции. Кроме того, суд указал на то, что общество "ИКР" неоднократно обращалось к третьим лицам с претензиями о нарушении ими исключительных прав как на товарные знаки, так и на применение малоинвазивного метода лечения В.Б. Ульзибата, единственным обладателем которых является заявитель, а также разместило на своем сайте в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" информацию следующего содержания: "... в настоящее время операции по методу Заслуженного изобретателя Российской Федерации доктора медицинский наук, профессора Ульзибата Валерия Борисовича, проводятся ТОЛЬКО СПЕЦИАЛИСТАМИ ЗАО "ИНСТИТУТ КЛИНИЧЕСКОЙ РЕАБИЛИТОЛОГИИ "...".

Президиум Суда по интеллектуальным правам не может согласиться с выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

В силу части 2 статьи 14 Закона о защите конкуренции не допускается недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

Согласно пункту 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции под недобросовестной конкуренцией понимаются любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Задачей административного органа является квалификация действий ответчика по делу о нарушении антимонопольного законодательства, заключающаяся в сопоставлении признаков совершенного деяния с признаками, включенными законодателем в конструкцию определенного состава правонарушения, предусмотренного конкретной нормой права.

Проверяя решение административного органа на соответствие его законам и иным нормативным правовым актам, суд устанавливает, правильно ли этим органом квалифицированы конкретные действия хозяйствующего субъекта при ведении им предпринимательской деятельности. Для целей применения части 2 статьи 14 Закона о защите конкуренции оценке подлежат действия правообладателя по приобретению и использованию исключительного права на конкретное средство индивидуализации юридического лица, средство индивидуализации продукции, работ или услуг.

При квалификации действий лица, зарегистрировавшего обозначение в качестве товарного знака, в качестве злоупотребления правом или недобросовестной конкуренции может учитываться в том числе предшествовавшее использование спорного обозначения. При этом не могут быть признаны недобросовестными действия правообладателя по регистрации товарного знака, если спорное обозначение приобрело широкую известность благодаря хозяйственной деятельности и инвестициям такого правообладателя, имевшими место до регистрации товарного знака.

Рассматривая требования о признании незаконным решения ФАС России от 05.05.2014 по делу N 1-14-331/00-08-13, суд не дал надлежащей правовой оценки доводам заявителя о том, что доказательства, положенные в основу решения ФАС России, не относятся к конкретному знаку обслуживания - по свидетельству Российской Федерации N 487610, а регистрация этого знака осуществлена юридическим лицом, созданным самим профессором В.Б. Ульзибатом, с согласия его наследников. Также суд не привел мотивы, по которым названные доводы были отклонены, а доказательства приняты как относимые, допустимые и достоверные.

Повторяя доводы ФАС России, суд ограничился лишь перечислением действий общества "ИКР", не указав при этом, какие конкретные действия данного лица подпадают под состав правонарушения, предусмотренного именно частью 2 статьи 14 Закона о защите конкуренции, и не определив, связаны ли они именно с государственной регистрацией и использованием знака обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 487610.

Общество "ИКР" в заявлении о признании недействительным решения ФАС России от 05.05.2014 оспаривало выводы антимонопольного органа о том, что рассматриваемые действия могут быть квалифицированы как содержащие признаки недобросовестной конкуренции, установленные пунктом 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции.

Так, ссылаясь на пункт 2 статьи 1354 , статью 1364 Гражданского кодекса Российской Федерации, заявитель указывал на несостоятельность вывода ФАС России о том, что приобретение исключительного права на знак обслуживания "Метод Ульзибата" предоставляет правообладателю возможность запретить любому медицинскому учреждению использовать "Способ лечения мышечно-фасциальных болей В.Б. Ульзибата" по патенту N 1621901, прекратившему действие в связи с истечением срока, так как наличие действующей регистрации знака обслуживания "Метод Ульзибата" по свидетельству Российской Федерации N 487610 использованию такого запатентованного способа лечения не препятствует.

Суд первой инстанции, соглашаясь с выводом ФАС России, возражения общества "ИКР" оставил без внимания, не осуществив проверку оспариваемого решения ФАС России в этой части и фактически исключив из числа обстоятельств, имеющих значение для рассматриваемого дела, один из необходимых признаков недобросовестной конкуренции, предусмотренных пунктом 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции.

Кроме того, судом не дана оценка доводам заявителя о том, что в обжалуемом решении антимонопольного органа отсутствует обоснование вывода о противоречии действий правообладателя товарного знака положениям статьи 10.bis Парижской конвенции, в соответствии с которой для квалификации действий по государственной регистрации товарного знака как акта недобросовестной конкуренции оценке подлежит честность такой регистрации, которая не может быть установлена без учета цели регистрации товарного знака.

При этом при рассмотрении антимонопольным органом вопроса о добросовестности поведения правообладателя исследованию подлежат как обстоятельства, связанные с самой регистрацией конкретного товарного знака, так и последующее поведение правообладателя при использовании этого средства индивидуализации, из которого может быть установлена цель такой регистрации.

Из решения суда от 25.08.2014 не следует, что судом была проведена проверка поведения общества "ИКР" в связи с регистрацией и использованием конкретного знака обслуживания с учетом положений статьи 10.bis Парижской конвенции.

Таким образом, суд первой инстанции не применил нормы материального права, подлежащие обязательному применению, - пункт 9 статьи 4 , часть 2 статьи 14 Закона о защите конкуренции, статью 10.bis Парижской конвенции, не осуществив проверку положений решения ФАС России, касающихся наличия в действиях общества "ИКР", относящихся к конкретному знаку обслуживания - по свидетельству Российской Федерации N 487610 - признаков недобросовестной конкуренции; нарушил нормы процессуального права - статей 71 , части 4 статьи 170 , части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, так как не исследовал обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения настоящего дела и не дал им надлежащей правовой оценки в оспариваемом судебном акте. При названных обстоятельствах выводы суда первой инстанции не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Поскольку для принятия обоснованного и законного решения по настоящему спору требуется исследование и оценка доказательств, что невозможно в суде кассационной инстанции в силу его полномочий, дело в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит передаче на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть вышеизложенное, правильно применив нормы материального и процессуального права, рассмотреть спор по существу и вынести законный и обоснованный судебный акт.

В силу части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при отмене судебного акта с передачей дела на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается арбитражным судом, вновь рассматривающим дело.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

 

постановил:

 

решение Суда по интеллектуальным правам от 25.08.2014 по делу N СИП-493/2014 отменить.

Направить дело на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

В.А.КОРНЕЕВ

 

Члены президиума

Г.Ю.ДАНИЛОВ

С.М.УКОЛОВ

В.А.ХИМИЧЕВ

Т.В.ВАСИЛЬЕВА

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.