Судебная практика к статье 1261 Гражданский кодекс РФ. Об обязании прекратить размещение на сайте информации о наличии прав и распространении программного комплекса и взыскании компенсации.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 70. Авторское право » Статья 1261. Программы для ЭВМ » Дело NС01-234/2017 по делу N А40-141340/2015. Об обязании прекратить размещение на сайте информации о наличии прав и распространении программного комплекса и взыскании компенсации.

Дело NС01-234/2017 по делу N А40-141340/2015. Об обязании прекратить размещение на сайте информации о наличии прав и распространении программного комплекса и взыскании компенсации.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 31 мая 2017 г. по делу N А40-141340/2015

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 25 мая 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 31 мая 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи - Тарасова Н.Н.,

судей - Силаева Р.В., Снегура А.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационные жалобы общества с ограниченной ответственностью "РИСКФИН" (ул. Летниковская, д. 11/10, стр. 1, Москва, 115114, ОГРН 1087746553729) и Костина Петра Григорьевича (г. Химки, Московская обл.), Львова Владимира Сергеевича (Москва), Фаррахова Игоря Талгатовича (Москва) на решение Арбитражного суда города Москвы от 27.10.2016 по делу N А40-141340/2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2017 по тому же делу

по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью НАУЧНО-ВНЕДРЕНЧЕСКОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ "ИНФОРМАЦИЯ-ЭКОНОМИКА" "ИНЭК", (Волоколамское шоссе, д. 1, стр. 1, пом. 1, ком. 88, Москва, 125080, ОГРН 1027739367270) к обществу с ограниченной ответственностью "РИСКФИН", акционерному обществу "БИНБАНК СТОЛИЦА" (М. Сухаревская площадь, д. 12, Москва, 127051, ОГРН 1027739538694), публичному акционерному обществу "Краснодарский краевой инвестиционный банк" (ул. Мира, д. 34, г. Краснодар, 350063, ОГРН 1022300000029), акционерному коммерческому банку "ЛЕГИОН" (акционерное общество) (ул. Краснопролетарская, д. 7, Москва, 127006, ОГРН 1097711000100), ОКЕАН БАНКУ (акционерное общество) (Канатчиковский проезд, д. 1, стр. 1, Москва, 119334, ОГРН 1027739326933), обществу с ограниченной ответственностью небанковская кредитная организация "РАПИДА" (микрорайон Чертаново Северное, д. 1А, к. 1, Москва, 117648 ОГРН 1037700111679), БАНКУ "РОССИЙСКАЯ ФИНАНСОВАЯ КОРПОРАЦИЯ" (акционерное общество) (Георгиевский пер., д. 1, к. 1, Москва, 125009, ОГРН 1037744005771), коммерческому банку "СЛАВЯНСКИЙ КРЕДИТ" (общество с ограниченной ответственностью) (проспект Вернадского, д. 87, к. 2, Москва, 119415, ОГРН 1027739736254)

об обязании прекратить нарушение исключительных прав на программу ЭВМ,

и кассационные жалобы общества с ограниченной ответственностью "РИСКФИН" и Костина П.Г., Львова В.С. и Фаррахова И.Т. на определение Арбитражного суда города Москвы от 28.10.2016 по делу N А40-141340/2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2017 по тому же делу,

при участии в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, Костина П.Г., Львова В.С., Фаррахова И.Т., Фокеева А.С. (Москва), Гусева А.В. (Москва).

В судебном заседании приняли участие:

от общества с ограниченной ответственностью "РИСКФИН" - Ахмедов Г.А. (по доверенности от 28.11.2016), Зайченко Н.М. (по доверенности от 28.11.2016);

от Костина П.Г. - Королева О.И. (по доверенности от 31.03.2017);

Львов Владимир Сергеевич - явился лично, предъявил паспорт гражданина Российской Федерации;

от Фаррахова И.Т. - Королева О.И. (по доверенности от 03.04.2017);

Гусев А.В. - явился лично, предъявил паспорт гражданина Российской Федерации;

от общества с ограниченной ответственностью НАУЧНО-ВНЕДРЕНЧЕСКОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ "ИНФОРМАЦИЯ-ЭКОНОМИКА" "ИНЭК" - Кандырин О.А. (по доверенности от 10.03.2017) и Минулин И.В. (по доверенности от 22.03.2017).

Суд по интеллектуальным правам

 

установил:

 

общество с ограниченной ответственностью НАУЧНО-ВНЕДРЕНЧЕСКОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ "ИНФОРМАЦИЯ-ЭКОНОМИКА" "ИНЭК" (далее - общество "ИНЭК") обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "РИСКФИН" (далее - общество "РИСКФИН"), с учетом уточнения исковых требований, об обязании общества "РИСКФИН" прекратить размещение на сайте ответчика информации о наличии прав и распространении программного комплекса "Рискфин. Финансовый анализ и Управление рисками", в том числе и руководства пользователя, взыскании с общества "РИСКФИН" 5 000 000 рублей компенсации, изъятии из оборота и уничтожении за счет общества "РИСКФИН" контрафактных материальных носителей, запрете обществу "РИСКФИН" использовать и распространять программный комплекс "Рискфин. Финансовый анализ и Управление рисками", а также обязании соответчиков: акционерного общества "БИНБАНК СТОЛИЦА", публичного акционерного общества "Краснодарский краевой инвестиционный банк", акционерного коммерческого банка "ЛЕГИОН", ОКЕАН БАНКА, общества с ограниченной ответственностью небанковская кредитная организация "РАПИДА", БАНКА "РОССИЙСКАЯ ФИНАНСОВАЯ КОРПОРАЦИЯ", коммерческого банка "СЛАВЯНСКИЙ КРЕДИТ" прекратить использование программного комплекса "Рискфин. Финансовый анализ и Управление рисками".

Решением Арбитражного суда города Москвы от 27.10.2016, с учетом определения от 28.10.2016, исковые требования удовлетворены частично: суд обязал ответчика прекратить размещение на Интернет сайте www.riskfin.ru информации о наличии прав и распространение программного комплекса "Рискфин. Финансовый анализ и Управление рисками", в том числе руководство пользователя, взыскал 1 500 000 рублей компенсации; в остальной части в иске отказано. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2017 решение Арбитражного суда города Москвы от 27.10.2016 оставлено без изменения.

Не согласившись с решением Арбитражного суда города Москвы от 27.10.2016 по делу N А40-141340/2015 и постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2017 по тому же делу общество "РИСКФИН" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, указывая на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, установленным судами, и имеющимся в деле доказательствам, а также несоответствие нормам материального и процессуального права, просило обжалуемые судебные акты отменить и принять по делу новый судебный акт, которым в удовлетворении требований отказать.

При этом общество "РИСКФИН" указывает на то, что судом первой инстанции было вынесено решение на основании экспертизы иной программы, чем та, в отношении которой истцом были заявлены требования о нарушении.

Так, истцом были заявлены требования о нарушении прав на программный комплекс "Финансовый риск-менеджер", созданный в 2005 году, однако судебная экспертиза в рамках настоящего дела была проведена в отношении Программы "Финансовый риск-менеджер" 2015 года.

Вместе с тем 13.04.2017 в Суд по интеллектуальным правам поступила кассационная жалоба Костина П.Г., Львова В.С. и Фаррахова И.Т. на эти же судебные акты.

Заявители кассационной жалобы указывают на то, что судебные акты первой и апелляционной инстанций приняты с нарушениями норм процессуального и материального права, выразившемся в неправильном толковании закона, подлежащего применению, а выводы суда первой инстанции основаны на обстоятельствах, не доказанных в ходе судебного разбирательства, которые суд счел установленными.

Помимо этого, по мнению Костина П.Г., Львова В.С. и Фаррахова И.Т., выводы судов первой и апелляционной инстанций противоречат материалам дела и фактическим обстоятельствам.

Кроме этого, заявители кассационной жалобы указывают на то, что резолютивная часть решения суда первой инстанции с учетом внесенных определением от 28.10.2016 изменений, противоречит мотивировочной части решения суда.

От общества НВП "ИНЭК" поступил отзыв на кассационную жалобу общества "РИСКФИН", в котором оно, указывая, что обжалуемые судебные акты являются законными и обоснованными, просило оставить их без изменения.

Вместе с этим в Суд по интеллектуальным правам поступили кассационные жалобы общества "РИСКФИН" и Костина П.Г., Львова В.С. и Фаррахова И.Т. на определение Арбитражного суда города Москвы от 28.10.2016 по делу N А40-141340/2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2017 по тому же делу.

Названные кассационные жалобы были приняты к производству Суда по интеллектуальным правам судьей Рассомагиной Н.Л.

Учитывая, что кассационные жалобы связаны между собой, поскольку поданы одними и теми же лицами в отношении судебных актов по одному и тому же делу, то есть наличествует риск принятия противоречащих друг другу судебных актов, определением Суда по интеллектуальным правам от 15.05.2017 указанные кассационные жалобы были объединены для совместного рассмотрения.

В кассационной жалобе общество "РИСКФИН" ссылается на то, что определением от 28.10.2016 было изменено содержание решения от 27.10.2016, а именно:

суд переложил расходы на проведение судебной экспертизы с истца на ответчика;

суд внес в решение не содержащийся в нем прежде запрет на распространение программы для ЭВМ "Рискфин. Финансовый анализ и управление рисками";

суд удалил из решения содержащееся в нем обязание прекращения размещения на интернес-сайте www.riskfin.ru информации о распространении программного комплекса "Рискфин. Финансовый анализ и управление рисками";

суд удалил из решения содержащееся в нем обязание прекращения размещения на интернес-сайте www.riskfin.ru информации о наличии прав и распространении руководства пользователя.

Вместе с тем общество "РИСКФИН" указывает на то, что внесение в решение суда после оглашения и публикации резолютивной части исправлений, порождающих новые правовые последствия для участников процесса, недопустимо в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Костин П.Г., Львов В.С. и Фаррахов И.Т. в кассационной жалобе отметили, что исправление судом описок, опечаток и арифметических ошибок допускается только без изменения содержания решения и тех выводов, к которым пришел суд на основе исследования доказательств, установления обстоятельств и применения закона, то есть такие исправления не должны повлечь правовые последствия для лиц, участвующих в деле, поэтому они и вносятся вне процесса.

Также, по мнению Костина П.Г., Львова В.С. и Фаррахова И.Т., вывод суда апелляционной инстанции о том, что суд первой инстанции явно допустил механическую ошибку не соответствует статьям 111 и 179 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и противоречит установленным судами обстоятельствам дела.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представители общество "РИСКФИН" и Костина П.Г., Львова В.С. и Фаррахова И.Т. поддержали свои правовые позиции, представитель общества НВП "ИНЭК" возражал против удовлетворения кассационных жалоб по мотивам, изложенным в отзывах на кассационные жалобы.

Иные лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, своих представителей в суд не направили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в его отсутствие.

Изучив материалы дела, доводы кассационных жалоб, внимательно выслушав представителей лиц, участвующих в деле и явившихся в судебное заседание, проверив в порядке статей 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, Суд по интеллектуальным правам находит определение Арбитражного суда города Москвы от 28.10.2016 по делу N А40-141340/2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2017 по тому же делу в части исправления опечатки в абзаце первом резолютивной части решения от 20.10.2016 подлежащими отмене, одновременно не усматривая правовых оснований для изменения или отмены обжалуемых по делу решения суда первой инстанций от 27.10.2016 и постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2017.

Как следует из материалов дела, с 2005 года истец является обладателем исключительных прав на программу для электронно-вычислительных машин "Программный комплекс "Финансовый риск-менеджер" (ПК "ФРМ"); на руководство пользователя к ПК "ФРМ" (руководство пользователя является неотъемлемой составной частью программы для ЭВМ, а также и самостоятельным объектом авторских прав).

Наличие исключительных прав на указанные объекты подтверждается авторским договором N АД/800-03 от 25.03.2005; свидетельством о государственной регистрации N 2015660577 от 02.10.2015; а также заданиями и протоколами испытаний при проведении добровольной сертификации, проводимых с 2010 г. ООО "Радиофизические Тестовые Технологии", сертификатом соответствия РОСС RU.Ж157.04АД00.ОИС/3109/ПР от 28.09.2005; паспортом программы для ЭВМ "Программный комплекс "Финансовый риск-менеджер"; сертификатом программы для ЭВМ "Программный комплекс "Финансовый риск-менеджер" (ПК "ФРМ") от 14.01.2011 N 0432565, а сторонами по делу не оспаривается.

В обоснование заявленных исковых требований общество НВП "ИНЭК" указало, что в июне 2015 года ему стало известно о нарушении его исключительных прав на программу для ЭВМ ПК "ФРМ" и на руководство пользователя обществом "РИСКФИН", по мнению истца, созданного его бывшими сотрудниками, уволенными в марте 2015.

При этом, как указал истец, общество "РИСКФИН" не имело разрешения на использование спорного программного продукта, в том числе на переработку произведения.

Между тем использование обществом "РИСКФИН" ПК "РИСКФИН. ФАУР" и руководства пользователя к нему нарушает исключительные права истца.

Нарушение исключительных прав истца, по его мнению, выразилось в незаконной модификации (переработке) программы для ЭВМ ПК "ФРМ" и руководства пользователя к ней, в результате чего появился программный продукт "РИСКФИН Финансовый анализ и Управление рисками" (ПК "РИСКФИН. ФАУР") с руководством пользователя к нему; а также в последующем незаконном распространение результата переработки (ПК "РИСКФИН. ФАУР", руководства пользователя к нему) на рынке, размещении обществом "РИСКФИН" на сайте www.riskfm.ru соответствующей информации.

Поскольку общество "Рискфин" лицензионный договор с истцом не заключало, вознаграждение не выплачивало, спорный программный комплекс реализуется ответчиком неправомерно.

Частично удовлетворяя заявленные по делу исковые требования, суд первой инстанции счел доказанными факты нарушения обществом "Рискфин" исключительных прав истца, приняв во внимание, в частности те обстоятельства, что на сайте общества "РИСКФИН" размещено руководство пользователя, которое идентично руководству пользователя истца, что согласно заключению комиссии специалистов по результатам лингвистического исследования от 15.07.2015 N 567/15, подготовленному АНО "Судебный эксперт", совпадение текстов руководства пользователя программы для ЭВМ "Программный комплекс "Финансовый риск-менеджер" и руководства пользователя "РИСКФИН Финансовый Анализ и Управление рисками" составляет 75%, при этом в них присутствуют дословные текстовые совпадения, не являющиеся случайными.

При этом специалисты пришли к выводу, что текст руководства пользователя "РИСКФИН Финансовый Анализ и Управление рисками" мог быть создан путем заимствования из текста руководства пользователя программы для ЭВМ "Финансовый риск-менеджер".

Вместе с тем, суд первой инстанции принял во внимание, что в рамках рассмотрения заявления общества НВП "ИНЭК" о проведении проверки в отношении сотрудников и учредителей общества "РИСКФИН" на предмет совершения преступлений, предусмотренных статьями 146 , 158 и 272 Уголовного кодекса Российской Федерации, АНО "ИТ-Эксперт" было подготовлено заключение от 29.01.2016 N И16/01-132, согласно выводам которого программа для ЭВМ "РИСКФИН Финансовый Анализ и Управление рисками" является производной от программы для ЭВМ "Финансовый риск-менеджер".

Кроме того, в целях проверки обоснованности доводов сторон и третьих лиц, судом была назначена судебная экспертиза, проведение которой было поручено судом предложенной обществом "РИСКФИН" экспертной организации - федеральному государственному бюджетному учреждению науки Института программных систем имени А.К. Айламазяна Российской академии наук.

Согласно выводам эксперта программа для ЭВМ "Программный комплекс "РИСКФИН Финансовый Анализ и Управление рисками" является производной от программы для ЭВМ "Программный комплекс "Финансовый риск-менеджер"; руководство пользователя программы для ЭВМ "Программный комплекс "Финансовый риск-менеджер" и руководство пользователя программы для ЭВМ "Программный комплекс "РИСКФИН Финансовый Анализ и Управление рисками" совпадают на 68%, при этом оригинальным было руководство пользователя "Программный комплекс "Финансовый комплекс "Финансовый риск-менеджер", а руководство пользователя "Программный комплекс "РИСКФИН. Финансовый Анализ и Управление рисками" создавалось позже путем переработки оригинала.

Оценив представленные сторонами доказательства, в том числе с учетом выводов представленного суду экспертного заключения, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что имеющиеся в деле доказательства в своей совокупности подтверждают, что общество "РИСКФИН" нарушило исключительные права истца, выразившееся в незаконной переработке программного комплекса ПК "ФРМ", в связи с чем удовлетворил требования истца в части обязания общества "РИСКФИН" прекратить размещение на Интернет сайте www.riskfin.ru информацию о наличии прав и распространении программного комплекса "Рискфин. Финансовый анализ и Управление рисками", в том числе руководство пользователя.

Кроме того, суд первой инстанции, исходя из характера нарушения, степени вины нарушителя, а также исходя из принципов разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения, посчитал возможным взыскать с общества "РИСКФИН" 1 500 000 рублей компенсации.

В удовлетворении остальной части заявленных исковых требований судом первой инстанции было отказано.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационных жалобах и возражениях относительно жалоб, в связи с чем проверка обжалуемых судебных актов в части правомерности отказа в удовлетворении заявленных требований судом кассационной инстанции не проводится.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Правовых оснований для переоценки выводов суда первой инстанции и суда апелляционной инстанции, изложенных в обжалуемом решении суда первой инстанции от 27.10.2016 и постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2017, суд кассационной инстанции не усматривает.

Так, согласно норме, установленной статьей 1261 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), авторские права на все виды программ для ЭВМ (в том числе на операционные системы и программные комплексы), которые могут быть выражены на любом языке и в любой форме, включая исходный текст и объектный код, охраняются так же, как авторские права на произведения литературы. Программой для ЭВМ является представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1270 ГК РФ правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 статьи 1270 этого Кодекса.

Согласно абзацу 3 пункта 1 статьи 1229 ГК РФ другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных этим Кодексом .

Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными указанным Кодексом ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим Кодексом .

В силу пункта 1 статьи 1250 ГК РФ интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными названным Кодексом , с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Согласно подпунктам 2 - 4 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования: о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия; о возмещении убытков - к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб, в том числе нарушившему его право на вознаграждение, предусмотренное статьей 1245 , пунктом 3 статьи 1263 и статьей 1326 ГК РФ; об изъятии материального носителя в соответствии с пунктом 4 статьи 1252 ГК РФ - к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю.

В случаях нарушения исключительного права на произведение, автор или правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных ГК РФ ( статьи 1250 , 1252 и 1253 ), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от 10 000 рублей до 5 000 000 рублей.

Согласно статье 1252 ГК РФ компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков, а также вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерною использования результата интеллектуальной деятельности.

Кроме того, в соответствии со статьей 1301 ГК РФ, в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных названным Кодексом ( статьи 1250 , 1252 и 1253 ГК РФ), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда; в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Указанной нормой закона установлена минимальная сумма компенсации за нарушение исключительного права на произведение в сумме 10 000 рублей.

Кроме того в соответствии со статьей 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, любое заинтересованное лицо вправе обратиться в Арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов, будучи обязанным в силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности и взаимосвязи все приведенные сторонами доводы и представленные в материалы дела доказательства, суд первой инстанции и суд апелляционной инстанции пришли к выводу о том, что требования истца о защите его исключительных прав и взыскании компенсации за нарушение исключительных прав обоснованы и подлежат частичному удовлетворению.

Соответствующие выводы судов надлежащим образом мотивированы, соответствуют правовым позициям высшей судебной инстанции.

Правовых оснований для переоценки названных выводов суд кассационной инстанции не усматривает.

Вместе с тем в силу пункта 1 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности.

Ответчик (общество "РИСКФИН") своими процессуальными правами распорядился самостоятельно, о фальсификации представленных доказательств в установленном законом порядке не заявил, убедительных и бесспорных доказательств, опровергающих доводы истца в материалы судебного дела не представил.

Возражения ответчика (общество "РИСКФИН") сводятся к несогласию с выводами, изложенными в обжалуемых судебных актах и несогласию с ними, направлены на переоценку исследованных судами доказательств.

Между тем суд не является лицом, участвующим в деле, и не имеет процессуальных прав по сбору доказательств по делу, а также по совершению процессуальных действий и доказыванию обстоятельств в пользу одной из сторон по делу.

Приведенный в кассационной жалобе довод общества "РИСКФИН" о том, что предметом экспертного исследования являлась иная программа для ЭВМ, чем та, о нарушении прав на которую заявлял истец, судебной коллегией отклоняются, поскольку судом первой инстанции установлено, что используемая обществом "РИСКФИН" компьютерная "РИСКФИН. Финансовый анализ и управление рисками" (ПК "РИСКФИН ФАУР") является производной и заимствованной от программного комплекса "Финансовый риск-Менеджер" (ПК "ФРМ"), которая, в свою очередь, разрабатывалась группой авторов в течение длительного времени, о чем свидетельствуют комментарии в программе с датами внесения соответствующих изменений, начиная с 2006 и по 2011 год.

Доводы кассационной жалобы Костина П.Г., Львова В.С. и Фаррахова И.Т. на решение суда первой инстанции от 27.10.2016 и в основном повторяют доводы их кассационной жалобы на определение Арбитражного суда города Москвы от 28.10.2016 по делу N А40-141340/2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2017 по тому же делу.

Вместе с тем в обоснование требования об отмене названных решения суда первой инстанции и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2017, с принятием нового судебного акта об отказе в удовлетворении исковых требований, заявители кассационной жалобы указывают на неотносимость к предмету рассматриваемого спора ряда исследованных и оцененных судами первой инстанции и апелляционной инстанции доказательств, включая распоряжение о создании программы для ЭВМ (служебного произведения) от 18.03.2005, авторский договор от 25.03.2005 N АД/800-03, передаточный акт от 25.08.2005 к договору N АД/800-03 о передаче исключительных прав на программу для ЭВМ, а также указывают на противоречие этих доказательств представленным в дело письменным документам.

Названный довод кассационной жалобы отклоняется судебной коллегией в силу следующего.

Из положений статьи 1288 ГК РФ следует, что по договору авторского заказа одна сторона (автор) обязуется по заказу другой стороны (заказчика) создать обусловленное договором произведение науки, литературы или искусства на материальном носителе или в иной форме.

Материальный носитель произведения передается заказчику в собственность, если соглашением сторон не предусмотрена его передача заказчику во временное пользование.

Статьей 1296 ГК РФ установлено, что исключительное право на программу для ЭВМ, базу данных или иное произведение, созданные по договору, предметом которого было создание такого произведения (по заказу), принадлежит заказчику, если договором между подрядчиком (исполнителем) и заказчиком не предусмотрено иное.

В обоснование исковых требований о нарушении исключительных прав истцом представлены доказательства, в том числе названный авторский договор от 25.03.2005 N АД/800-03.

Статьей 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

Между тем о фальсификации названного доказательства суду в установленном порядке заявлено не было.

Вместе с тем статьей 166 ГК РФ установлено, что сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Доказательства признания названного авторского договора в установленном законом порядке недействительным суду не представлено, а доводов о его ничтожности кассационная жалоба Костина П.Г., Львова В.С. и Фаррахова И.Т. не содержит.

В силу изложенного, судебная коллегия находит обоснованными выводы судов первой и апелляционной инстанций.

Несогласие заявителей кассационных жалоб с результатами содержащейся в оспариваемых судебных актах оценки доказательств по делу не является основанием для отмены судебных актов, поскольку не свидетельствует о неправильном применении судами норм материального или процессуального права.

Судебная коллегия полагает необходимым отметить, что в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12 сформулирована правовая позиция, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

В соответствии с положениями статьи 286 , части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при их рассмотрении, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Вместе с тем нарушений требований процессуального законодательства при сборе и оценке судами доказательств по делу суд кассационной инстанции не усматривает.

В силу изложенного суд кассационной инстанции считает, что судебными инстанциями при рассмотрении спора правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, полно, всесторонне и объективно исследованы представленные доказательства в их совокупности, с учетом доводов и возражений лиц, участвующих в деле, и сделаны правильные выводы, соответствующие фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, а иные доводы кассационной жалобы направлены на переоценку доказательств, в связи с чем судом кассационной инстанции отклоняются как не основанные на материалах дела и нормах закона.

Между тем нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного решение суда первой инстанции от 27.10.2016 по делу N А40-141340/2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2017 по тому же делу подлежат оставлению без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Вместе с тем оценив доводы кассационных жалоб общества "РИСКФИН" и Костина П.Г., Львова В.С. и Фаррахова И.Т. на определение Арбитражного суда города Москвы от 28.10.2016 по делу N А40-141340/2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2017 по тому же делу суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для их частичного удовлетворения.

В соответствии с частью 3 статьи 179 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, принявший решение, по заявлению лица, участвующего в деле, судебного пристава-исполнителя, других исполняющих решение арбитражного суда органа, организации или по своей инициативе вправе исправить допущенные в решении описки, опечатки и арифметические ошибки без изменения его содержания.

Исходя из смысла вышеназванной нормы права исправление судом описок, опечаток и арифметических ошибок допускается без изменения самого существа принятого судебного акта и тех выводов, к которым пришел суд на основании исследования доказательств, установленных обстоятельств и подлежащих применению норм материального права.

При этом под опечаткой (опиской) понимается случайная (техническая) ошибка в печатном (письменном) тексте.

Таким образом, соответствующие исправления не должны повлечь правовые последствия для лиц, участвующих в деле - поэтому они и вносятся вне процесса.

Между тем из материалов дела усматривается, что согласно первоначальной редакции резолютивной части решения суд первой инстанции обязал ответчика "прекратить размещение на Интернет сайте www.riskfm.ru информацию о наличии прав и распространении программного комплекса "Рискфин. Финансовый анализ и Управление рисками", в том числе руководство пользователя".

В первоначальной редакции решения суда первой инстанции слово "распространение" стояло в предложном падеже и было зависимым от слова "информация".

Таким образом, суд первой инстанции своим решением от 27.10.2016 обязал общество "РИСКФИН" прекратить размещение на интернет-сайте www.riskfin.ru информации о распространении спорного программного комплекса.

Вместе с тем из анализа мотивировочной части решения суда первой инстанции следует (абз. 1 л.д. 10), что требование истца о наложении запрета обществу "РИСКФИН" использовать и распространять программный комплекс "Рискфин. Финансовый анализ и Управление рисками" заявлено абстрактно, что суд не усматривает оснований для удовлетворения требования в заявленной редакции без его конкретизации в отношении видов и способов наложения такого запрета с учетом определения программ для ЭВМ (в том числе операционных систем и программных комплексов) закрепленного в статье 1261 ГК РФ.

На основании изложенного обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что в указанной части исковые требования являются не обоснованными, не обладают признаками исполнимости и подлежат отклонению.

Названный вывод суда первой инстанции нашел отражение и в резолютивной части решения суда первой инстанции, согласно которой в удовлетворении искового требования о запрете обществу "РИСКФИН" использовать и распространять программный комплекс "Рискфин. Финансовый анализ и Управление рисками" было отказано.

Вместе с тем, в исправленной версии суд изложил резолютивную часть следующим образом: "Обязать ООО "РИСКФИН" прекратить размещение на Интернет сайте www.riskfin.ru информацию о наличии прав и распространение программного комплекса "Рискфин. Финансовый анализ и Управление рисками".

В исправленной версии Решения слово "распространение" стоит в именительном падеже и относится к глаголу "прекратить", что принципиально изменяет смысл судебного акта.

Так, если в первоначальной редакции судебного акта ответчик (общество "РИСКФИН") был обязан прекратить размещение информации о распространении спорной программы, то в соответствии с определением от 28.10.2016 этот ответчик обязан прекратить само распространение этого программного комплекса. Таким образом, с принятием обжалуемого определения смысл принятого судом первой инстанции решения изменился существенно, поскольку были изменены права и обязанности участников судебного процесса.

Между тем судом апелляционной инстанции ошибка, допущенная судом первой инстанции при изготовлении определения от 28.10.2016, исправлена не была.

С учетом изложенного, принимая во внимание, что положения статьи 179 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не позволяют вносить изменение в содержание судебного акта путем принятия определения об исправлении опечатки, обжалуемые обществом "РИСКФИН" и Костиным П.Г., Львовым В.С. и Фарраховым И.Т. определение Арбитражного суда города Москвы от 28.10.2016 по делу N А40-141340/2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2017 по тому же делу части исправления опечатки в абзаце первом резолютивной части решения от 20.10.2016 подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в Арбитражного суда города Москвы.

В части, касающейся отмены или изменения обжалуемых определения Арбитражного суда города Москвы от 28.10.2016 и постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2017 в отношении исправления допущенной в решении суда первой инстанции опечатки в наименовании лица, на которого отнесены судебные расходы по оплату назначенной судом экспертизы, оснований для их изменения или отмены суд кассационной инстанции не усматривает.

Из материалов дела усматривается, что исковые требования к ответчику (обществу "РИСКФИН") суд по существу признал обоснованными, поскольку установил в действиях ответчика нарушение исключительных прав истца.

Таким образом, решение от 27.10.2016 необходимо считать принятым в пользу истца.

Между тем по делу судом была назначена экспертиза.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны пропорционально размера удовлетворенных исковых требований.

При этом, на что указано на листе 10 решения суда первой инстанции, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что судебные расходы на проведение судебной экспертизы, с учетом выводов проведенного экспертного исследования и удовлетворения требования нематериального характера в отношении установления фактических обстоятельств и разрешения которого последняя была назначена по делу, подлежат отнесению на ответчика - общество "РИСКФИН" в полном объеме.

Названные вывод суда первой инстанции доводами кассационных жалоб не оспаривается.

Исходя из вышеизложенного, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что при изготовлении резолютивной части решения от 27.10.2016 суд первой инстанции допустил механическую ошибку, указав в качестве лица, на которого относятся расходы по проведению судебной экспертизы, наименование истца, а не ответчика.

При таких обстоятельствах исправление в судебном акте наименования лица, на которого отнесены расходы по экспертизе, в порядке статьи 179 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации необходимо признать правомерным, поскольку указанное исправление не влечет изменения содержания судебного акта.

Вопрос о распределении расходов по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы не рассматривался, поскольку на основании части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при отмене судебного акта с передачей дела на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается арбитражным судом, вновь рассматривающим дело.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

определение Арбитражного суда города Москвы от 28.10.2016 по делу N А40-141340/2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2017 по тому же делу в части исправления опечатки в абзаце первом резолютивной части решения от 20.10.2016 - отменить.

Направить дело в указанной части на новое рассмотрение в Арбитражный суд город Москвы.

Решение Арбитражного суда города Москвы от 27.10.2016 по делу N А40-141340/2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2017 по тому же делу оставить без изменения, кассационные жалобы общества с ограниченной ответственностью "РИСКФИН" и Костина Петра Григорьевича, Львова Владимира Сергеевича, Фаррахова Игоря Талгатовича - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

Н.Н.ТАРАСОВ

 

Судья

Р.В.СИЛАЕВ

 

Судья

А.А.СНЕГУР

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.