Судебная практика к статье 1262 Гражданский кодекс РФ. О взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав на музыкальные произведения и смежных прав на фонограммы.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 70. Авторское право » Статья 1262. Государственная регистрация программ для ЭВМ и баз данных » Дело NС01-654/2015 по делу N А03-17289/2014. О взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав на музыкальные произведения и смежных прав на фонограммы.

Дело NС01-654/2015 по делу N А03-17289/2014. О взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав на музыкальные произведения и смежных прав на фонограммы.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 сентября 2015 г. по делу N А03-17289/2014

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 3 сентября 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 10 сентября 2015 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе: председательствующего судьи Силаева Р.В., судей Снегура А.А., Химичева В.А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Жандаровой И.В.,

при участии в судебном заседании представителя общества с ограниченной ответственностью "Квадро-Паблишинг" - Шужданец Д.А. (по доверенности от 31.12.2014),

рассмотрев в открытом судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Красноярского края (судья Деревягин М.В., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Новожиловой Т.П.)

кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Квадро-Паблишинг" (ул. Плеханова, д. 29, стр. 2, Москва, 111398, ОГРН 5087746443175) на решение Арбитражного суда Алтайского края от 02.02.2015 (судья Кулик М.А.) и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2015 (судьи Киреева О.Ю., Захарчук Е.И., Нагишева О.Б.), принятые в рамках дела N А03-17289/2014,

возбужденного по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "Квадро-Паблишинг" к индивидуальному предпринимателю Косарецкому Артему Анатольевичу (г. Барнаул, ОГРНИП 304222233700159) о взыскании 1 830 000 рублей компенсации за нарушение исключительных авторских прав на музыкальные произведения и смежных прав на фонограммы,

 

установил:

 

общество с ограниченной ответственностью "Квадро-Паблишинг" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с иском (с учетом увеличения размера исковых требований) к индивидуальному предпринимателю Косарецкому Артему Анатольевичу (далее - предприниматель) о взыскании 1 830 000 рублей компенсации за нарушение исключительных авторских прав на 92 музыкальных произведения и смежных прав на 91 фонограмму (из расчета 10 000 рублей за каждое произведение и фонограмму).

Решением Арбитражного суда Алтайского края от 02.02.2015, оставленным без изменения постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2015, иск удовлетворен частично: с предпринимателя в пользу общества взыскано 50 000 рублей компенсации, а также расходы по государственной пошлине в размере 855 рублей 19 копеек. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми судебными актами, общество обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит их отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права. По мнению истца, суды неверно определили размер подлежащей взысканию компенсации. Ссылаясь на ошибочность подхода судов по определению количества случаев неправомерного использования результатов интеллектуальной деятельности исходя из того, что продажа одного диска со значительным количеством музыкальных произведений представляет собой один случай правонарушения (реализация одной партии однотипных товаров), общество отмечает, что ответчиком допущено нарушение исключительных прав в отношении 92 музыкальных произведений и 91 фонограммы, за каждое их которых правообладатель вправе требовать компенсации, размер которой не может составлять менее 10 000 рублей. Общество указывает на необоснованное снижение судами размера взыскиваемой с ответчика компенсации ниже минимального предела, установленного статьями 1301 и 1311 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ). При этом, полагает, что в соответствии с примененной судами редакцией пункта 3 статьи 1262 ГК РФ, суд мог уменьшить размер компенсации на 50% от заявленной суммы, то есть не менее 915 000 рублей.

Кроме того, заявитель кассационной жалобы отмечает, что суды, установив повторяемость размещенных на диске фонограмм, не указали, какие именно из имеющихся на диске фонограмм повторяются и совпадают, какой-либо анализ содержащихся на диске композиций обжалуемые судебные акты не содержат.

Также общество не согласно с выводами судов о злоупотреблении истцом гражданскими правами, поскольку общество ранее не обращалось с исковыми требованиями к предпринимателю и не производило закупку нескольких аналогичных дисков из одной партии для предъявления их отдельными исковыми заявлениями. Предупреждение же нарушителя о реализации им контрафактной продукции в данном случае не могло повлиять на исход настоящего спора, так как нарушение ответчика является единичным и оконченным.

Кроме того, истец отмечает, что ответчик не доказал выполнения им требований законодательства при использовании объектов авторских и смежных прав, а суды при этом неправильно распределили бремя доказывания обстоятельств по делу и не учли судебную практику высших судебных инстанций.

В судебном заседании представитель общества поддержал довод кассационной жалобы. Отвечая на вопрос суда, представитель пояснил довод относительно неправильного применения судами нормы пункта 3 статьи 1262 ГК РФ. Полагает, что судами указанная норма была применена с изменениями, не вступившими в силу на момент возникновения спорных правоотношений - на момент совершения предпринимателем правонарушения. Довод о том, что суд мог уменьшить размер компенсации лишь на 50% от заявленной суммы, то есть не более чем до 915 000 рублей, приведен лишь для иллюстрации ошибки судов в определении размера компенсации ниже низшего предела, установленного законом, в том числе и с учетом не вступивших в силу изменений. Настаивает на том, что действующая с 01.10.2014 редакция упомянутой правовой нормы не подлежала применению при разрешении настоящего спора, а заявленная цена иска является минимальной, не подлежавшей уменьшению.

Предприниматель, надлежащим образом извещенный о месте и времени рассмотрения кассационной жалобы, своего представителя в судебное заседание суда кассационной инстанции не направил, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения жалобы.

Законность обжалуемых судебных актов проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судами на основании материалов дела, обществу принадлежат исключительные права на указанные в иске 92 музыкальных произведения, автором и исполнителем которых является Михайлов С.В., и 91 фонограмму этих произведений. Суды указали, что данные обстоятельства подтверждаются представленными в материалы дела копиями договоров об отчуждении исключительных авторских прав на произведения от 01.01.2009 N А-08-12-16/АВ, от 01.01.2009 N А-08-12-17/АВ, от 11.12.2009 N А-09-12-11/АВ, от 01.04.2011 N А-11-04-25/АВ, от 01.04.2011 N А-11-06-20/АВ, от 02.07.2012 N А-12-07-06/АВ и об отчуждении исключительных прав на объекты смежных прав (фонограммы) от 01.09.2009 N А-08-12-16/СМ, от 01.09.2009 N А-08-12-17/СМ, от 11.12.2009 N А-09-12-11/СМ, от 01.04.2011 N А-11-04-25/СМ, от 02.07.2012 N А-12-07-06/СМ.

Судами также проконстатирован факт нарушения предпринимателем соответствующих исключительных прав общества на музыкальные произведения и фонограммы в результате реализации контрафактного диска. Суды указали, что данные обстоятельства подтверждаются представленными в материалы дела товарным чеком от 12.07.2013, содержащим сведения о наименовании и стоимости товара, об основном государственном регистрационном номере индивидуального предпринимателя, о дате продажи товара; видеозаписью, фиксирующей процесс покупки товара у ответчика; приобретенным диском формата MP3 "Стас Михайлов".

Установив факт продажи предпринимателем контрафактного компакт-диска с записями исполнений музыкальных произведений Михайлова С.В, исключительные права на которые принадлежат истцу, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований лишь для частичного удовлетворении исковых требований.

Определяя подлежащую взысканию с ответчика компенсацию в размере 50 000 рублей, суд первой инстанции исходил из того, что объектом защиты нарушенного права является фонограмма на материальном носителе - компакт-диске, включающая в себя все заявленные обществом музыкальные произведения. Суд посчитал, что один музыкальный диск со значительным количеством музыкальных произведений является одной партией однотипных товаров, продажа которой представляет собой один случай правонарушения. Кроме того, суд первой инстанции при определении размера компенсации принял во внимание незначительную степень вины ответчика; характер и последствия нарушения; отсутствие доказательств и расчетов убытков истца вследствие действий ответчика; финансовое положение последнего; незначительные количество (1 диск) и цену товара (100 рублей); неутраченную возможность предъявления обществом требований не только к продавцу товара, но и к его производителю и перепродавцам, а также принял во внимание действовавшую на момент судебного разбирательства редакцию пункта 3 статьи 1252 ГК РФ, предусматривающую возможность снижения суммы компенсации в два раза.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, указав на то, что сумма компенсации судом определена правильно.

Кассационная жалоба общества в соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрена судом кассационной инстанции в пределах изложенных в ней доводов, а также на предмет наличия обстоятельств, предусмотренных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Все доводы кассационной жалобы направлены на оспаривание размера компенсации, определенной судом первой инстанции.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы кассационной жалобы, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены обжалуемых судебных актов в силу нижеследующего.

В соответствии с пунктом 1 , подпунктом 2 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе распространение произведения путем продажи или иного отчуждения его оригинала или экземпляров.

Аналогичные правовые нормы действуют и в отношении фонограмм, являющихся объектами смежных прав ( статьи 1304 и 1324 ГК РФ).

В пункте 1 статьи 1229 того же Кодекса установлено, что другие лица не могут использовать соответствующие результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных этим Кодексом . Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную Кодексом , другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается Кодексом .

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 30.11.2010 N 10521/10, каждое из музыкальных произведений и фонограмм, содержащихся на спорном диске, является самостоятельным объектом смежных прав, подлежащим защите.

Вывод суда первой инстанции о неприменимости указанной правовой позиции к данному спору является ошибочным, как и вывод о том, что один музыкальный диск со значительным количеством музыкальных произведений и фонограмм является одной партией однотипных товаров, продажа которой представляет собой один случай правонарушения.

Таким образом, каждое из заявленных в данном деле музыкальных произведений Михайлова С.В. и их фонограммы априори являются самостоятельными объектами интеллектуальных прав общества, переданных ему на основании договоров, в связи с чем суду следовало рассмотреть требования истца о взыскании с ответчика компенсации за неправомерное использование последним каждого произведения и каждой фонограммы, о неправомерности использования которых было заявлено истцом.

Статьями 1301 и 1311 ГК РФ предусмотрено, что в случае нарушения исключительного права на объекты авторских и смежных прав обладатель исключительного права наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных Кодексом ( статьи 1250 , 1252 и 1253 ГК РФ), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 названного Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

Примененная судами в данном деле редакция нормы пункта 3 статьи 1252 ГК РФ, предусматривающая, что если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации; при этом в случае, если права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных указанным Кодексом , но не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения, вступила в силу с 01.10.2014 и не подлежала в силу статьи 4 ГК РФ и пункта 7 статьи 7 Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ "О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" применению при разрешении спорных правоотношений, возникших не позднее 12.07.2013.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 43.3 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем 2 статьи 1301 , абзацем 2 статьи 1311 , подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ.

Данная правовая позиция нашла отражение и в пункте 3 справки Суда по интеллектуальным правам "О некоторых вопросах, связанных с практикой рассмотрения Судом по интеллектуальным правам споров по серийным делам о нарушении исключительных прав", согласно которому при определении правомерности размера требуемой компенсации суду необходимо установить факт нарушения исключительных прав в отношении каждого объекта, а также определить соразмерную компенсацию с учетом объема причиненного интересам правообладателя ущерба, который может различаться в зависимости от фактических обстоятельств.

Оснований для освобождения предпринимателя от ответственности перед обществом судами не установлено, напротив, суды пришли к выводу о наличии в противоправных действиях ответчика признаков вины.

При данных обстоятельствах, в силу приведенных правовых норм и правовых позиций высших судебных инстанций размер компенсации, заявленный обществом из расчета 10 000 руб. за каждое произведение и фонограмму является минимальным.

Ссылка судов на Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 15187/12 от 02.04.2013 не имеет правового значения для настоящего спора, так как в указанном Постановлении рассматривался спор о размере компенсации в зависимости от объемов использования (двукратная стоимость права использования) и имелся спор об объемах использования, в настоящем же деле истцом заявлена компенсация в минимально возможном размере (в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения). Вышеуказанные способы определения размера компенсации являются альтернативными и определяются истцом.

Также судебная коллегия не может согласиться с выводами судов о злоупотреблении истцом гражданскими правами.

В силу пункта 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 этой статьи , суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом ( пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

По смыслу приведенных норм, для признания действий какого-либо лица злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел такого лица был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной его целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных добросовестных целей). При этом злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений. В этом случае выяснению подлежат действительные намерения лица, приобретающего исключительное право на товарный знак.

Согласно пунктам 2 и 3 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения должны быть указаны в том числе доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле; законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии решения, и мотивы, по которым суд не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле.

Как следствие, вывод суда первой инстанции о наличии в действиях истца признаков злоупотребления правом нельзя признать достаточно обоснованным, поскольку из материалов дела не усматривается, что общество ранее обращалось с исковыми требованиями к данному предпринимателю или производило закупку нескольких аналогичных дисков из одной партии для предъявления нескольких исков о взыскании компенсации. Коллегия судей соглашается с доводом общества о том, что предупреждение нарушителя о реализации им контрафактной продукции в данном случае не могло повлиять на исход настоящего спора, так как истец признает, что нарушение его исключительных прав данным ответчиком являлось оконченным и единичным.

Также нельзя признать достаточно обоснованным и вывод суда первой инстанции о том, что истцом не утрачена возможность предъявления обществом требований не только к продавцу товара, но и к его производителю и перепродавцам.

Из обжалуемого судебного решения не следует, что судом первой инстанции на основании материалов дела были установлены лица, выпустившие спорный диск и принимавшие участие в его введении в гражданский оборот, которых следовало привлечь к участию в деле как соответчиков при наличии согласия истца ( пункт 5 статьи 46 Арбитражного процессуального кодекса российской Федерации) и лишь при отказе в таком согласии - определить минимальный размер компенсации с учетом остающейся у истца возможности привлечения к ответственности непосредственного изготовителя и распространителя контрафактного диска.

Таким образом, судами первой и апелляционной инстанции неправильно применены нормы статьей 10 , 1301 , 1311 и 1252 ГК РФ, что привело к принятию неправильных судебных актов, и является основанием для их отмены ( часть 3 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Из мотивировочной части обжалуемого решения усматривается, что в результате прослушивания спорного контрафактного диска судом первой инстанции было установлено наличие повторяющихся фонограмм, что наряду с другими обстоятельствами было принято во внимание судом при определении размера компенсации. Однако суд не указал, какие именно из имеющихся на диске фонограмм повторяются, какой-либо анализ содержащихся на диске композиций обжалуемое решение суда не содержит.

Суд апелляционной инстанции, несмотря на соответствующий довод апелляционной жалобы, в нарушение требований, установленных пунктом 12 части 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, данному обстоятельству не дал надлежащей оценки, соответствующие недостатки решения суда первой инстанции не исправил.

Вследствие этого для принятия законного и обоснованного решения требуется исследование и оценка спорного контрафактного диска в целях сопоставления указанных в иске произведений и фонограмм с соответствующими объектами, содержащимися на диске, для исключения неоднократного взыскания компенсации за нарушения исключительных прав истца на одни и те же объекты интеллектуальной собственности, что невозможно в арбитражном суде кассационной инстанции в силу его полномочий. Как следствие, дело в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит передаче на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду необходимо устранить указанные недостатки, исследовать спорный контрафактный диск на предмет нарушения исключительных прав истца в отношении всех заявленных объектов исключительных авторских и смежных прав; конкретизировать вывод о наличии повторяющихся произведений и фонограмм на спорном диске, соотнести такие повторяющиеся объекты исключительных прав с перечнем заявленных истцом произведений и фонограмм в целях исключения неоднократного взыскания компенсации за нарушение исключительных прав на одни и те же объекты; дать надлежащую правовую оценку всем доводам лиц, участвующих в деле, имеющимся в деле доказательствам и принять решение в соответствии с требованиями действующего законодательства, а также распределить судебные расходы в соответствии с положениями статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе за рассмотрение апелляционной и кассационной жалоб.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Алтайского края от 02.02.2015 по делу N А03-17289/2014 и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2015 по тому же делу отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Алтайского края.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

Р.В.СИЛАЕВ

 

Судья

А.А.СНЕГУР

 

Судья

В.А.ХИМИЧЕВ

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.