Судебная практика к статье 1364 Гражданский кодекс РФ. О признании незаконными действий Роспатента по продлению срока действия исключительного права на изобретение и срока действия патента РФ.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 72. Патентное право » § 2. Патентные права » Статья 1364. Переход изобретения, полезной модели или промышленного образца в общественное достояние » Дело NС01-607/2015 по делу N СИП-17/2015. О признании незаконными действий Роспатента по продлению срока действия исключительного права на изобретение и срока действия патента РФ.

Дело NС01-607/2015 по делу N СИП-17/2015. О признании незаконными действий Роспатента по продлению срока действия исключительного права на изобретение и срока действия патента РФ.

 

ПРЕЗИДИУМ СУДА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 31 августа 2015 г. по делу N СИП-17/2015

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 24 августа 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 31 августа 2015 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.,

членов президиума: Данилова Г.Ю., Уколова С.М., Химичева В.А.,

при участии судьи-докладчика Погадаева Н.Н.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества "Канонфарма продакшн" (ул. Заречная, д. 105, г. Щелково, Московская обл., 141100, ОГРН 1025006523520) на решение Суда по интеллектуальным правам от 18.05.2015 по делу N СИП-17/2015 (судьи Силаев Р.В., Пашкова Е.Ю., Снегур А.А.)

по заявлению закрытого акционерного общества "Канонфарма продакшн"

о признании незаконными действий Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) по продлению срока действия исключительного права на изобретение и удостоверяющего это право патента Российской Федерации N 2114838.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена компания Pfizer Inc. / Пфайзер Инк. (235 East 42nd Street, New York, New York 10017, USA).

В судебном заседании приняли участие представители:

от закрытого акционерного общества "Канонфарма продакшн" - Зуйков С.А., Кудинов А.А. (по доверенности от 15.04.2015 N 256), Леонов А.А. (по доверенности от 25.06.2015 N 237), Ларионов Д.В. (по доверенности от 25.06.2015 N 237-1);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Конюхова В.А. (по доверенности от 11.08.2015 N 01/32-527/41);

от компании Pfizer Inc. / Пфайзер Инк. - Банникова Н.М.-В. (по доверенности от 21.08.2015 N 77АБ 7242921), Александров Е.Б., Горячев И.С., Степанова Н.И. (по доверенности от 04.03.2015).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

 

установил:

 

закрытое акционерное общество "Канонфарма продакшн" (далее - общество "Канонфарма продакшн", общество) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании незаконными действий Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) по продлению срока действия исключительного права на изобретение "Триазольные производные, фармацевтическая композиция и промежуточные продукты" и удостоверяющего это право патента Российской Федерации N 2114838.

В порядке, предусмотренном статьей 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, определением Суда по интеллектуальным правам от 10.02.2015 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена компания Pfizer Inc. / Пфайзер Инк. (далее - компания).

Решением Суда по интеллектуальным правам от 18.05.2015 в удовлетворении заявленного требования отказано.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, общество "Канонфарма продакшн", ссылаясь на нарушение судом первой инстанции норм процессуального права и неправильное применение норм материального права, просит решение от 18.05.2015 отменить и направить дело на новое рассмотрение.

По мнению общества, суд первой инстанции при принятии обжалуемого судебного акта нарушил статью 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку не указал мотивы, по которым отверг доводы общества о том, что срок охраны технического решения, защищенного патентом на изобретение, не может составлять более 25 лет, тем самым также нарушив пункт 3 статьи 3 Патентного закона Российской Федерации от 23.09.1992 N 3517-I (далее - Патентный закон).

Общество полагает, что суд первой инстанции не установил, каким образом регистрационное удостоверение П N 015540/01, выданное на основании нормативной документации НД 42-12885-03 на лекарственное средство "Вифенд" ("Вориконазол"), являющееся первым разрешением для патента на изобретение по свидетельству Российской Федерации N 2095358, может одновременно являться первым разрешением для патента по свидетельству Российской Федерации N 2114838, который имеет улучшенные свойства.

Кроме того, общество в кассационной жалобе ссылается на нарушение судом первой инстанции статей 65 - 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, так как в судебном акте отсутствует мотивировка, по каким причинам суд отверг представленные в дело доказательства (описание оспариваемого патента N 2114838, распечатку из реестра изобретений в отношении патентов, содержащих "Вориконазол"), из которых, по мнению общества, суд должен был установить, что патент N 2114838 является так называемым "зависимым" патентом от более раннего патента N 2095358.

Общество полагает, что суд первой инстанции неверно применил положения статей 1364 , 1398 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), пункта 21 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 21.08.1973 N 584 (далее - Положение об открытиях, изобретениях), пункта 3 статьи 3 Патентного закона, поскольку Роспатент продлил срок действия одного технического решения на срок более 26 лет, следовательно, изобретение после прекращения действия исключительного права перешло в общественное достояние. Кроме того, регистрационное удостоверение П N 015540/01, выданное на основании нормативной документации НД 42-12885-03 на лекарственное средство "Вифенд" ("Вориконазол"), не является первым разрешением для патента N 2114838.

В отзыве на кассационную жалобу компания, считая, что оспариваемый судебный акт является законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

В судебном заседании представитель Роспатента просил в удовлетворении кассационной жалобы отказать, ссылаясь на то, что судом первой инстанции правильно применены нормы материального и процессуального права, сделан правомерный вывод о предоставлении правообладателем патента в установленный срок юридически значимых документов для продления срока действия исключительного права на оспариваемый патент и соответствии действий Роспатента действующему на тот момент законодательству.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом .

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав мнения явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке статей 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте , установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для отмены обжалуемого судебного акта в силу следующего.

Как установлено судом первой инстанции и усматривается из материалов дела, патент Российской Федерации N 2114838 на изобретение "Триазольные производные, фармацевтическая композиция и промежуточные продукты" был выдан на имя компании по заявке N 5010394/04, поданной 01.02.1991.

Компания 08.10.2004 обратилась в Роспатент с ходатайством о продлении срока действия указанного патента. В качестве первого разрешения на применение этого изобретения патентообладателем были представлены регистрационные удостоверения от 12.04.2004 П N 015539/01, П N 015540/01 и нормативная документация НД 42-12885-03 на лекарственное средство "Вифенд" ("Вориконазол").

По результатам рассмотрения названного ходатайства срок действия патента Российской Федерации N 2114838 в отношении пунктов 1 - 14 формулы изобретения был продлен Роспатентом до 02.02.2016. Сведения о продлении срока действия указанного патента были опубликованы 27.11.2004 и 10.04.2005 в официальном бюллетене "Изобретения. Полезные модели" (N 33/2004 и N 10/2005).

Общество является производителем внесенного в Государственный реестр лекарственных средств препарата с международным непатентованным наименованием "Вориконазол" (торговое наименование - "Вориконазол Канон" (регистрационное удостоверение Министерства здравоохранения Российской Федерации от 13.12.2013 N ЛП-002331).

Общество с ограниченной ответственностью "Пфайзер" совместно с компанией осуществило рассылку письма от 17.10.2014, предостерегающего от введения без разрешения правообладателя в гражданский оборот на территории Российской Федерации воспроизведенных лекарственных препаратов с основным действующим веществом "вориконазол".

Общество "Канонфарма продакшн", учитывая вышеназванные обстоятельства и полагая, что незаконное продление Роспатентом срока действия исключительного права на патент Российской Федерации N 2114838 затрагивает его интересы на использование препарата с международным непатентованным наименованием "Вориконазол", обратилось с настоящим заявлением в Суд по интеллектуальным правам.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции, руководствуясь пунктом 3 статьи 3 Патентного закона, пунктами 1 - 10 Порядка продления срока действия патента Российской Федерации на изобретение, относящееся к лекарственному средству, пестициду или агрохимикату, утвержденного приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 55 (далее - Порядок N 55), исходил из того, что правообладателем в установленный срок (в период действия патента Российской Федерации N 2114838 и до истечения шести месяцев со дня получения первого разрешения на применение изобретения) подано ходатайство о продлении срока действия исключительного права на оспариваемый патент и представлено первое разрешение (регистрационное удостоверение от 12.04.2004 П N 015539/01) на применение лекарственного средства, попадающего под действие указанного патента.

Учитывая предоставление правообладателем в адрес Роспатента необходимых документов, достаточных для принятия решения о продлении срока действия исключительного права, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что оспариваемые действия Роспатента не могут быть признаны незаконными.

Президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с указанными выводами суда первой инстанции.

В силу статьи 13 ГК РФ и корреспондирующей ей правовой позицией, изложенной в пункте 6 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному нормативно-правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов граждан или юридических лиц, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

В соответствии с частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с пунктом 2.3 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" при оспаривании решений Роспатента суды должны учитывать: заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, а также заявки на наименование места происхождения товара подлежат рассмотрению Роспатентом в порядке, установленном законодательством, действовавшим на момент подачи заявок, если иное специально не предусмотрено законом. При рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров. Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

Аналогичный подход подлежит применению при определении нормативной базы при разрешении требования об оспаривании действия (решения) Роспатента по продлению срока действия патента на изобретение.

С учетом даты подачи ходатайства о продлении срока действия спорного патента (08.10.2004) к спорным правоотношениям судом обоснованно применены Патентный закон и Порядок N 55.

В соответствии с пунктом 3 статьи 3 Патентного закона патент на изобретение действует до истечения двадцати лет с даты подачи заявки в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Срок действия патента на изобретение, относящееся к лекарственному средству, пестициду или агрохимикату, для применения которых требуется получение в установленном законом порядке разрешения, продлевается федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности по ходатайству патентообладателя на срок, исчисляемый с даты подачи заявки на изобретение до даты получения первого такого разрешения на применение, за вычетом пяти лет. При этом срок, на который продлевается действие патента на изобретение, не может превышать пять лет.

Указанное ходатайство подается в период действия патента до истечения шести месяцев с даты получения такого разрешения или даты выдачи патента в зависимости от того, какой из этих сроков истекает позднее.

Пункты 1 , 2 и 3 Порядка N 55 повторяют вышеприведенные положения пункта 3 статьи 3 Патентного закона.

Аналогичные положения содержатся в действующих в настоящее время правовых нормах, закрепленных пунктами 1 и 2 статьи 1363 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 7 Порядка N 55 к ходатайству прилагаются: патент на изобретение; заверенная копия официального документа (заверенные копии официальных документов), содержащего (содержащих) сведения о продукте, позволяющие его идентифицировать с продуктом, охарактеризованным в формуле запатентованного изобретения, регистрационный номер и дату получения первого разрешения уполномоченного органа на применение этого продукта.

Согласно пункту 10 Порядка N 55 в случае, если соблюдены условия подачи ходатайства и требования к документам, указанные в пунктах 1 - 8 названного Порядка, действие патента продлевается на срок, исчисляемый в соответствии с пунктом 3 статьи 3 Патентного закона.

Из содержания приведенных норм права следует, что продление срока действия патента на изобретение осуществляется при соблюдении двух условий: 1) ходатайство о продлении срока действия патента на изобретение, относящегося к лекарственному средству, для применения которого требуется получение в установленном законом порядке разрешения, должно быть подано патентообладателем в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности в период действия патента до истечения шести месяцев с даты получения такого разрешения; 2) изобретение, охарактеризованное в формуле спорного патента, должно относиться к продукту, на применение которого получено первое разрешение.

Учитывая изложенные нормы, применительно к соблюдению Роспатентом первого условия, суд первой инстанции правомерно указал, что ходатайство о продлении срока действия спорного патента было подано в период его действия и до истечения шести месяцев со дня получения первого разрешения на применение изобретения (до 12.10.2004).

Применительно к соблюдению Роспатентом второго условия продления срока действия патента, суд первой инстанции отметил, что лекарственный препарат "Вифенд", зарегистрированный в Российской Федерации 12.04.2004 (регистрационное удостоверение П N 015539/01), представляет собой композицию, включающую в себя вещество "Вориконазол", относящееся к химическим веществам триазолам, а вещество "Вориконазол" относится как к изобретению, описанному в независимом пункте формулы патента Российской Федерации N 2095358, так и к изобретению, раскрытому в независимом пункте формулы патента Российской Федерации N 2114838.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно согласился с выводом Роспатента о том, что регистрационное удостоверение П N 015539/01 является первым разрешением на применение лекарственного средства, подпадающего под действие как патента N 2114838, так и патента N 2095358, следовательно, требование об относимости изобретения, охарактеризованного в формуле спорного патента, к продукту, на применение которого получено первое разрешение, соблюдено.

При названных обстоятельствах суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что в Роспатент компанией представлены необходимые документы для принятия решения о продлении срока действия исключительного права на патент Российской Федерации N 2114838 и, соответственно, оспариваемые действия Роспатента не могут быть признаны незаконными.

Таким образом, президиум Суда по интеллектуальным правам отклоняет как необоснованный довод кассационной жалобы о том, что судом первой инстанции неправильно применен пункт 3 статьи 3 Патентного закона.

Довод общества "Канонфарма продакшн" о нарушении судом первой инстанции статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, выраженном в неуказании мотивов, по которым суд отверг доводы общества о том, что срок охраны технического решения, защищенного патентом на изобретение, не может составлять более 25 лет, отклоняется президиумом Суда по интеллектуальным правам.

Определением Президиума Суда по интеллектуальным правам от 03.03.2016 N С01-607/2015 по делу N СИП-17/2015 исправлена опечатка - третий абзац на странице 12-й постановления читать в следующей редакции: "Суд первой инстанции, учитывая пункт 3 статьи 3 Патентного закона, обоснованно указал в обжалуемом судебном акте, что срок действия спорного охранного документа с даты подачи заявки (01.02.1991) с учетом продления до 02.02.2016 составил предельно допустимые 25 лет, тем самым отразил в решении мотивы, по которым не принят довод общества об обратном.".

Суд первой инстанции, учитывая пункт 3 статьи 3 Патентного закона обоснованно указал в обжалуемом судебном акте , что срок действия спорного охранного документа с даты приоритета (01.02.1991) с учетом продления до 02.02.2016 составил предельно допустимые 25 лет, тем самым отразил в решении мотивы, по которым не принят довод общества об обратном.

По вышеприведенным основаниям также отклоняется довод общества о нарушении судом первой инстанции положений статьи 1364 ГК РФ, со ссылкой общества на то, что изобретение по патенту Российской Федерации N 2114838 перешло в общественное достояние, так как истек срок действия патента (свыше 25 лет).

Президиум Суда по интеллектуальным правам отклоняет довод общества о том, что суд первой инстанции не установил, каким образом регистрационное удостоверение П N 015540/01, выданное на основании нормативной документации НД 42-12885-03 на лекарственное средство "Вифенд" ("Вориконазол"), являющееся первым разрешением для патента Российской Федерации N 2095358 может одновременно являться первым разрешением для патента Российской Федерации N 2114838, который имеет улучшенные свойства, поскольку законодательно не установлено ограничений на то, что одно регистрационное удостоверение не может также являться разрешением для другого патента.

Законодательное требование ( пункт 3 статьи 3 Патентного закона) об относимости изобретения, охарактеризованного в формуле патента, к продукту, на применение которого получено первое разрешение, компанией соблюдено и установлено Роспатентом при рассмотрении ходатайства о продлении срока действия патента на изобретение.

Кроме того, в судебном акте (абзац 3 лист 11) суд первой инстанции сослался на регистрационное удостоверение П N 015539/01 (как на первое разрешение на применение лекарственного средства), а не на регистрационное удостоверение П N 015540/01.

Также президиум Суда по интеллектуальным правам находит необоснованным довод общества "Канонфарма продакшн" о нарушении судом первой инстанции статей 65 - 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и отсутствии мотивировки причин, по которым суд отверг представленные в дело доказательства (описание оспариваемого патента N 2114838, распечатку из реестра изобретений в отношении патентов, содержащих "Вориконазол"), из которых, по мнению общества, суд должен был установить, что патент N 2114838 является так называемым "зависимым" патентом от более раннего патента N 2095358.

Суд первой инстанции обоснованно не стал устанавливать такие обстоятельства, как: является ли "зависимым" патент Российской Федерации N 2114838 от патента Российской Федерации N 2095358, имеет ли он иное техническое решение от патентов указанных в реестре изобретений, содержащих "Вориконазол", поскольку установление указанных обстоятельств не требовалось при рассмотрении данного требования общества.

Все указанные доводы общества правомерно были отклонены судом первой инстанции со ссылкой на то, что они ставят фактически под сомнение охраноспособность технического решения, защищаемого спорным патентом и могут быть оценены судом в рамках другого процесса в соответствии с пунктом 2 статьи 1398 ГК РФ.

При названных обстоятельствах также отклоняется довод общества о нарушении судом первой инстанции статьи 1398 ГК РФ и пункта 21 Положения об открытиях, изобретениях.

Таким образом, президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что судом первой инстанции верно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу; правильно применены законы и иные нормативные акты, регулирующие спорные правоотношения; дана оценка всем имеющимся в материалах дела доказательствам с соблюдением требований процессуального законодательства.

При указанных обстоятельствах президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что оспариваемые действия Роспатента по продлению срока действия исключительного права на патент Российской Федерации N 2114838 являются законными.

На основании изложенного и исходя из положений части 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда первой инстанции не усматривается, поскольку доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, направлены на переоценку доказательств, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу положений главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для безусловной отмены судебного акта , президиумом Суда по интеллектуальным правам не установлено.

Расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителя кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

 

постановил:

 

решение Суда по интеллектуальным правам от 18.05.2015 по делу N СИП-17/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу закрытого акционерного общества "Канонфарма продакшн" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

Л.А.НОВОСЕЛОВА

 

Члены президиума

Г.Ю.ДАНИЛОВ

С.М.УКОЛОВ

В.А.ХИМИЧЕВ

Н.Н.ПОГАДАЕВ

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.