Судебная практика к статье 1356 Гражданский кодекс РФ.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 72. Патентное право » § 2. Патентные права » Статья 1356. Право авторства на изобретение, полезную модель или промышленный образец » Дело NС01-499/2015 по делу N СИП-218/2015.

Дело NС01-499/2015 по делу N СИП-218/2015.

 

ПРЕЗИДИУМ СУДА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 июля 2015 г. по делу N СИП-218/2015

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 20 июля 2015 года.

В полном объеме постановление изготовлено 27 июля 2015 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.,

членов президиума: Данилова Г.Ю., Корнеева В.А., Уколова С.М.,

при участии судьи-докладчика Рассомагиной Н.Л.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Филипповой Нинель Ивановны (Санкт-Петербург) и Филипповой Светланы Юрьевны (Санкт-Петербург) на определение Суда по интеллектуальным правам от 13.05.2015 о возвращении заявления по делу N СИП-218/2015 (судья Тарасов Н.Н.)

по заявлению Филипповой Нинель Ивановны и Филипповой Светланы Юрьевны к федеральному государственному бюджетному учреждению "Федеральный институт промышленной собственности" (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1027739154343)

о признании за Филипповой Нинель Ивановной и Филипповой Светланой Юрьевной права собственности наследников по закону на интеллектуальные права на изобретение по патенту Российской Федерации N 2416838 "Высоковольтный разъединитель со встроенным ножом заземления", а также о признании их патентообладателями названного патента.

Президиум Суда по интеллектуальным правам

 

установил:

 

Филиппова Нинель Ивановна и Филиппова Светлана Юрьевна обратились в Суд по интеллектуальным правам с заявлением к федеральному государственному бюджетному учреждению "Федеральный институт промышленной собственности" (далее - ФГБУ "ФИПС") о признании за ними права собственности наследников по закону на интеллектуальные права на изобретение по патенту Российской Федерации N 2416838 "Высоковольтный разъединитель со встроенным ножом заземления", а также о признании их патентообладателями названного патента.

Определением Суда по интеллектуальным правам от 13.05.2015 заявление Филипповой Н.И. и Филипповой С.Ю. возвращено.

Филиппова Н.И. и Филиппова С.Ю., не согласившись с определением суда первой инстанции о возвращении заявления, обратились в президиум Суда по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм процессуального права, просят этот судебный акт отменить, принять заявление к рассмотрению Суда по интеллектуальным правам.

В обоснование своей позиции заявители кассационной жалобы указывают, что поданное в Суд по интеллектуальным правам заявление, по сути, является заявлением об установлении патентообладателя, которое относится к подсудности Суда по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции в соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Кроме того, заявители кассационной жалобы указывают, что в связи с отказом нотариуса в выдаче свидетельства на право наследования по закону на спорный патент и отказом ФГБУ "ФИПС" в регистрации перехода исключительного права на этот патент к наследникам у них исчерпаны возможности по получению исключительного права на названный объект интеллектуальной собственности.

ФГБУ "ФИПС" представлены письменные пояснения, в которых выражена позиция об отнесении споров об установлении патентообладателя к подсудности Суда по интеллектуальным правам, а также сообщено, что соответствующие изменения в Государственный реестр изобретений Российской Федерации могут быть внесены на основании судебного акта, вынесенного по результатам рассмотрения спора по существу.

Лица, участвующие в деле, уведомленные о времени и месте судебного заседания президиума Суда по интеллектуальным правам надлежащим образом, своих представителей в судебное заседание не направили, что не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 , 286 и 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении вопроса о принятии заявления к производству судом первой инстанции было установлено, что заявленные требования мотивированы отказом нотариуса нотариального округа Санкт-Петербурга Тереховой М.В. в выдаче свидетельства о праве наследства по закону на патент Российской Федерации N 2416838 на изобретение по причине досрочного (до момента открытия наследства) прекращения действия названного патента в связи с неуплатой пошлины за поддержание его в силе, повторным отказом нотариуса в выдаче свидетельства после восстановления действия патента (поскольку действие патента восстановлено после открытия наследства), а также отказом ФГБУ "ФИПС" в государственной регистрации перехода исключительного права на патент вследствие отсутствия у заявителей свидетельства о праве наследования на спорный объект интеллектуальных прав.

Возвращая заявление, суд первой инстанции, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и учитывая разъяснения, содержащиеся в абзаце четвертом пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.2012 N 60 "О некоторых вопросах, возникших в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам", исходил из отсутствия у Суда по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции компетенции по его рассмотрению ( часть 4 статьи 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пункт 1 статьи 43.4 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации"). Кроме того, суд первой инстанции учел, что из представленных заявителями документов не усматривалось, что им было ранее отказано в праве на судебную защиту иным судом.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и письменных пояснениях ФГБУ "ФИПС", проверив, исходя из доводов кассационной жалобы, правильность применения судом первой инстанции норм процессуального права, пришел к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения в связи со следующим.

Правообладателем патента Российской Федерации N 2416838 на изобретение "Высоковольтный разъединитель со встроенным ножом заземления" (дата приоритета - 20.04.2009; дата регистрации - 20.04.2011) являлся Филиппов Ю.А., который умер 16.11.2011.

Нотариусом нотариального округа Санкт-Петербурга Тереховой М.В. было открыто наследственное дело N 88/2011, согласно справке нотариуса наследниками по закону признаны Филиппова Н.И. (жена) и Филиппова С.Ю. (дочь); наследником по завещанию (на 1/4 долю квартиры и земельный участок) - Филиппова С.Ю. (дочь).

Постановлением об отказе в совершении нотариального действия от 14.11.2012 нотариусом Тереховой М.В. отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство по закону на патент N 2416838 на изобретение, поскольку названный патент прекратил свое действие с 21.04.2011 (то есть не принадлежал наследодателю на день смерти) в связи с неуплатой годовой пошлины за поддержание патента в силе. Нотариусом было указано, что данный патент может быть восстановлен.

Свидетельство о праве на наследство по закону в отношении права на восстановление действия патента нотариусом не выдавалось.

Согласно письму ФГБУ "ФИПС" от 10.04.2013 действие патента восстановлено с 10.04.2013. Восстановление действия патента с 10.04.2013 подтверждается сведениями, внесенными в Государственный реестр изобретений Российской Федерации.

На повторное обращение наследников к нотариусу последним разъяснено, что восстановление действия патента с 10.04.2013 не свидетельствует о принадлежности указанного патента наследодателю на момент его смерти и не позволяет в бесспорном порядке принять решение о включении этого имущества в состав наследственной массы.

Уведомлением N 2015П00068 Роспатент отказал в государственной регистрации перехода исключительного права без заключения договора, сославшись на пункт 5 статьи 1232 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и указав на непредоставление свидетельства о праве на наследство (на спорный патент).

Невозможность наследников вступить в наследство в отношении исключительного права на патент Российской Федерации N 2416838 на изобретение послужила основанием для обращения наследников с заявлением в Суд по интеллектуальным правам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 43.4 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции рассматривает:

1 ) дела об оспаривании нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти в сфере патентных прав и прав на селекционные достижения, права на топологии интегральных микросхем, права на секреты производства (ноу-хау), права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, права использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии;

2 ) дела по спорам о предоставлении или прекращении правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий (за исключением объектов авторских и смежных прав, топологий интегральных микросхем), в том числе:

об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности, федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям и их должностных лиц, а также органов, уполномоченных Правительством Российской Федерации рассматривать заявки на выдачу патента на секретные изобретения;

об оспаривании решения федерального антимонопольного органа о признании недобросовестной конкуренцией действий, связанных с приобретением исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, товаров, работ, услуг и предприятий;

об установлении патентообладателя;

о признании недействительными патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец или селекционное достижение, решения о предоставлении правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара и о предоставлении исключительного права на такое наименование, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их признания недействительными;

о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.

Аналогичные положения содержатся в части 4 статьи 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Учитывая компетенцию Суда по интеллектуальным правам, установленную названными нормами, а также предмет и основания заявленных Филипповой Н.И. и Филипповой С.Ю. требований, президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии у него полномочий на рассмотрение поданного указанными лицами заявления.

С учетом разъяснений, содержащихся в абзаце четвертом пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.2012 N 60 "О некоторых вопросах, возникших в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам", президиум Суда по интеллектуальным правам считает, что суд первой инстанции сделал правильный вывод о возврате заявления.

Довод Филипповой Н.И. и Филипповой С.Ю. о том, что поданное ими заявление, по сути, является заявлением об установлении патентообладателя, в связи с чем подсудно Суду по интеллектуальным правам, отклоняется как несостоятельный.

Дела по спорам об установлении патентообладателей подлежат рассмотрению по правилам искового производства. Они представляют собой спор о том, кому принадлежит исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец, подлежащий разрешению между лицом, считающим себя патентообладателем и лицом, являющимся патентообладателем согласно сведениям соответствующего государственного реестра ( подпункт 2 пункта 1 статьи 1406 ГК РФ, пункт 48 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"). В настоящем деле спор о праве отсутствует, поскольку отсутствует лицо, которое, по мнению заявителей, неправомерно указано в качестве правообладателя.

При этом даже в случае признания возможности в подобной ситуации рассмотрения спора об установлении патентообладателя такой спор должен был бы рассматриваться по правилам искового производства по иску Филипповой Н.И. и Филипповой С.Ю. как наследников Филиппова Ю.А. к самому умершему Филиппову Ю.А. как лицу, указанному в Государственном реестре изобретений Российской Федерации в качестве правообладателя. Учитывая положения статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о процессуальном правопреемстве, в таком споре Филиппова Н.И. и Филиппова С.Ю. являлись бы одновременно и истцами, и ответчиками.

Президиум Суда по интеллектуальным правам не может признать обоснованным довод Филипповой Н.И. и Филипповой С.Ю. об исчерпании ими возможностей по восстановлению прав наследников в отношении спорного патента.

С целью получения профессионального мнения по вопросу надлежащего порядка восстановления прав наследников умершего изобретателя президиумом Суда по интеллектуальным правам был направлен запрос в отдел по вопросам нотариата Департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Министерства юстиции Российской Федерации.

Начальником отдела по вопросам нотариата Департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Министерства юстиции Российской Федерации, кандидатом юридических наук С.С. Поповой предоставлен в суд ответ по результатам рассмотрения запроса, в котором высказано профессиональное мнение в отношении возникшего при рассмотрении кассационной жалобы вопроса.

Согласно этому профессиональному мнению исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, когда это право признается и охраняется при условии государственной регистрации такого результата (например, в соответствии со статьей 1353 ГК РФ), включается в состав наследства только при подтверждении такого права соответствующими документами. В случае с изобретением таким документом является патент. При отсутствии патента на день вступления в наследство исключительное право на результат интеллектуальной деятельности не может быть включено в свидетельство о праве на наследство.

Вместе с тем в статье 1356 ГК РФ закреплено, что право авторства на изобретение неотчуждаемо и непередаваемо, отказ от этого права ничтожен. Отсутствие на момент смерти автора изобретения патента на изобретение не означает, что само изобретение как результат интеллектуальной деятельности не существовало на момент смерти наследодателя.

В силу положений статьи 1357 ГК РФ право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец первоначально принадлежит автору изобретения, полезной модели или промышленного образца. Право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец может перейти к другому лицу (правопреемнику) или быть ему передано в случаях и по основаниям, которые установлены законом, в том числе в порядке универсального правопреемства, или по договору, в том числе по трудовому договору.

Поскольку при принятии наследства к наследнику (наследникам) в полном объеме переходят права и обязанности наследодателя, то и право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец переходит к наследнику (наследникам).

С учетом изложенного профессионального мнения президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что в состав наследственного имущества могло входить право на восстановление действия патента на изобретение (которым обладал изобретатель на момент открытия наследства), которое могло быть включено в свидетельство о праве на наследство.

В рассматриваемом случае сведений о том, что Филиппова Н.И. и Филиппова С.Ю. обращались за получением свидетельства о праве на наследование права на восстановление действия патента, не имеется.

На основании такого свидетельства Филиппова Н.И. и Филиппова С.Ю. как правопреемники умершего Филиппова Ю.А. могли бы как подать заявление о восстановлении действия патента ( пункт 1 статьи 1400 ГК РФ), так и после этого обратиться в Роспатент за государственной регистрацией перехода исключительного права без договора.

При восстановлении действия патента на изобретение после смерти наследодателя без получения свидетельства о праве на наследование права на восстановление действия патента основанием государственной регистрации перехода исключительного права без договора может являться решение суда общей юрисдикции об установлении факта принятия наследства ( пункт 9 части 2 статьи 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд по интеллектуальным правам в пределах своей компетенции не наделен полномочиями по рассмотрению дел об установлении факта принятия наследства. Соответствующие дела рассматриваются судами общей юрисдикции.

При названных обстоятельствах президиум Суда по интеллектуальным правам не усматривает оснований для отмены определения суда первой инстанции о возвращении заявления и, как следствие, оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 , 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

 

постановил:

 

определение Суда по интеллектуальным правам от 13.05.2015 по делу N СИП-218/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу Филипповой Н.И., Филипповой С.Ю. - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

Л.А.НОВОСЕЛОВА

 

Члены президиума

Г.Ю.ДАНИЛОВ

В.А.КОРНЕЕВ

С.М.УКОЛОВ

Н.Л.РАССОМАГИНА

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.