Судебная практика к статье 1280 Гражданский кодекс РФ. О взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав на программы для ЭВМ.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 70. Авторское право » Статья 1280. Право пользователя программы для ЭВМ и базы данных » Дело NС01-284/2016 по делу N А40-11525/2015. О взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав на программы для ЭВМ.

Дело NС01-284/2016 по делу N А40-11525/2015. О взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав на программы для ЭВМ.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 мая 2016 г. по делу N А40-11525/2015

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 11 мая 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 18 мая 2016 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи - Пашковой Е.Ю.,

судей - Голофаева В.В., Рогожина С.П.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества "АЛГОНТ" (Грабцевское ш., д. 33, г. Калуга, 248009, ОГРН 1024001425766) на решение Арбитражного суда города Москвы от 09.10.2015 по делу N А40-11525/2015 (судья Козленкова О.В.) и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2016 по тому же делу (судьи Расторгуев Е.Б., Верстова М.Е., Садикова Д.Н.)

по иску закрытого акционерного общества "АЛГОНТ"

к акционерному обществу "Атомэнергопроект" (ул. Бакунинская, д. 7, к. 1, Москва, 105005, ОГРН 1087746998646)

о взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав на программу для ЭВМ.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: акционерное общество "Научно-производственный комплекс "Дедал" (ул. Жолио-Кюри, д. 20, стр. 41, г. Дубна, Московская обл., 141980, ОГРН 1085010000151); открытое акционерное общество "Российской концерн по производству электрической и тепловой энергии на атомных станциях" (ул. Ферганская, д. 25, Москва, 109507, ОГРН 5087746119951); открытое акционерное общество "АтомпромБезопасность" (пр-т 60-летия Октября, д. 9, стр. 2, пом. 4, Москва, 117312, ОГРН 1057748125456); акционерное общество "Атомтехэнерго" (ул. Коммунистическая, д. 23, г. Мытищи, Московская обл., 141011, ОГРН 1075029010187).

В судебном заседании приняли участие представители:

от закрытого акционерного общества "АЛГОНТ" - Фризоргер В.В. (по доверенности от 29.02.2016 N 32);

от акционерного общества "Атомэнергопроект" - Ганченкова И.В. (по доверенности от 23.03.2016) и Шеманаева Н.Л. (по доверенности от 29.02.2016 N 32).

Суд по интеллектуальным правам

 

установил:

 

закрытое акционерное общество "АЛГОНТ" (далее - общество "АЛГОНТ") обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к акционерному обществу "Атомэнергопроект" (далее - общество "Атомэнергопроект") о взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав на программы для ЭВМ.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены акционерное общество "Научно-производственный комплекс "Дедал" (далее - общество "НПК "Дедал"), открытое акционерное общество "Российской концерн по производству электрической и тепловой энергии на атомных станциях" (далее - общество "Концерн Росэнергоатом"), открытое акционерное общество "АтомпромБезопасность" (далее - общество "АтомпромБезопасность"), акционерное общество "Атомтехэнерго" (далее - общество "Атомтехэнерго").

Решением Арбитражного суда города Москвы от 09.10.2015 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2016 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, общество "АЛГОНТ", ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, просит указанные судебные акты отменить.

По мнению заявителя кассационной жалобы, суды первой и апелляционной инстанций пришли к неправильному выводу о том, что истцом не представлено доказательств нарушения ответчиком его исключительных прав, в то время как сам ответчик доказательств соблюдения им требований закона при использовании программного обеспечения "АССаД-М5" на Нововоронежской АЭС-2 не представил.

Как полагает истец, переход права собственности по дилерскому договору на вещь не влечет переход или предоставление интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности, выраженный в этой вещи, предоставление такого права возможного только по лицензионному или сублицензионному договору.

С учетом этого истец считает, что приобретение ответчиком спорного программного обеспечения по договорам поставки с последующим его монтажом на Нововоронежской АЭС-2 и перепродажей прав на это программное обеспечение обществу "Концерн Росэнергоатом" без лицензионных (сублицензионных) договоров, составленных в письменной форме, является основанием для признания ответчика нарушителем исключительных прав истца и применения к нему мер ответственности.

При этом общество "АЛГОНТ" отмечает, что в материалах дела отсутствуют доказательства легального введения программ для ЭВМ "АССаД-М5" в гражданский оборот правообладателем или с его согласия иными лицами, поскольку оплата за пользование этими программами обществом "АтомпромБезопасность" по лицензионному договору, заключенному с правообладателем, не производилась.

Общество "АЛГОНТ" указывает, что статья 1270 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) не содержит такого способа использования объекта исключительных прав, как "использование на территории Объекта", предусмотренного лицензионным договором от 04.03.2013 между обществами "АЛГОНТ" и "АтомпромБезопасность", что свидетельствует о том, что право использования спорной программы для ЭВМ способами, предусмотренными законодательством обществом "АЛГОНТ" обществу "АтомпромБезопасность" не предоставлено.

Также общество "АЛГОНТ" ссылается на то, что в одностороннем порядке отказалось от указанного лицензионного договора из-за неоплаты обществом "АтомпромБезопасность" вознаграждения, в связи с чем все сублицензионные договоры также прекратили свое действие.

Кроме того, истец полагает, что в настоящее время пользователем спорной программы для ЭВМ в рамках договора от 15.08.2008 N 08108/378 при сооружении Нововоронежской АЭС-2 является ответчик, как генподрядчик, до полной сдачи объекта заказчику обществу "Концерн Росэнергоатом".

В отзыве на кассационную жалобу общество "Атомэнергопроект" просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

По мнению ответчика, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о недоказанности истцом нарушения его исключительных прав на спорное программное обеспечение ответчиком.

Общество "Атомэнергопроект" отмечает, что с даты подписания рабочей комиссией акта приемки комплекса инженерно-технических средств физической защиты энергоблоков АЭС пользователями спорного программного обеспечения для ЭВМ являются заказчик - общество "Концерн Росэнергоатом" и в/ч N 3677, осуществляющая государственную охрану объекта.

Ответчик обращает внимание на то, что действия по инсталляции спорного программного обеспечения на оборудование общества "Концерн Росэнергоатом" совершил сам истец в рамках исполнения работ по договору, заключенному с генподрядчиком обществом "Атомтехэнерго", при этом истец не предъявлял каких-либо требований к обществу "Концерн Росэнергоатом" о прекращении нарушения его исключительных прав и выплате компенсации, что подтверждает согласие истца на использование спорного программного обеспечения обществом "Концерн Росэнергоатом" и свидетельствует о заключении соответствующего лицензионного договора.

Общество "Атомэнергопроект" считает, что материальные носители были переданы заказчику в период действия лицензионного договора между обществами "АЛГОНТ" и "АтомпромБезопасность", в связи с чем отказ общества "АЛГОНТ" от исполнения лицензионного договора не прекратил право пользования общества "Концерн Росэнергоатом" спорным программным обеспечением.

Кроме того, ответчик отмечает, что истец отказался от включения своих требований о выплате лицензионного вознаграждения в реестр требований кредиторов общества "АтомпромБезопасность" в рамках дела N А40-98816/2014 о банкротстве.

Общество "АтомпромБезопасность" в отзыве на кассационную жалобу также просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Названное общество указывает, что из пункта 2.1 лицензионного договора от 04.03.2013 следует, что программное обеспечение предназначено конечному пользователю Нововоронежской АЭС-2 и распространение действия ограничено территорией этого объекта. Нарушений условий договора, распространения и использования программного обеспечения третьими лицами за территорией этого объекта не имелось.

По мнению общества "АтомпромБезопасность", судами сделан правильный вывод о том, что воля общества "АЛГОНТ" была направлена на передачу обществу "АтомпромБезопасность" права на распространение программного обеспечения конкретному конечному пользователю - обществу "Концерн Росэнергоатом".

Общество "АтомпромБезопасность" считает, что условие договора об ограничении права использования программного обеспечения "территорией Объекта" не противоречит действующему законодательству.

Также указанное третье лицо, отмечает, что уведомление о расторжении договора поставки было направлено истцом спустя 8,5 месяцев после поставки оборудования в связи с неполной оплатой за его поставку, однако истец не потребовал возврата ему оборудования.

Общество "АтомпромБезопасность" ссылается на то, что на его расчетный счет от общества "Атомэнергопроект" (генподрядчика) денежные средства не поступали, в связи с чем срок оплаты не наступил, а у общества "АЛГОНТ" не возникло право на предъявление требования о возмещении ему компенсации и расторжение договора.

Как полагает общество "АтомпромБезопасность", договором не предусмотрена возможность его расторжения в одностороннем порядке, расторжения названого договора в судебном порядке также не было осуществлено, следовательно суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о том, что договор не расторгнут и до настоящего времени является действующим.

По мнению общества "АтомпромБезопасность", из договора поставки от 04.02.2013 N 1942 следует, что программное обеспечение поставлялось для последующей его передачи обществу "Концерн Росэнергоатом".

Кроме того, общество "АтомпромБезопасность" отметило, что у общества "АЛГОНТ" сохраняется право на включение его требования о взыскании задолженности за поставку оборудования по договору подряда от 04.03.2013 N 1942 в реестр кредиторов общества "АтомпромБезопасность" в рамках дела N А40-98816/2014 о банкротстве.

Общество "Концерн Росэнергоатом" в отзыве на кассационную жалобу просило оставить обжалуемые судебные акты без изменения, пояснило, что работы по сооружению Нововоронежской АЭС-2 не завершены, акт приемки объекта капитального строительства сторонами не подписан, а, следовательно, система технических средств охраны "АССаД-М5" обществом "Концерн Росэнергоатом" не используется.

Акционерное общество "НПК "Дедал" и акционерное общество "Атомтехэнерго" отзывы на кассационную жалобу не представили.

От общества "Атомтехэнерго" 26.04.2016 в суд поступило ходатайство о рассмотрении кассационной жалобы в отсутствие его представителя.

В судебном заседании представитель истца доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, поддержал.

Представители ответчика доводы заявителя кассационной жалобы оспорили, просили оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Третьи лица, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru , своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

Рассмотрев доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, заслушав явившихся в судебное заседание представителей истца и ответчика, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным судами обстоятельствам, суд кассационной инстанции приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судами, общество "Атомэнергопроект" является генеральным подрядчиком по договору с обществом "Концерн Росэнергоатом" на сооружение Нововоронежской АЭС-2 с энергоблоками N 1 и N 2.

Истец является правообладателем программы для ЭВМ "Автоматизированная система управления интегрированным комплексом безопасности и жизнеобеспечения "АССаД-М5".

Общество "АЛГОНТ" и общество "АтомпромБезопасность" 04.03.2013 заключили договор N 1942АПБ-040/13 поставки оборудования, осуществляемой в интересах филиала общества "Концерн Росэнергоатом" дирекция строящейся Нововоронежской АЭС-2, а также лицензионный договор (приложением N 3 к указанному договору поставки) на предоставление права использования программы для ЭВМ "Интегрированная система технических средств охраны "АССаД-М5" на территории Нововоронежской АЭС-2.

Впоследствии общество "АЛГОНТ" в одностороннем порядке отказалось от названного лицензионного договора в связи с неоплатой обществом "АтомпромБезопасность" вознаграждения, которое составляло 27 691 329 руб., посчитав, что с данного момента прекращают действие все сублицензионные договоры на предоставление прав использования кем-либо спорной программы для ЭВМ.

Истец считает, что в настоящее время ответчик, как генеральный подрядчик, использует на Нововоронежской АЭС-2 программу для ЭВМ "АССаД-М5", при этом свои действия ответчик необоснованно считает правомерными в силу заключенных частично с обществом "Атомпромбезопасность" и обществом "НПК "Дедал" договоров поставки.

Истец, полагая, что использование спорного программного обеспечения после прекращения действия лицензионного договора неправомерно, обратился в арбитражный суд с настоящим исковым заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и апелляционной инстанций исходили из следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1259 ГК РФ программы для ЭВМ являются объектами авторских прав и охраняются как литературные произведения.

Из статьи 1270 ГК РФ следует, что автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 данного Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 названной статьи . Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.

Согласно пункту 1 статьи 1235 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона - обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах. Лицензиат может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату.

Согласно пункту 3 статьи 1286 ГК РФ (в редакции, действовавшей на дату заключения спорного лицензионного договора) заключение лицензионных договоров о предоставлении права использования программы для ЭВМ или базы данных допускается путем заключения каждым пользователем с соответствующим правообладателем договора присоединения, условия которого изложены на приобретаемом экземпляре таких программы или базы данных либо на упаковке этого экземпляра. Начало использования таких программы или базы данных пользователем, как оно определяется этими условиями, означает его согласие на заключение договора.

В пункте 38.2 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что предусмотренный пунктом 3 статьи 1286 ГК РФ договор заключается между правообладателем, то есть обладателем исключительного права на программу для ЭВМ или базу данных, и пользователем, то есть лицом, правомерно владеющим экземпляром такой программы или базы и начинающим пользование соответствующей программой или базой. Лицо, приобретшее экземпляр программы для ЭВМ или базы данных не для самостоятельного пользования, а для перепродажи его третьему лицу, не является субъектом отношений, определенных названной нормой . Такой лицензионный договор предполагает предоставление пользователю программы для ЭВМ или базы данных права на совершение действий, предусмотренных статьей 1280 ГК РФ, а также на совершение иных обусловленных договором действий, связанных с эксплуатацией программы или базы, и действует до продажи или иного отчуждения экземпляра программы или базы. На этот договор в отличие от иных лицензионных договоров не распространяются правила, установленные пунктами 2 - 6 статьи 1235 Кодекса.

Если оригинал или экземпляры правомерно опубликованного произведения введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации путем их продажи или иного отчуждения, дальнейшее распространение оригинала или экземпляров произведения допускается без согласия правообладателя и без выплаты ему вознаграждения, за исключением случая, предусмотренного статьей 1293 ГК РФ ( статья 1272 ГК РФ в редакции, действовавшей на дату заключения спорного лицензионного договора).

Суд апелляционной инстанции признал ошибочным вывод суда первой инстанции о несоответствии программы для ЭВМ "Автоматизированная система управления интегрированным комплексом безопасности и жизнеобеспечения "АССаД-М5" по имеющемуся в материалах дела свидетельству N 2009612177, выданному на имя истца, программе для ЭВМ "Интегрированная система технических средств охраны "АССаД-М5", право на которую предоставлено по лицензионному договору от 04.03.2013, поскольку из преамбулы этого договора следует, что истец является правообладателем в отношении программного комплекса для ЭВМ "Интегрированная система технических средств охраны "АССаД-М5" на основании свидетельства об официальной регистрации программы для ЭВМ N 2009612177. В связи с этим суд апелляционной инстанции счел обоснованным заявление истца о допущенной в лицензионном договоре ошибке в части указания программного комплекса для ЭВМ "Интегрированная система технических средств охраны "АССаД-М5".

При этом в лицензионном договоре согласовано, что общество "АтомпромБезопасность" желает получить право использования и распространения названного программного комплекса, и на основании пункта 2.1 лицензионного договора обществу "АтомпромБезопасность" предоставлена неисключительная лицензия на использование комплекта указанного программного комплекса для ЭВМ.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции указал, что данный неправильный вывод суда первой инстанции не привел к принятию неверного по существу решения суда в связи со следующим.

Суды первой и апелляционной инстанций отметили, что лицензионный договор от 04.03.2013 содержит неясности в части определения способов использования произведения, которыми лицензиар наделил лицензиата, желающего получить право на использование и распространение программы, поскольку лицензиату предоставлена закрытая простая (неисключительная) лицензия, при этом конкретные способы применения программного продукта с целью извлечения его полезных свойств сторонами не указаны.

Руководствуясь пунктом 2 статьи 431 ГК РФ, исходя из системного, логического и последовательного толкования его условий, с учетом условий договора поставки от 04.03.2013 N 1942АПБ-040/13, преамбулы лицензионного договора, пункта 2.1 лицензионного договора, дополнительного соглашения N 2 к лицензионному договору, наряду с толкованием условий и духа договора в целом, а также поведения сторон по исполнению заключенного договора, суды сделали вывод о том, что в данном случае воля общества "АЛГОНТ" была направлена на предоставление обществу "АтомпромБезопасность" права на распространение программного комплекса конкретному конечному пользователю - обществу "Концерн Росэнергоатом", для использования программы с соблюдением условий, указанных в лицензионном договоре. Тем самым был заключен так называемый дилерский договор на продажу программного продукта, в котором изложены условия использования программного комплекса конечным пользователем: территория использования ограничена территорией Нововоронежская АЭС-2; количество внесенных в программу пропусков без ограничений и количество контролируемых программой пропускных пунктов (проходов, точек доступа) без ограничений.

Кроме того, согласно спецификации к договору поставки от 04.03.2013 N 1942 АПБ-040/13 общество "АЛГОНТ" произвело поставку нескольких программных продуктов, каждый из которых имеет собственное наименование, стоимость, а также предоставило обществу "АтомпромБезопасность" неисключительные права на использование программного обеспечения, необходимого для функционирования поставленного оборудования и изготовления комплекса объектов КИТСФЗ.

При этом в пункте 1.2 договора поставки прямо указано, что поставка осуществляется в интересах филиала общества "Концерн Росэнергоатом" дирекция строящейся Нововоронежской АЭС-2, в соответствии с выданной в производство проектно-сметной документацией в рамках договоров, заключенных обществом "АтомпромБезопасность" с генподрядчиком обществом "Атомэнергопроект". Приложением к указанному договору поставки является лицензионный договор о предоставлении права использования программного комплекса для ЭВМ "Интегрированная система технических средств охраны "АССаД-М5".

Также общество "АЛГОНТ" во исполнение своих обязательств по договору поставки от 04.03.2013 N 1942АПБ-040/13 передало обществу "АтомпромБезопасность" диски с программным обеспечением. Указанные диски вместе с оборудованием были переданы обществу "Концерн Росэнергоатом" при прохождении оборудованием процедуры входного контроля.

При таких обстоятельствах суды пришли к выводу о том, что программное обеспечение передавалось для использования его обществом "Концерн Росэнергоатом", являющимся конечным пользователем в рамках исполнения договора генерального подряда.

При этом общество "АЛГОНТ" не оспаривает правомерность владения обществом "Концерн Росэнергоатом" экземплярами программного обеспечения, не требует у конечного пользователя прекратить использование программного обеспечения, возвратить материальные носители.

В связи с изложенным суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что истец своими действиями подтвердил законность и правомерность использования заказчиком спорного программного обеспечения, а ответчик не нарушил исключительные права истца.

Суд кассационной инстанции соглашается с изложенными выводами и не усматривает оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.

Вопреки доводам, содержащимся в кассационной жалобе, суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, пришли к выводу о том, что истец своими действиями подтвердил законность и правомерность использования обществом "Концерн Росэнергоатом" спорного программного обеспечения, а ответчик не нарушил исключительные права истца.

При этом, как верно отмечено судами, если экземпляры программы для ЭВМ вводятся с согласия правообладателя в гражданский оборот на территории Российской Федерации путем их распространения (продажи, дарения и иного отчуждения) такие экземпляры программных продуктов, в силу статьи 1272 ГК РФ, поступают в правомерное владение их приобретателей. В случае неполной оплаты по лицензионному договору и договору поставки общество "АЛГОНТ" вправе обратиться в суд с самостоятельным требованием о взыскании задолженности возникшей в связи с неисполнением договорных обязательств.

В целом доводы истца сводятся к несогласию с оценкой доказательств, данной судами, и сделанными на ее основе выводами, направлены на переоценку установленных судами обстоятельств и имеющихся в материалах дела доказательств.

При этом Суд по интеллектуальным правам отмечает, что приведенные в кассационной жалобе доводы заявлены без учета компетенции суда кассационной инстанции, поскольку переоценка имеющихся в материалах дела доказательств и установленных судами обстоятельств не входит в полномочия суда кассационной инстанции, определенные главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Рассмотрев кассационную жалобу в пределах, изложенных в ней доводов, судебная коллегия полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые в силу статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены судебных актов судов первой и апелляционной инстанций, не установлено.

Таким образом, обжалуемые судебные акты являются законными, обоснованными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда города Москвы от 09.10.2015 по делу N А40-11525/2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2016 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу закрытого акционерного общества "АЛГОНТ" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

Е.Ю.ПАШКОВА

 

Судья

В.В.ГОЛОФАЕВ

 

Судья

С.П.РОГОЖИН

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.