Судебная практика к статье 1347 Гражданский кодекс РФ. О признании патента Российской Федерации на промышленный образец недействительным в части указания авторов, патентообладателя, признании общества в качестве единственного патентообладателя промышленного образца, обязании Роспатента выдать новый патент на промышленный образец.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 72. Патентное право » § 1. Основные положения » Статья 1347. Автор изобретения, полезной модели или промышленного образца » Дело NС01-1311/2016 по делу N СИП-350/2016. О признании патента Российской Федерации на промышленный образец недействительным в части указания авторов, патентообладателя, признании общества в качестве единственного патентообладателя промышленного образца,

Дело NС01-1311/2016 по делу N СИП-350/2016. О признании патента Российской Федерации на промышленный образец недействительным в части указания авторов, патентообладателя, признании общества в качестве единственного патентообладателя промышленного образца,

 

ПРЕЗИДИУМ СУДА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 апреля 2017 г. по делу N СИП-350/2016

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 03 апреля 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 10 апреля 2017 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.,

членов президиума: Корнеева В.А., Уколова С.М.,

судьи-докладчика Голофаева В.В.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "МЕГАПАК" (промзона "ВЗ ГИАП", корп. 452, г. Видное, Ленинский р-н, Московская обл., 142704, ОГРН 1025000656009) на решение Суда по интеллектуальным правам от 17.11.2016 по делу N СИП-350/2016 (судьи Кручинина Н.А., Васильева Т.В., Погадаев Н.Н.)

по иску общества с ограниченной ответственностью "МЕГАПАК" к обществу с ограниченной ответственностью "Стекольный завод 9 Января" (ул. Стеклозаводская, д. 1, г. Вышний Волочек, Тверская обл., 171157, ОГРН 1046904000252) и Федеральной службе по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200):

о признании патента Российской Федерации N 86865 на промышленный образец недействительным в части указания в качестве авторов Калиткина Юрия Юрьевича, Маркова Сергея Ивановича, Смирнова Владимира Борисовича, Ермохина Владимира Александровича, Касищева Сергея Васильевича и признании Панченко Вадима Юрьевича в качестве единственного автора промышленного образца по патенту Российской Федерации N 86865;

о признании патента Российской Федерации на промышленный образец N 86865 недействительным в части указания в качестве патентообладателя общества с ограниченной ответственностью "Стекольный завод 9 Января" и признании общества с ограниченной ответственностью "МЕГАПАК" в качестве единственного патентообладателя указанного промышленного образца;

об обязании Федеральной службы по интеллектуальной собственности выдать новый патент Российской Федерации на названный промышленный образец с указанием в качестве единственного автора Панченко Вадима Юрьевича, в качестве единственного патентообладателя - общества с ограниченной ответственностью "МЕГАПАК".

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечены Калиткин Юрий Юрьевич (Тверская обл.), Марков Сергей Иванович (Московская обл.), Смирнов Владимир Борисович (Тверская обл.), Ермохин Владимир Александрович (Тверская обл.), Касищев Сергей Васильевич (Тверская обл.) и Панченко Вадим Юрьевич (Москва).

В судебном заседании приняли участие представители общества с ограниченной ответственностью "МЕГАПАК" - Сергеев М.В. (по доверенности от 20.03.2017 N 23/10), Великоборцева Н.В. (по доверенности от 31.05.2016), Ермакова Е.А. (по доверенности от 31.05.2016).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

 

установил:

 

общество с ограниченной ответственностью "МЕГАПАК" (далее - общество "МЕГАПАК") обратилось в Суд по интеллектуальным правам к обществу с ограниченной ответственностью "Стекольный завод 9 Января" (далее - общество "Стекольный завод 9 Января") и Федеральной службе по интеллектуальной собственности (Роспатенту) с исковым заявлением:

о признании патента Российской Федерации на промышленный образец N 86865 недействительным в части указания в качестве авторов Калиткина Юрия Юрьевича, Маркова Сергея Ивановича, Смирнова Владимира Борисовича, Ермохина Владимира Александровича, Касищева Сергея Васильевича и признании Панченко Вадима Юрьевича в качестве единственного автора промышленного образца по патенту Российской Федерации N 86865;

о признании патента Российской Федерации на промышленный образец N 86865 недействительным в части указания в качестве патентообладателя общества "Стекольный завод 9 Января" и признании общества "МЕГАПАК" в качестве единственного патентообладателя промышленного образца по патенту Российской Федерации N 86865;

об обязании Роспатента выдать новый патент Российской Федерации на названный промышленный образец с указанием в качестве единственного автора Панченко Вадима Юрьевича, в качестве единственного патентообладателя - общества "МЕГАПАК".

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Калиткин Юрий Юрьевич, Марков Сергей Иванович, Смирнов Владимир Борисович, Ермохин Владимир Александрович, Касищев Сергей Васильевич и Панченко Вадим Юрьевич.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 17.11.2016 в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе (а также дополнении к ней), поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, общество "МЕГАПАК", ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит решение от 17.11.2016 отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований.

В обоснование кассационной жалобы общество "МЕГАПАК" ссылается на несоответствие распределения судом бремени доказывания по делу, в соответствии с которым на истца неправомерно возложена обязанность доказывания того, что указанные в спорном патенте лица не являются авторами промышленного образца, закону.

По мнению общества "МЕГАПАК", суд, отказав ему в удовлетворении ходатайства о проведении экспертизы, не позволил обосновать свою позицию о заимствовании авторами спорного патента дизайна бутылки.

Общество "МЕГАПАК", возражая против содержащегося в обжалуемом решении утверждения о том, что оно оспаривает не авторство указанных в патенте лиц, а соответствие промышленного образца условиям патентоспособности, выражает несогласие с основанным на этом утверждении выводом суда об избрании им ненадлежащего способа защиты своих прав.

Кроме того, заявитель кассационной жалобы считает ошибочным вывод суда о недоказанности факта создания третьим лицом - Панченко В.Ю. - эскиза бутылки и факта создания эскиза на определенную дату и при этом отмечает, что судом не учтена презумпция авторства Панченко В.Ю. в отношении эскиза, не полно отражены показания свидетелей Черняева И.В. и Шарина М.А., подтвердивших авторство Панченко В.Ю. и дату создания эскиза, необоснованно отклонены ссылки общества "МЕГАПАК" на служебный характер эскиза.

Президиумом Суда по интеллектуальным правам отказано в приобщении к материалам дела отзывов общества "Стекольный завод 9 Января", Калиткина Ю.Ю., Маркова С.И., Ермохина В.А., Касищева С.В. на кассационную жалобу ввиду нарушения данными лицами установленных статьей 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации положений, касающихся обеспечения возможности ознакомления с отзывом лиц, участвующих в деле, до судебного заседания, и необходимости подтверждения направления отзыва этим лицам.

В судебном заседании президиума Суда по интеллектуальным правам представители общества "МЕГАПАК" поддержали доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и дополнении к ней.

Общество "Стекольный завод 9 Января", Роспатент, Калиткин Ю.Ю., Марков С.И., Смирнов В.Б., Ермохин В.А., Касищев С.В., извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в судебное заседание не явились. Названные лица (кроме Смирнова В.Б.) в поступивших в суд письменных ходатайствах просили рассмотреть кассационную жалобу в их отсутствие.

В соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации неявка в судебное заседание арбитражного суда кассационной инстанции лица, подавшего кассационную жалобу, и других лиц, участвующих в деле, не может служить препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие, если они были надлежащим образом извещены о времени и месте судебного разбирательства.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, выслушав представителей общества "МЕГАПАК", обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемого судебного акта, правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии решения , а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, пришел к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения в силу следующего.

В соответствии с подпунктом 5 пункта 1 статьи 1398 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец может быть в течение срока его действия признан недействительным полностью или частично в случае выдачи патента с указанием в нем в качестве автора или патентообладателя лица, не являющегося таковым в соответствии с названным Кодексом , или без указания в патенте в качестве автора или патентообладателя лица, являющегося таковым в соответствии с этим Кодексом .

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, патент Российской Федерации N 86865 на промышленный образец "Бутылка" выдан по заявке N 2011503249 с приоритетом от 22.12.2011, установленным по дате подачи заявки, с указанием в нем в качестве авторов Калиткина Ю.Ю., Маркова С.И., Смирнова В.Б., Ермохина В.А., Касищева С.В., а в качестве патентообладателя - общества "Стекольный завод 9 Января".

Общество "МЕГАПАК", ссылаясь на то, что в этом патенте в качестве автора должен быть указан Панченко В.Ю., а в качестве патентообладателя - сам истец, в связи с чем данный патент выдан в нарушение подпункта 5 пункта 1 статьи 1398 ГК РФ, обратилось в Суд по интеллектуальным правам с вышеуказанными исковыми требованиями.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что истцом выбран ненадлежащий способ защиты своего права, поскольку фактически истец, ссылаясь на то, что промышленный образец не является новым и оригинальным ввиду более раннего создания Панченко В.Ю. эскиза бутылки, оспаривает не авторство указанных в патенте лиц, а соответствие промышленного образца условиям патентоспособности.

Также суд пришел к выводу о том, что в материалы дела не представлены доказательства того, что спорный промышленный образец, получивший правовую охрану, не создан творческим трудом лиц, указанных в качестве авторов в оспариваемом патенте.

Кроме того, суд указал, что все представленные истцом в материалы дела доказательства не позволяют определить ни дату создания эскиза Панченко В.Ю., ни сам факт его создания именно этим лицом.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что вывод суда первой инстанции о недоказанности авторства Панченко В.Ю. в создании спорного решения и об отсутствии доказательств того, что оно не создано творческим трудом указанных в патенте лиц, соответствует фактическим обстоятельствам дела, имеющимся в деле доказательствам и закону.

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Суд первой инстанции, полно и всесторонне исследовав и оценив совокупность имеющихся в материалах дела документов, пришел к обоснованным выводам о недоказанности истцом факта создания эскиза бутылки Панченко В.Ю. и факта создания его на определенную дату, а также недоказанности того, что оспариваемый промышленный образец не создан творческим трудом лиц, указанных в патенте в качестве авторов.

Доводам и возражениям участвующих в деле лиц судом первой инстанции дана должная оценка.

Обществом "МЕГАПАК" заявлено требование о признании спорного патента недействительным ввиду неверного указания в нем авторов промышленного образца и вытекающее из него требование о признании патента недействительным в части указания патентообладателя (поскольку промышленный образец является служебным и право на него должно быть предоставлено работодателю настоящего автора).

Согласно статье 1347 ГК РФ автором изобретения, полезной модели или промышленного образца признается гражданин, творческим трудом которого создан соответствующий результат интеллектуальной деятельности. При этом лицо, указанное в качестве автора в заявке на выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, считается автором изобретения, полезной модели или промышленного образца, если не доказано иное.

В силу части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Следовательно, исходя из распределения бремени доказывания обстоятельств, подтверждающих факт создания промышленного образца, руководствуясь нормами статей 1228 , 1347 ГК РФ и частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, истцу в рамках заявленных требований о признании патента Российской Федерации N 86865 недействительным в части указания его авторов и патентообладателя надлежало доказать, что спорный патент был создан Панченко В.Ю., причем Панченко В.Ю. создал этот результат в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя.

Для опровержения презумпции авторства Калиткина Ю.Ю., Маркова С.И., Смирнова В.Б., Ермохина В.А., Касищева С.В. в отношении спорного промышленного образца и доказывания факта создания этого образца Панченко В.Ю обществом "МЕГАПАК" представлены следующие доказательства: эскиз бутылки от 28.04.2011; скриншоты электронной переписки; план-график ввода в эксплуатацию стекольной линии от 03.03.2011; авторский договор от 01.09.2016 N 09-1МП; договор подряда от 30.06.2011 N 46/11; документы, подтверждающие трудовую деятельность Панченко В.Ю. в обществе "МЕГАПАК".

Кроме того, в рамках установления данного обстоятельства судом первой инстанции заслушаны показания свидетелей Черняева И.В. и Шарина М.А.

Общество "МЕГАПАК" основывает свою позицию об авторстве спорного промышленного образца на том, что до даты приоритета этого образца Панченко В.Ю. был создан эскиз, положенный в основу патента.

При этом, как отмечено в кассационной жалобе, авторство Панченко В.Ю. в отношении эскиза презюмируется в силу положений статей 1257 и 1300 ГК РФ - ввиду наличия устного и письменного заявления Панченко В.Ю. о своем авторстве эскиза бутылки - и не требует специального доказывания.

В силу статьи 1257 ГК РФ автором произведения считается, если не доказано иное, лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения, либо иным образом в соответствии с пунктом 1 статьи 1300 ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 1300 ГК РФ информацией об авторском праве признается любая информация, которая идентифицирует произведение, автора или иного правообладателя, либо информация об условиях использования произведения, которая содержится на оригинале или экземпляре произведения, приложена к нему или появляется в связи с сообщением в эфир или по кабелю либо доведением такого произведения до всеобщего сведения, а также любые цифры и коды, в которых содержится такая информация.

Как отмечено в кассационной жалобе и в ходе выступления представителя общества "МЕГАПАК" в судебном заседании, с точки зрения правил русского языка норму пункта 1 статьи 1300 ГК РФ следует читать таким образом: информацией об авторском праве признается:

1) любая информация, которая идентифицирует произведение, автора или иного правообладателя;

2) информация об условиях использования произведения, которая содержится на оригинале или экземпляре произведения, приложена к нему или появляется в связи с сообщением в эфир или по кабелю либо доведением такого произведения до всеобщего сведения;

3) любые цифры и коды, в которых содержится такая информация.

При этом, по мнению подателя кассационной жалобы, указание на то, что информация должна содержаться на оригинале или экземпляре произведения, может быть приложена к нему или появляться в связи с сообщением в эфир или по кабелю либо доведением такого произведения до всеобщего сведения, относится исключительно к информации об условиях использования произведения.

Информация же, которая идентифицирует произведение, автора или иного правообладателя, может быть любой и содержаться в любых источниках для применения установленной законом презумпции авторства.

В связи с этим, по мнению подателя кассационной жалобы, для применения норм статьи 1257 ГК РФ о презумпции авторства достаточно сделанного в любой форме заявления Панченко В.Ю.

Президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает, что предложенное обществом "МЕГАПАК" толкование пункта 1 статьи 1300 ГК РФ не соответствует буквальному смыслу и цели соответствующей нормы , а также систематическому толкованию этой нормы в совокупности с нормой пункта 2 статьи 1300 ГК РФ.

В силу пункта 2 статьи 1300 ГК РФ в отношении произведений не допускается удаление или изменение без разрешения автора или иного правообладателя информации об авторском праве, а также воспроизведение, распространение, импорт в целях распространения, публичное исполнение, сообщение в эфир или по кабелю, доведение до всеобщего сведения произведений, в отношении которых без разрешения автора или иного правообладателя была удалена или изменена информация об авторском праве.

Способ доведения информации имеет значение для всего пункта 1 статьи 1300 ГК РФ.

Закон специально конкретизирует способы доведения информации об авторском праве, при которых презюмируется авторство лица, видя в этих способах определенную гарантию для третьих лиц достоверности соответствующей информации (в том числе учитывая меры ответственности, установленные пунктом 3 статьи 1300 ГК РФ).

Презумпция авторства действует лишь в случае, если информация об авторском праве доводится до сведения третьих лиц строго определенным в законе способом - она содержится на оригинале или экземпляре произведения, приложена к нему или появляется в связи с сообщением в эфир или по кабелю либо доведением такого произведения до всеобщего сведения.

Любая иная информация не дает основания для применения установленной законом презумпции авторства, а лишь может в числе прочих доказательств оцениваться судом при установлении авторства.

Судом первой инстанции установлено, что приобщенный к материалам дела экземпляр эскиза бутылки не содержит информации, которая идентифицирует автора.

В связи с этим указанные выше положения статьи 1257 ГК РФ, устанавливающие презумпцию авторства, обоснованно не применены судом первой инстанции в отношении Панченко В.Ю.

С учетом этого авторство Панченко В.Ю. в отношении эскиза бутылки подлежало доказыванию на общих основаниях по правилам статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Ссылка общества "МЕГАПАК" на ошибочность вывода суда первой инстанции о недоказанности факта создания Панченко В.Ю. эскиза бутылки и факта создания эскиза на определенную дату, выражает несогласие истца с выводами суда относительно установленных обстоятельств спора и подлежит отклонению, поскольку направлена, по существу, на их переоценку, что не допускается в суде кассационной инстанции.

В соответствии с положениями статьи 286 , части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при их рассмотрении, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Нарушений процессуального законодательства при оценке судом первой инстанции доказательств по делу президиум Суда по интеллектуальным правам не усматривает.

Ссылка истца на неправомерное возложение на него бремени доказывания того, что указанные в спорном патенте лица не являются авторами промышленного образца, не может быть принята во внимание, поскольку не основана на законе.

Судом первой инстанции при распределении бремени доказывания по делу обоснованно применена статья 1347 ГК РФ, согласно которой автором изобретения, полезной модели или промышленного образца признается гражданин, творческим трудом которого создан соответствующий результат интеллектуальной деятельности. Лицо, указанное в качестве автора в заявке на выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, считается автором изобретения, полезной модели или промышленного образца, если не доказано иное.

С учетом этого суд первой инстанции правомерно указал, что именно истец должен доказать, что спорный промышленный образец создан не творческим трудом лиц, указанных в качестве авторов в соответствующем патенте, а творческим трудом иного лица.

Довод истца о том, что суд, отказав ему в удовлетворении ходатайства о проведении экспертизы, не позволил обосновать свою позицию о заимствовании авторами спорного патента дизайна бутылки, не может быть принят во внимание, поскольку не свидетельствует о нарушении судом первой инстанции каких-либо норм процессуального права.

Кроме того, с учетом того, что суд признал недоказанным авторство Панченко В.Ю. в отношении спорного эскиза и дату его создания, вопрос о назначении экспертизы с целью сопоставления эскиза и промышленного образца не имеет правового значения.

Также подлежит отклонению ссылка истца на служебный характер спорного эскиза, поскольку соответствующие доводы основаны на мнении о том, что спорный эскиз создан Панченко В.Ю. При недоказанности авторства Панченко В.Ю. доводы о служебном характере деятельности Панченко В.Ю. правового значения не имеют.

Довод истца о неполном отражении судом первой инстанции показаний свидетелей Черняева И.В. и Шарина М.А., подтвердивших авторство Панченко В.Ю. и дату создания эскиза, не может быть принят во внимание, ввиду следующего.

Из обжалуемого решения, с учетом протокола судебного заседания от 19.10.2016, содержащего сведения о допросе свидетелей Черняева И.В. и Шарина М.А., усматривается, что оценка судом показаний этих свидетелей дана с необходимой полнотой.

Судом первой инстанции указано, что согласно протоколу судебного заседания свидетели, хотя и высказавшие мнение о создании эскиза бутылки Панченко В.Ю., не смогли указать источник своей осведомленности.

Судом первой инстанции приняты во внимание содержащиеся в показаниях свидетеля Черняева И.В. сведения о том, что при создании эскиза он лично не присутствовал; на вопрос суда, кто является авторами данных эскизов, ответил, что их готовил торговый дом (этот свидетель указал, что общество "МЕГАПАК" состоит из двух частей: производство и торговый дом).

В отношении показаний свидетеля Шарина М.А. судом первой инстанции указано, что этот свидетель также не смог назвать суду дату, когда был изготовлен данный эскиз, а также подтвердить факт создания такого эскиза в его присутствии, не смог назвать источник, из которого ему стало известно о том, что именно Панченко В.Ю. создал эскиз.

В связи с тем, что свидетели при создании произведения - эскиза бутылки - не присутствовали, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что факт создания эскиза Панченко В.Ю. по заданию истца не может быть подтвержден только свидетельскими показаниями названных лиц.

В то же время президиум Суда по интеллектуальным правам находит обоснованным довод общества "МЕГАПАК" об ошибочности вывода суда первой инстанции об избрании истцом ненадлежащего способа защиты своих прав, мотивированного в обжалуемом решении тем, что истец оспаривает не авторство указанных в патенте лиц, а соответствие промышленного образца условиям патентоспособности.

Из искового заявления не усматривается, что исковые требования заявлены истцом на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 1398 ГК РФ в связи с несоответствием промышленного образца условиям патентоспособности. Основанием иска послужила выдача оспариваемого патента с указанием в нем в качестве авторов и патентообладателя лиц, не являющихся таковыми, и без указания в этом патенте в качестве автора и патентообладателя лиц, являющихся таковыми. При этом в обоснование исковых требований истцом сделана ссылка на норму подпункта 5 пункта 1 статьи 1398 ГК РФ.

Внесудебный порядок рассмотрения такого спора законодательством не предусмотрен, в связи с чем указание суда первой инстанции о том, что истцу надлежало обратиться в Роспатент, является ошибочным.

В то же время данное обстоятельство не может служить основанием для отмены обжалуемого решения , поскольку заявленные истцом требования судом первой инстанции фактически рассмотрены по существу, а отказ в их удовлетворении мотивирован в первую очередь недоказанностью авторства Панченко В.Ю. в отношении эскиза и даты его создания.

Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц. Окончательные выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, в связи с чем у суда кассационной инстанции отсутствуют предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены либо изменения принятого по делу решения .

Президиум Суда по интеллектуальным правам не находит и безусловных оснований для отмены обжалуемого судебного акта, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Расходы по уплате государственной пошлины, понесенные в связи с подачей кассационной жалобы, относятся на заявителя кассационной жалобы на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

 

постановил:

 

решение Суда по интеллектуальным правам от 17.11.2016 по делу N СИП-350/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "МЕГАПАК" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке кассационного производства в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий

Л.А.НОВОСЕЛОВА

 

Члены президиума

В.А.КОРНЕЕВ

С.М.УКОЛОВ

В.В.ГОЛОФАЕВ

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.