Судебная практика к статье 1358 Гражданский кодекс РФ. О возмещении убытков в виде упущенной выгоды.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 72. Патентное право » § 2. Патентные права » Статья 1358. Исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец » Дело NС01-447/2017 по делу N А34-5796/2016. О возмещении убытков в виде упущенной выгоды.

Дело NС01-447/2017 по делу N А34-5796/2016. О возмещении убытков в виде упущенной выгоды.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 июля 2017 г. по делу N А34-5796/2016

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 06 июля 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 13 июля 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Лапшиной И.В.,

судей Булгакова Д.А., Рассомагиной Н.Л.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Лялиной А.Е., рассмотрел в судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Уральского округа (судья Сулейменова Т.В., при ведении протокола отдельного процессуального действия помощником судьи Крюковым Ю.А.) кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Предприятие "Сенсор" (ул. Омская, 78А, г. Курган, Курганская обл., 640027, ОГРН 1034500005836) на постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.04.2017 (судьи Малышева И.А., Кузнецов Ю.А., Скобелкин А.П.) по делу N А34-5796/2016, возбужденному по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "Квант" (ул. Академика Губкина, д. 85, кв. 21, г. Екатеринбург, Свердловская обл., 620010, ОГРН 1156658037623) к обществу с ограниченной ответственностью "Предприятие "Сенсор" о взыскании 3 531 360 рублей.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: открытое акционерное общество "РН Холдинг" (ул. Индустриальная, д. 28, западный промышленный узел, панель 18, г. Нижневартовск, Ханты-Мансийский административный округ - Югра, 626606), публичное акционерное общество "Оренбургнефть" (ул. Магистральная, д. 2, г. Бузулук, Оренбургская обл., 461040, ОГРН 1025601802357), Федеральное патентное бюро (Рязанский проспект, д. 75, корп. 4, г. Москва, 119002).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Квант" - Рощупкин Н.А. и Солоницина Е.П. (по доверенности от 30.11.2016);

от общества с ограниченной ответственностью "Предприятие "Сенсор" - Ягельницкий А.А. (по доверенности от 13.06.2017); Саласюк Е.В. (по доверенности от 18.07.2016).

Суд по интеллектуальным правам

 

установил:

 

общество с ограниченной ответственностью "Квант" (далее - общество "Квант") обратилось в Арбитражный суд Курганской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Предприятие "Сенсор" (далее - общество "Предприятие "Сенсор") о возмещении убытков в виде упущенной выгоды, причиненных нарушением исключительного права истца на полезную модель, в размере 3 531 360 рублей.

Судом к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: открытое акционерное общество "РН Холдинг", Федеральное патентное бюро, общество с ограниченной ответственностью "Оренбургнефть".

Решением Арбитражного суда Курганской области от 16.11.2016 в удовлетворении исковых требований общества "Квант" отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.04.2017 решение суда от 16.11.2016 отменено, исковые требования удовлетворены. С общества "Предприятие "Сенсор" в пользу общества "Квант" взысканы убытки в виде упущенной выгоды, причиненные нарушением исключительного права на полезную модель, в размере 3 531 360 рублей.

Не согласившись с принятым постановлением суда апелляционной инстанции, общество "Предприятие "Сенсор" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой со ссылкой на неправильное применение судом норм материального и процессуального права, несоответствие выводов фактическим обстоятельствам дела, просит постановление суда апелляционной инстанции отменить, решение суда первой инстанции оставить в силе.

В обоснование поданной кассационной жалобы заявитель указывает на несоблюдение истцом претензионного порядка урегулирования спора, в связи с чем исковое заявление следовало оставить без рассмотрения.

Также, по мнению общества "Предприятие "Сенсор", истцом не представлено достаточных доказательств, подтверждающих размер причиненных ему убытков, а также того, что убытки получены в результате нарушения ответчиком его исключительных прав. Кроме того, заявитель полагает, что размер подлежащих убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

По мнению ответчика, судом не учтено, что в период исполнения договора поставки, заключенного по результатам проведения процедуры по закупке материально-технических ресурсов и услуг, у ответчика имелся патент на полезную модель N 115852 "Дроссельный регулирующий штуцер", в связи с чем нарушение исключительного права истца отсутствует.

Общество "Предприятие "Сенсор" полагает, что вывод суда апелляционной инстанции относительно недобросовестности действий ответчика, со ссылкой на решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Курганской области от 09.12.2016 по делу N АМЗ-41/2016, является неверным, поскольку указанное решение на момент рассмотрения дела в суде первой инстанции не существовало.

Кроме того, ответчик полагает, что истцом по данному делу пропущен срок исковой давности, поскольку о нарушении своего права он узнал в конце 2011 года, поскольку участвовал в конкурсе на поставку запчастей к фонтанной арматуре, как и ответчик, в связи с чем знал, что общество "Предприятие "Сенсор" предлагает такой же товар на конкурс как и истец, между тем в суд обратился только в 2016 году.

Общество "Квант" представило отзыв на кассационную жалобу, в котором с доводами кассационной жалобы не соглашалось, полагает, что оснований для отмены обжалуемого постановления не имеется.

В судебном заседании представители общества "Предприятие "Сенсор" поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе, просили постановление суда апелляционной инстанции отменить, решение суда первой инстанции оставить в силе.

Представители общества "Квант" против доводов кассационной жалобы возражали, считали обжалуемый судебный акт законным и обоснованным.

Третьи лица, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, своих представителей в суд не направили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

Обсудив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив в соответствии со статьями 286 , 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения в силу нижеследующего.

Как установлено судами и следует из материалов дела, 27.07.2006 обществу "Квант" был выдан патент Российской Федерации N 55066 на полезную модель "Дроссельная заслонка" (приоритет полезной модели 31.01.2006), согласно которому данная полезная модель относится к трубопроводной арматуре и может быть использована в различных отраслях промышленности для регулирования потока среды.

Общество "Предприятие "Сенсор" также являлось обладателем исключительных прав на полезную модель по патенту Российской Федерации N 115852 "Дроссельный регулирующий штуцер" (приоритет полезной модели 14.12.2011).

Решением Федеральной службы по интеллектуальной собственности (далее - Роспатент) от 13.05.2016 патент общества "Предприятие "Сенсор" на полезную модель по патенту Российской Федерации N 115852 признан недействительным полностью.

В рамках дела N А34-5780/2012 судами установлен факт незаконного использования ответчиком полезной модели по патенту Российской Федерации N 55066, исключительные права на которую принадлежат истцу. При рассмотрении данного дела суды признали подлежащими удовлетворению исковые требования о запрете осуществлять изготовление, предложение к продаже, продажу и иное введение в гражданский оборот продукта(ов), которые содержат каждый признак независимого пункта формулы полезной модели "Дроссельная заслонка" по патенту Российской Федерации N 55066, в том числе изготовление, предложение к продаже, продажу и иное введение в гражданский оборот изделия "Дроссель регулируемый штуцерный ДРШ - 20М.Б1".

По итогам рассмотрения данного дела суд апелляционной инстанции отказал во взыскании с общества "Предприятие "Сенсор" в пользу общества "Квант" компенсации в размере 5 000 000 рублей, ссылаясь на то, что отношения по изготовлению, предложению к продаже, продаже и иному введению в гражданский оборот продукта (ов), которые содержат каждый признак независимого пункта формулы полезной модели "Дроссельная заслонка" прекратились в 2014 году, то есть до вступления в законную силу статьи 1406.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), которая вступила в силу с 01.01.2015 и в соответствии с которой были основаны исковые требования о взыскании суммы компенсации по делу N А34-5780/2012 ( постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2015, оставленное без изменения постановлением Суда по интеллектуальным правам от 30.03.2016).

Поскольку денежной компенсации за нарушение своего исключительного права на полезную модель истец в рамках дела N А34-5780/2012 не получил, он обратился с иском в рамках настоящего дела о взыскании убытков в общей сумме 3 531 360 рублей.

Убытками, подлежащими взысканию в рамках настоящего дела, истец считает доходы ответчика, полученные им от реализации изделий ДРШ-20 М.Б1 и штуцера регулируемого ШР-20АМ по договорам N МНХ-0051/12 от 26.09.2011 и N ОН-0323/14 от 20.02.2014, поскольку данные изделия были произведены ответчиком с использованием полезной модели, исключительное право на которую принадлежит истцу (т. 2 л.д. 90-118).

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для признания убытками истца доходов ответчика от реализации изделий по договорам N МНХ-0051/12 от 26.09.2011 и N ОН-0323/14 от 20.02.2014, поскольку истцом не доказана возможность получения им упущенной выгоды.

При этом суд первой инстанции указал на отсутствие у истца возможности получить доход от данных сделок, поскольку в конкурсе на поставку оборудования, по итогам которого был заключен договор N МНХ-0051/12 от 26.09.2011, истец по количеству выигранных позиций занял последнее место из 9 участников, а доказательств участия истца в тендере, по результатам которого был заключен договор N ОН-0323/14 от 20.02.2014, в деле не имеется.

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования, суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями статей 15 , 393 , 1252 , 1358 ГК РФ, исходил из того, что наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика по введению в гражданский оборот, в том числе по реализации по спорным договорам продукции, произведенной с использованием полезной модели, исключительные права на которую принадлежат истцу, и прекращением отношений истца по реализации такой продукции третьим лицам, доказана, в связи с чем истцом получены убытки в форме неполученных доходов от реализации продукции.

Суд по интеллектуальным правам полагает, что выводы суда апелляционной инстанций соответствуют имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Согласно пункту 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233) , если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом . Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными настоящим Кодексом ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом , другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом .

В соответствии с пунктом 1 статьи 1358 ГК РФ патентообладателю принадлежит исключительное право использования изобретения, полезной модели или промышленного образца в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец), в том числе способами, предусмотренными пунктом 2 настоящей статьи . Патентообладатель может распоряжаться исключительным правом на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Как указано в подпункте 1 пункта 2 статьи 1358 ГК РФ, использованием изобретения, полезной модели или промышленного образца считается, в частности: ввоз на территорию Российской Федерации, изготовление, применение, предложение о продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы изобретение или полезная модель, либо изделия, в котором использован промышленный образец; совершение действий, предусмотренных подпунктом 1 настоящего пункта , в отношении продукта, полученного непосредственно запатентованным способом. Если продукт, получаемый запатентованным способом, является новым, идентичный продукт считается полученным путем использования запатентованного способа, поскольку не доказано иное; совершение действий, предусмотренных подпунктом 1 настоящего пункта , в отношении устройства, при функционировании (эксплуатации) которого в соответствии с его назначением автоматически осуществляется запатентованный способ; совершение действий, предусмотренных подпунктом 1 настоящего пункта , в отношении продукта, предназначенного для его применения в соответствии с назначением, указанным в формуле изобретения, при охране изобретения в виде применения продукта по определенному назначению; осуществление способа, в котором используется изобретение, в том числе путем применения этого способа.

Как следует из пункта 3 статьи 1358 ГК РФ, полезная модель признается использованной в продукте, если продукт содержит каждый признак полезной модели, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы полезной модели.

Согласно пункту 1 статьи 1250 ГК РФ, интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными настоящим Кодексом , с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Предусмотренные настоящим Кодексом меры ответственности за нарушение интеллектуальных прав подлежат применению при наличии вины нарушителя, если иное не установлено настоящим Кодексом .

Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим интеллектуальные права. Если иное не установлено настоящим Кодексом , предусмотренные подпунктом 3 пункта 1 и пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса меры ответственности за нарушение интеллектуальных прав, допущенное нарушителем при осуществлении им предпринимательской деятельности, подлежат применению независимо от вины нарушителя, если такое лицо не докажет, что нарушение интеллектуальных прав произошло вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств ( пункт 3 статьи 1250 ГК РФ).

Согласно статье 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" указано, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков ( пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Для привлечения лица к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков необходимо наличие состава правонарушения, включающего наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинно-следственную связь между этими элементами, а также в установленных законом случаях вину причинителя вреда.

Для взыскания упущенной выгоды истцу необходимо доказать, какие доходы он реально (достоверно) получил бы, если бы не утратил возможность использовать исключительное право при обычных условиях гражданского оборота. Под обычными условиями оборота следует понимать типичные для него условия функционирования рынка, на которые не воздействуют непредвиденные обстоятельства либо обстоятельства, трактуемые в качестве непреодолимой силы.

Таким образом, применение гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков возможно при наличии условий, предусмотренных законом. При этом лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать следующую совокупность обстоятельств: факт причинения убытков и их размер, противоправное поведение причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между возникшими убытками и действиями указанного лица, а также вину причинителя вреда.

При предъявлении исковых требований о взыскании упущенной выгоды истцу необходимо представить доказательства реальности получения дохода (наличия условий для извлечения дохода, проведения приготовлений, достижения договоренностей с контрагентами и пр.).

Помимо этого, для взыскания упущенной выгоды истцу необходимо доказать, что совершенное должником нарушение явилось единственным препятствием, не позволившим заинтересованному хозяйствующему субъекту получить упущенную выгоду.

В соответствии с частью 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Суд апелляционной инстанции правомерно исходил из того, что факт незаконного использования ответчиком полезной модели "Дроссельная заслонка", защищенной патентом Российской Федерации N 55066, исключительные права на которую принадлежат истцу, установлен судами в рамках дела N А34-5780/2012 .

Судебные акты по делу N А34-5780/2012 имеют преюдициальное значение для истца и ответчика по настоящему делу, в связи с чем данные обстоятельства являются преюдициально установленными и не подлежат повторному доказыванию в рамках настоящего дела.

Также материалами дела установлено, что в период с 2008 по 2012 годы истец поставлял обществу "ТНК-ВР Холдинг" и его дочерним обществам оригинальные изделия - штуцеры ШР 20 АМ, которые были защищены патентом на полезную модель N 55066.

Между тем в 2012 году поставки данной продукции прекратились в связи с выходом на рынок ответчика с предложением контрафактной продукции - аналога, произведенного с использованием полезной модели истца.

Факт реализации ответчиком изделий, при изготовлении которых использована запатентованная истцом полезная модель, подтвержден договорами N МНХ-0051/12 от 26.09.2011, N ОН-0323/14 от 20.02.2014.

Проанализировав представленные в материалы дела доказательства, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что из документов, представленных в материалы дела усматривается наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика по введению в гражданский оборот продукции, произведенной с использованием полезной модели, исключительные права на которую принадлежат истцу, и прекращением отношений истца по реализации такой продукции третьим лицам, что привело к возникновению у истца убытков в форме неполученных доходов от реализации своей продукции.

Учитывая изложенное, судебная коллегия Суда по интеллектуальным правам полагает, что суд апелляционной инстанции пришел к верному выводу о том, что представленными в материалы дела доказательствами подтверждено наличие совокупности обстоятельств, являющихся основанием для удовлетворения требования о взыскании убытков.

Довод ответчика о несоблюдении истцом досудебного порядка урегулирования спора, в связи с чем исковое заявление подлежало оставлению без рассмотрения, подлежит отклонению, поскольку основан на неверном применении норм процессуального права и не подтверждается материалами дела.

Так, правовой институт обязательного досудебного урегулирования споров, возникающих из гражданских правоотношений, введен Федеральным законом от 02.03.2016 N 47-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", вступившим в силу с 01.06.2016.

Исковое заявление общества "Квант" поступило в арбитражный суд 31.05.2016, то есть в период до вступления в силу названных изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, в связи с чем при обращении в суд с настоящим иском соблюдения обязательного досудебного порядка не требовалось.

При таких обстоятельствах у судов отсутствовали основания для оставления заявления без рассмотрения.

Также судебная коллегия Суда по интеллектуальным правам не соглашается с доводом кассационной жалобы о том, что судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела не учтено, что в период исполнения ответчиком договоров N МНХ-0051/12 от 26.09.2011, N ОН-0323/14 от 20.02.2014 по поставке изделий, при изготовлении которых использована запатентованная истцом полезная модель, у ответчика имелся патент на полезную модель Российской Федерации N 115852.

Как установлено судом апелляционной инстанции решением Роспатента от 13.05.2016 патент общества "Предприятие "Сенсор" на полезную модель N 115852 признан недействительным полностью.

Как отмечено в пункте 54 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", решение Роспатента о признании недействительным патента вступает в силу со дня его принятия. Такое решение влечет аннулирование патента и соответствующего исключительного права с момента подачи в Роспатент заявки на выдачу патента. Следовательно, на момент заключения ответчиком договоров N МНХ-0051/12 от 26.09.2011, N ОН-0323/14 от 20.02.2014 у него отсутствовало исключительное право на полезную модель, патент на которую признан впоследствии недействительным.

Довод заявителя о том, что суд апелляционной инстанции необоснованно принял во внимание решение УФАС по Курганской области от 09.12.2016 по делу N АМЗ-41/2016, также подлежит отклонению.

Порядок и основания для принятия арбитражным судом апелляционной инстанции дополнительных доказательств установлены в статье 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с частью 1 которой при рассмотрении дела в порядке апелляционного производства арбитражный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело.

Пунктом 26 постановления Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции" (далее - Постановление N 36) разъяснено, что поскольку суд апелляционной инстанции на основании вышеуказанной статьи повторно рассматривает дело по имеющимся в материалах дела и дополнительно представленным доказательствам, то при решении вопроса о возможности принятия новых доказательств, в том числе приложенных к апелляционной жалобе или отзыву на апелляционную жалобу, он определяет, была ли у лица, представившего доказательства, возможность их представления в суд первой инстанции или заявитель не представил их по не зависящим от него уважительным причинам.

К числу уважительных причин в Постановлении N 36 отнесены: необоснованное отклонение судом первой инстанции ходатайств лиц, участвующих в деле, об истребовании дополнительных доказательств, о назначении экспертизы; принятие судом решения об отказе в удовлетворении иска (заявления) ввиду отсутствия права на иск, пропуска срока исковой давности или срока, установленного частью 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, без рассмотрения по существу заявленных требований; наличие в материалах дела протокола судебного заседания, оспариваемого лицом, участвующим в деле, в части отсутствия в нем сведений о ходатайствах или иных заявлениях, касающихся оценки доказательств.

Приведенный перечень уважительных причин не является исчерпывающим. Заинтересованное лицо может заявить об иных уважительных причинах, которые препятствовали ему в предоставлении в суд первой инстанции тех или иных доказательств, а суд апелляционной инстанции в данном случае не вправе отказать ему в приобщении доказательств только лишь на основании того, что приводимая таким лицом причина не приведена в пункте 26 Постановления N 36.

Учитывая, что предметом рассмотрения УФАС по Курганской области от 09.12.2016 по делу N АМЗ-41/2016 было, в том числе установление совершения ответчиком недобросовестной конкуренции путем введения в гражданский оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности (спорной полезной модели), а также невозможности представления решения антимонопольного органа в суд первой инстанции, суд апелляционной инстанции, рамках настоящего дела, в соответствии с частью 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правомерно приобщил указанное решение к материалам дела, дал ему надлежащую правовую оценку.

Ссылка заявителя кассационной жалобы на пропуск истцом срока исковой давности по настоящему делу, также подлежит отклонению.

В соответствии со статьей 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

В силу пункта 1 статьи 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 этого Кодекса.

На основании пункта 1 статьи 200 ГК РФ, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Положение пункта 1 статьи 200 ГК РФ сформулировано таким образом, что наделяет суд необходимыми полномочиями по определению момента начала течения срока исковой давности исходя из фактических обстоятельств дела (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 29.03.2016 N 516-О , от 20.10.2011 N 1442-О-О , от 25.01.2012 N 183-О-О , от 16.02.2012 N 314-О-О , от 21.11.2013 N 1723-О , от 23.06.2015 N 1509-О , от 22.12.2015 N 2933-О и др.).

Довод о пропуске срока исковой давности был рассмотрен и мотивировано отклонен судом первой и апелляционной инстанций.

Кроме того, коллегия судей Суда по интеллектуальным правам полагает необходимым отметить следующее.

Материалами дела установлено, что обществу "Квант" принадлежат исключительные права на полезную модель "Дроссельная заслонка", защищенную патентом Российской Федерации N 55066.

Общество "Предприятие "Сенсор" также являлось обладателем исключительных прав на полезную модель по патенту Российской Федерации N 115852 "Дроссельный регулирующий штуцер" (дата подачи заявки 14.12.2011). При этом доказывая законность своих действий по поставке изделий, при изготовлении которых использована запатентованная истцом полезная модель, ответчик ссылался на то, что у него имеется свой патент на полезную модель Российской Федерации N 115852.

Таким образом, до принятия Роспатентом решения от 13.05.2016, которым патент общества "Предприятие "Сенсор" на полезную модель по патенту Российской Федерации N 115852 признан недействительным полностью, истец не мог быть полностью уверен, что ответчик использует именно его исключительное право, защищенное патентом Российской Федерации N 55066, в связи с чем оснований для вывода о пропуске срока исковой давности у судов не имелось.

Довод ответчика о применении истцом неверной методики расчета размера убытков, был предметом рассмотрения в суде апелляционной инстанции, ему дана надлежащая правовая оценка с правильным применением норм материального права, с учетом правоприменительной практики, установленной высшей судебной инстанции.

Несогласие истца с произведенной судом апелляционной инстанции оценкой имеющихся в деле доказательств не является в рассматриваемом случае основанием для отмены обжалуемого судебного акта .

Суд кассационной инстанции полагает, что вопреки доводам кассационной жалобы, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом апелляционной инстанции на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, которые основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

В соответствии с частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Фактически доводы кассационной жалобы направлены на переоценку представленных в материалы дела доказательств и установленных судами обстоятельств, что не относится в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к полномочиям суда кассационной инстанции.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемый судебный акт подлежит оставлению без изменения, а кассационная жалоба - без удовлетворения.

Расходы по уплате государственной пошлины, понесенные при подаче кассационной жалобы, по правилам статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на заявителя этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.04.2017 по делу N А34-5796/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Предприятие "Сенсор" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

И.В.ЛАПШИНА

 

Судья

Д.А.БУЛГАКОВ

 

Судья

Н.Л.РАССОМАГИНА

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.