Судебная практика к статье 1254 Гражданский кодекс РФ. О взыскании компенсации за незаконное использование музыкальных произведений и фонограмм.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 69. Общие положения » Статья 1254. Особенности защиты прав лицензиата » Дело NС01-326/2017 по делу N А51-12923/2016. О взыскании компенсации за незаконное использование музыкальных произведений и фонограмм.

Дело NС01-326/2017 по делу N А51-12923/2016. О взыскании компенсации за незаконное использование музыкальных произведений и фонограмм.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 апреля 2017 г. по делу N А51-12923/2016

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 25 апреля 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 25 апреля 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий - судья Голофаев В.В.,

судьи - Пашкова Е.Ю., Рогожин С.П.,

рассмотрел кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Чернышовой Натальи Ивановны (г. Владивосток, ОГРНИП 313253702200010) на решение Арбитражного суда Приморского края от 03.10.2016 (судья Заяшникова О.Л.) и постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2017 (судьи Глебов Д.А., Култышев С.Б., Шевченко А.С.), принятые по делу N А51-12923/2016

по иску закрытого акционерного общества "ЮНАЙТЕД МЬЮЗИК ГРУПП" (пр-д Старопетровский, д. 7 А, стр. 25, Москва, 125130, ОГРН 1137746608273)

к индивидуальному предпринимателю Чернышовой Наталье Ивановне

о взыскании компенсации за незаконное использование музыкальных произведений и фонограмм.

Лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о месте и времени судебного заседания, своих представителей в суд кассационной инстанции не направили.

Суд по интеллектуальным правам

 

установил:

 

закрытое акционерное общество "Юнайтед Мьюзик Групп" (далее - ЗАО "Юнайтед Мьюзик Групп", истец) обратилось в Арбитражный суд Приморского края к индивидуальному предпринимателю Чернышовой Наталье Ивановне (далее - ИП Чернышова Н.И., ответчик) с иском о взыскании 440 000 рублей компенсации за 21 случай нарушения исключительных авторских прав на музыкальные произведения и 23 случая нарушения смежных прав на фонограммы музыкальных произведений (с учетом уточнений требований, принятых судом в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Исковые требования мотивированы тем, что ответчик нарушил исключительные права истца на перечисленные в исковом заявлении музыкальные произведения и смежные права на фонограммы музыкальных произведений, распространив путем продажи экземпляр контрафактного компакт-диска с записями музыкальных произведений в исполнении группы "БумеR".

Решением Арбитражного суда Приморского края от 03.10.2016, оставленным без изменения постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2017, исковые требования удовлетворены.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ответчик обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит судебные акты отменить и принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

В обоснование кассационной жалобы ответчик ссылается на отсутствие у истца права на обращение в суд с настоящим иском ввиду недоказанности наличия у него исключительной лицензии в отношении музыкальных произведений и фонограмм.

Кроме того, заявитель ссылается на отсутствие в материалах дела дополнительного соглашения N 2 к лицензионному договору от 23.07.2013 N 2-ЮМГ-К/23.07.13.СМАВ/В/И, подтверждающего продление срока действия лицензионного договора, на основании которого суды сделали вывод о наличии у истца исключительной лицензии.

В отзыве на кассационную жалобу истец просит оспариваемое постановление оставить без изменения, сославшись на его законность и обоснованность. При этом детализированное изложение оснований несогласия с конкретными доводами, содержащимися в кассационной жалобе, в упомянутом отзыве истца отсутствует.

Содержащаяся в отзыве на кассационную жалобу просьба обязать ответчика направить истцу копию кассационной жалобы, мотивированная неполучением ее истцом, является необоснованной, поскольку ответчиком исполнена установленная статьей 277 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации процессуальная обязанность по направлению копии кассационной жалобы лицам, участвующим в деле, что подтверждается почтовыми квитанциями, приложенными к кассационной жалобе. Кроме того, истец не лишен был возможности реализовать свое право, предусмотренное статьей 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по ознакомлению с материалами дела до судебного заседания суда кассационной инстанции.

Лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения жалобы в их отсутствие.

Суд по интеллектуальным правам, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии решения, постановления, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, пришел к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс) гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, если ГК РФ не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1270 ГК РФ автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 ГК РФ в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 статьи 1270 ГК РФ. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.

Аналогичные правовые нормы действуют и в отношении фонограмм, являющихся объектами смежных прав ( статьи 1304 и 1324 ГК РФ).

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 2 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122, с учетом положений статьи 494 ГК РФ предложение к продаже экземпляра фонограммы, совершенное лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, является использованием исключительных прав в форме распространения.

Доказательствами незаконного распространения контрафактной продукции путем розничной продажи могут выступать кассовый чек, отчет частного детектива, свидетельские показания, контрафактный диск с записью и отличающийся от лицензионного диска внешним видом обложки и наклейки на диск, отсутствием средств индивидуализации, сведений о правообладателе и производителе.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований законодательства об авторском праве и смежных правах при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.

Установление указанных обстоятельств является существенным для дела и от их установления зависит правильное разрешение спора, при этом вопрос оценки представленных на разрешение спора доказательств на допустимость, относимость и достаточность является компетенцией суда, разрешающего спор.

Статьями 1301 и 1311 ГК РФ предусмотрено, что в случае нарушения исключительного права на объекты авторских и смежных прав обладатель исключительного права наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных Кодексом ( статьи 1250 , 1252 и 1253 ), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

В соответствии с разъяснением, данным в пункте 2 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, каждое из музыкальных произведений (песен), содержащихся на незаконно распространенном диске, является самостоятельным объектом исключительных прав, подлежащих защите путем взыскания компенсации, размер которой рассчитывается за каждое из указанных произведений.

Поэтому в случае, если одним действием (продажа контрафактного диска) нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности (объекты авторских и смежных прав), размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности.

Как разъяснено в пункте 43.2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 5/29) компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков. Рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать компенсацию в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301 , абзацем вторым статьи 1311 , подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 Кодекса.

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных истцом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения ( пункт 43.3 постановления N 5/29).

В силу статьи 1254 ГК РФ если нарушение третьими лицами исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, на использование которых выдана исключительная лицензия, затрагивает права лицензиата, полученные им на основании лицензионного договора, лицензиат может наряду с другими способами защиты защищать свои права способами, предусмотренными статьями 1250 , 1252 и 1253 ГК РФ.

Как установлено судами и следует из материалов дела, в принадлежащей ИП Чернышовой Н.И. торговой точке, расположенной по адресу: Приморский край, г. Владивосток, проспект 100-летия Владивостока, 42а, 25.05.2014 был реализован (приобретен) диск формата MP3 "Бумер. Соседка", содержащий фонограммы музыкальных произведений в исполнении группы "БумеR".

Ссылаясь на то, что реализованный предпринимателем компакт-диск является контрафактным, введение его в гражданский оборот нарушает права ЗАО "Юнайтед Мьюзик Групп" как обладателя исключительной лицензии на указанные в иске музыкальные произведения и фонограммы, истец обратился в суд с иском о взыскании с предпринимателя компенсации за незаконное использование музыкальных произведений и фонограмм.

Удовлетворяя исковые требования в полном объеме, суд первой инстанции исходил из доказанности факта незаконного использования ответчиком спорных музыкальных произведений и фонограмм.

При этом судом на основании представленных истцом в материалы дела договоров от 03.11.2004 N 0311; от 14.11.2006 N 1411; от 17.03.2006 N 1703/2; от 21.06.2007 N 2106; авторских договоров от 03.11.2004 N А4-0311; от 14.11.2006 N А6-1411; от 15.11.2006 N А6-1511; от 17.03.2006 N А6-1703/3; от 21.06.2007 N А7-2106; от 15.11.2006 N А6-1511/1; от 15.11.2006 N А6-1511/2; лицензионных договоров от 30.04.2008 N А-3004 и дополнительного соглашения N 1 к нему от 30.04.2013, от 31.05.2008 N 3105 и дополнительного соглашения от 02.06.2008 и дополнительного соглашения N 3 от 01.06.2013, от 22.07.2013 N А-2207-КП и дополнительного соглашения N 1 к нему от 31.12.2014, от 23.07.2013 N 2-ЮМГ-К/23.07.13/СМАВ/В/И-2 и дополнительных соглашений N 1 и N 2 к нему от 31.12.2014 и 23.07.2013 соответственно, сделан вывод о наличии у истца исключительной лицензии на спорные музыкальные произведения и фонограммы.

Суд апелляционной инстанции, в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации повторно рассматривавший дело, поддержал выводы суда первой инстанции.

Удовлетворение исковых требований по указанным мотивам суд кассационной инстанции находит соответствующим установленным по делу обстоятельствам, имеющимся в деле доказательствам и закону.

В соответствии с положениями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Полно и всесторонне исследовав и оценив всю совокупность имеющихся в материалах дела документов, суды первой и апелляционной инстанций пришли в соответствии с вышеприведенными нормами права к обоснованному выводу о нарушении ИП Чернышовой Н.И. прав на музыкальные произведения и фонограммы, в отношении которых истец обладает исключительной лицензией.

Довод заявителя кассационной жалобы о недоказанности наличия у истца исключительной лицензии получил надлежащую проверку апелляционным судом, который, исследовав условия представленных истцом лицензионных договоров (с приложениями к ним) и дополнительные соглашения о продлении сроков их действия, пришел к выводу о необоснованности данного довода ввиду его противоречия представленным в дело доказательствам.

Данный довод кассационной жалобы сводится к несогласию с выводами судов относительно установленных обстоятельств спора, и направлен по существу на переоценку доказательств и фактических обстоятельств дела, установленных судами.

В соответствии с положениями статьи 286 , части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при их рассмотрении, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Несогласие заявителя с результатами оценки исследованных судами доказательств и установленных обстоятельств не является основанием для отмены обжалуемых судебных актов.

Кроме того, из материалов дела не усматривается, что ответчик представлял при рассмотрении дела доказательства того, что авторские и смежные права на музыкальные произведения и фонограммы принадлежат каким-либо иным лицам либо права истца кем-либо оспорены или оспариваются в настоящее время. С учетом установленной частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации процессуальной обязанности каждой стороны доказать обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, ответчику, опровергающему подтвержденную документально правовую позицию истца о принадлежности ему на основании исключительной лицензии права использования спорных музыкальных произведений и фонограмм, необходимо было представить в суд первой инстанции соответствующие доказательства в опровержение указанной позиции, чего сделано ответчиком не было.

Ссылка ответчика на отсутствие в материалах дела дополнительного соглашения N 2 к лицензионному договору от 23.07.2013 N 2-ЮМГ-К/23.07.13.СМАВ/В/И не может быть принята во внимание ввиду следующего.

Согласно абзацу второму части 1 статьи 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, вправе представлять в арбитражный суд документы в электронном виде, заполнять формы документов, размещенных на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", в порядке, установленном в пределах своих полномочий Верховным Судом Российской Федерации.

Документ, который заявитель считает отсутствовавшим в материалах дела на дату вынесения обжалуемого решения, был представлен истцом в суд в электронном виде совместно с ходатайством о приобщении в материалы дела дополнительных документов от 21.09.2016 (т. 2, л. 52).

В соответствии с абзацем пятым пункта 4.6 приказа Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 28.12.2016 N 252 "Об утверждении Порядка подачи в арбитражные суды Российской Федерации документов в электронной форме, в том числе в форме электронного документа" распечатка таких документов производится только при необходимости.

Кроме того, дополнительное соглашение N 2 к названному лицензионному договору было исследовано и оценено судами, что нашло отражение в текстах обжалуемых судебных актов.

При рассмотрении данного довода заявителя кассационной жалобы суд кассационной инстанции также удостоверился в том, что дополнительное соглашение N 2 доступно для обозрения в электронной форме.

При указанных обстоятельствах изложенные в кассационной жалобе доводы, сводящиеся к несогласию истца с данной судами первой и апелляционной инстанций оценкой представленных в материалы дела доказательств, подлежат отклонению как направленные на переоценку выводов судов и установленных ими обстоятельств спора.

Кроме того, в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12 сформулирована правовая позиция, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, а окончательные выводы судов основаны на правильном применении норм материального права и соблюдении норм процессуального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятых по делу решения и постановления , в связи с чем кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Суд кассационной инстанции не находит и безусловных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, так как не усматривает процессуальных нарушений при их принятии, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Приморского края от 03.10.2016 по делу N А51-12923/2016 и постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2017 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Чернышовой Натальи Ивановны - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

В.В.ГОЛОФАЕВ

 

Судья

Е.Ю.ПАШКОВА

 

Судья

С.П.РОГОЖИН

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.