Судебная практика к статье 1251 Гражданский кодекс РФ. О взыскании компенсации за нарушение исключительных имущественных прав на товарные знаки и исключительных авторских прав на произведения изобразительного искусства.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 69. Общие положения » Статья 1251. Защита личных неимущественных прав » Дело NС01-278/2016 по делу N А50-14281/2015. О взыскании компенсации за нарушение исключительных имущественных прав на товарные знаки и исключительных авторских прав на произведения изобразительного искусства.

Дело NС01-278/2016 по делу N А50-14281/2015. О взыскании компенсации за нарушение исключительных имущественных прав на товарные знаки и исключительных авторских прав на произведения изобразительного искусства.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 мая 2016 г. по делу N А50-14281/2015

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 18 мая 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 20 мая 2016 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий судья - Тарасов Н.Н.,

судьи - Силаев Р.В., Снегур А.А.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Сусоровой Галины Владимировны (г. Пермь, ОГРНИП 304590636300622) на решение Арбитражного суда Пермского края от 26.10.2015 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.01.2016 по делу N А50-14281/2015

по иску общества с ограниченной ответственностью "Маша и Медведь" (ул. Годовикова, д. 9, стр. 3, 129085, Москва, ОГРН 1107746373536)

к индивидуальному предпринимателю Сусоровой Галине Владимировне;

при участии в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, относительно предмета спора, общества с ограниченной ответственностью Студия "Анимаккорд" (ул. Годовикова, д. 9, стр. 3, 129085, Москва, ОГРН 1087746191917);

о взыскании компенсации за нарушение исключительных имущественных прав на товарные знаки, исключительных авторских прав на произведение изобразительного искусства.

Лица, участвующие в деле, своих представителей в судебное заседание не направили, уведомлены надлежащим образом.

Суд по интеллектуальным правам

 

установил:

 

общество с ограниченной ответственностью "Маша и Медведь" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Пермского края с иском к индивидуальному предпринимателю Сусоровой Галине Владимировне (далее - предприниматель) о взыскании по 10 000 компенсации за каждое из нарушений исключительных имущественных прав на средства индивидуализации: товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 505856 (словесное обозначение "Маша"), N 505857 (словесное обозначение "Медведь") и N 505916 (словесное обозначение "Маша и Медведь"), по 10 000 рублей компенсации за каждое из нарушений исключительных авторских прав на произведения изобразительного искусства (рисунки "Маша" и "Медведь" из приложения N 1 к лицензионному договору от 08.06.2010 N ЛД-1/2010).

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью Студия "Анимаккорд" (далее - общество Студия "Анимаккорд").

Решением Арбитражного суда Пермского края от 26.10.2015, оставленным без изменения постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.01.2016, исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Не согласившись с принятыми судами первой и апелляционной инстанций судебными актами, ответчик обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, указывая на неправильное применение норм материального и процессуального права, просит указанные судебные акты отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований.

В обоснование жалобы заявитель указывает, что лицензионный договор от 08.06.2010 N ЛД-1/2010 не является договором об отчуждении исключительных прав, при этом, поскольку заключение лицензионного договора не влечет за собой переход исключительного права к лицензиату по смыслу абзаца 2 пункта 1 статьи 1233 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), по мнению ответчика, истец не обладает исключительными авторскими правами на произведения изобразительного искусства - рисунки "Маша", "Медведь".

Кроме того, по мнению предпринимателя, истцом не указано, каким именно способом данные произведения использованы ответчиком. Полагает, что рисунки на спорном товаре и в приложении N 1 к лицензионному договору от 08.06.2010 N ЛД-1/2010 не идентичны, соответственно, рисунок на ранце не является экземпляром произведений - рисунков "Маша" и "Медведь".

Вместе с тем кассационная жалоба мотивирована тем, что приобретенный у ответчика ранец не включен в перечень товаров, для которых предоставлена правовая охрана товарным знакам по свидетельствам Российской Федерации N 505856, 505857 и 505916.

Кроме того, ответчик указывает, что картинка на ранце должна рассматриваться в целом и не может являться тремя товарными знаками, отсутствует сходство между товарными знаками "Маша", "Медведь" и рисунком на ранце. Полагает, что вывод суда об использовании ответчиком товарных знаков истца без разрешения не соответствует обстоятельствам дела и представленным доказательствам, основан на неправильном толковании норм ГК РФ.

Вместе с тем предприниматель в кассационной жалобе ссылается на абзац третий пункта 3 статьи 1252 ГК РФ, который, по его мнению, подлежал применению при рассмотрении настоящего спора, поскольку смягчает ответственность нарушителя. В связи с этим полагает, что размер компенсации подлежал уменьшению.

Также предприниматель указывает, что вменяемый ему факт реализации контрафактной продукции не может быть признан подтвержденным документально, поскольку представленные истцом в дело доказательства получены с нарушением установленных законом норм, в том числе их получение истцом противоречит положениям Закона Российской Федерации от 11.03.1992 N 2487-1 "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации", представленная в материалы дела видеозапись не доказывает, что съемка проводилась именно в помещении ответчика; оригинал товарного чека в материалах дела отсутствует; копия товарного чека не соответствует требованиям закона; истец не ходатайствовал о приобщении к материалам дела спорного товара. Таким образом, в материалах дела нет доказательств, достаточных для установления нарушения прав истца.

Кроме того, в обоснование доводов кассационной жалобы предприниматель указал, что истцом допущено злоупотребление правом, выразившееся в регистрации товарных знаков не с целью индивидуализации товаров, а лишь с целью запрещения третьим лицам использовать соответствующие обозначения. При этом предприниматель указывает, что он не был предупрежден правообладателем о возможном нарушении исключительных прав истца и о необходимости прекращения реализации спорного товара.

Указанное, по мнению предпринимателя, свидетельствует о направленности действий компании на обогащение, а не на пресечение нарушения.

Как указывает предприниматель, при реализации спорного товара он исходил из принципов надлежащего исполнения обязательств и добросовестности, при этом продажа спорного товара не предполагает специальной проверки на предмет нарушения производителем, не являющимся продавцом, интеллектуальных прав третьих лиц, а за соблюдением указанных прав отвечают производители этого товара.

Кроме того, ответчик указывает на безусловные основания для отмены обжалуемых судебных актов, а именно - рассмотрение судебного дела в отсутствие авторов рисованных персонажей мультипликационного сериала "Маша и Медведь", указанных в титрах сериала.

Истец отзыв на кассационную жалобу не представил, в связи с чем Суд по интеллектуальным правам в соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный проверяет законность обжалуемых судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе.

Лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о месте и времени рассмотрения кассационной жалобы, в судебное заседание не явились, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статей 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых решении и постановлении , установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не находит правовых оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных актов арбитражных судов первой и апелляционной инстанции в силу следующих обстоятельств.

Как усматривается из материалов дела и установлено судами, 18.04.2014 в торговом отделе, находящемся в помещении торгово-сервисного центра "Агат", расположенном по адресу: г. Пермь, ул. Тургенева, д. 21, истцом был приобретен у предпринимателя товар - ранец, на котором имеются изображения, размещенные с нарушением исключительных прав истца на названные объекты интеллектуальной собственности.

Покупка, произведенная в целях самозащиты гражданских прав, подтверждена товарным чеком от 18.04.2014 на сумму 700 рублей, выданным от имени предпринимателя и содержащим его реквизиты (ИНН 590601189680, ОГРНИП 304590636300622.).

Спорный товар и товарный чек от 18.04.2014 представлялись на обозрение суда.

Вместе с тем судом первой инстанции было установлено, что общество "Маша и Медведь" является правообладателем исключительного права на следующие товарные знаки: изображение "Маша" по свидетельству Российской Федерации N 505856, дата регистрации 07.02.2014, срок действия регистрации истекает 14.09.2022; изображение "Медведь" по свидетельству Российской Федерации N 505857, дата регистрации 07.02.2014, срок действия регистрации истекает 14.09.2022; изображение "Маша и Медведь" по свидетельству N 505916, дата регистрации 07.02.2014, срок действия регистрации истекает 05.05.2022.

Правовая охрана указанным товарным знакам предоставлена в отношении ряда товаров и услуг, в том числе, товаров 18-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ).

Кроме того общество обладает на основании лицензионного договора от 08.06.2010 N ЛД-1/2010 исключительными правами на произведения изобразительного искусства - рисунки "Маша" и "Медведь".

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования, исходил из обоснованности заявленных требований, доказанности факта нарушения ответчиком исключительных прав истца.

Суд апелляционной инстанции, оставляя в силе решение суда первой инстанции, подтвердил правильность содержащихся в нем выводов.

При этом, удовлетворяя исковые требования, суды исходили из следующего.

Согласно пункту 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233) , если названным Кодексом не предусмотрено иное. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом . Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными этим Кодексом ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается названным Кодексом .

В силу пунктов 1 и 2 статьи 1255 ГК РФ интеллектуальные права на произведения науки, литературы и искусства являются авторскими правами. Автору произведения принадлежит, в том числе исключительное право на произведение.

В соответствии со статьей 1257 ГК РФ автором произведения науки, литературы или искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано. Лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения либо иным образом в соответствии с пунктом 1 статьи 1300 ГК РФ, считается его автором, если не доказано иное.

Согласно пункту 1 статьи 1259 ГК РФ объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения, в том числе произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства, аудиовизуальные произведения.

На основании пункта 3 статьи 1259 ГК РФ авторские права распространяются как на обнародованные, так и на необнародованные произведения, выраженные в какой-либо объективной форме, в том числе в письменной, устной форме (в виде публичного произнесения, публичного исполнения и иной подобной форме), в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме.

В силу пункта 7 статьи 1259 ГК РФ авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным пунктом 3 настоящей статьи .

Пунктом 1 статьи 1270 ГК РФ предусмотрено, что автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи .

При этом пунктом 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пунктом 2 указанной статьи . Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: 1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; 2) при выполнении работ, оказании услуг; 3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; 4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; 5) в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации ( пункт 2 статьи 1484 ГК РФ).

Пунктом 3 статьи 1484 ГК РФ установлено, что никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

По смыслу нормы статьи 1515 ГК РФ нарушением исключительного права владельца товарного знака признается использование не только тождественного товарного знака, но и сходного с ним до степени смешения обозначения.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований законодательства об авторском праве и смежных правах при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.

Вместе с тем право истца на товарные знаки с изображениями "Маша" и "Медведь", авторские права на произведения изобразительного искусства - рисунки "Маша" и "Медведь" нашли свое объективное подтверждение представленными в дело доказательствами.

В силу изложенного суд первой инстанции установил, что произведения изобразительного искусства - рисунки "Маша" и "Медведь" являются как объектами авторского права, так и товарными знаками, и пришел к обоснованному выводу о незаконности распространения ответчиком товаров, содержащих спорные изображения.

Вместе с тем статьей 1301 ГК РФ установлено, что в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных названным Кодексом ( статьи 1250 , 1252 и 1253 ), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 этого Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда.

Аналогичное по сути правило закреплено в пункте 4 статьи 1515 ГК РФ применительно к защите нарушенного исключительного права на товарный знак.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 43.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса РФ" (далее - постановление N 5/29), рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301 , абзацем вторым статьи 1311 , подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ установлено, что правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

При этом в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о правомерности использования предпринимателем спорных объектов исключительных прав.

В данном случае с учетом незначительной стоимости товара, нарушения прав истца гражданином, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, характера предпринимательской деятельности ответчика (розничная торговля товарами потребительского спроса), суд первой инстанции пришел к выводу, что взыскание компенсации в заявленном истцом минимальном размере, установленном положениями статей 1301 и 1515 ГК РФ, в достаточной мере отвечает принципам разумности и справедливости, соразмерности последствиям нарушения подлежит удовлетворению в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции, оставляя в силе решение суда первой инстанции, подтвердил правильность содержащихся в нем выводов.

Довод предпринимателя относительно возможности применения к спорным правоотношениям абзаца третьего пункта 3 статьи 1252 ГК РФ в редакции Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ "О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" при определении размера компенсации отклоняется судом кассационной инстанции с учетом следующего.

Норма пункта 3 статьи 1252 ГК РФ, предусматривающая, что если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации; при этом в случае, если права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных указанным Кодексом , но не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения, вступила в силу с 01.10.2014 и не подлежит в силу статьи 4 ГК РФ и пункта 7 статьи 7 Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ "О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" применению при разрешении спорных правоотношений, возникших в момент реализации ответчиком спорного товара (18.04.2014).

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации придание обратной силы закону - исключительный тип его действия во времени, законодатель, реализуя свое исключительное право на придание закону обратной силы, учитывает специфику регулируемых правом общественных отношений при этом в отношениях, субъектами которых выступают физические и юридические лица, обратная сила не применяется, ибо интересы одной стороны правоотношения не могут быть принесены в жертву интересам другой, не нарушившей закон (определения от 25.01.2007 N 37-О-О , от 15.04.2008 N 262-О-О , от 20.11.2008 N 745-О-О , от 16.07.2009 N 691-О-О , от 23.04.2015 N 821-О и др.).

Данный подход обусловлен необходимостью достижения соразмерности при соблюдении интересов общества и условий защиты основных прав личности, обеспечения баланса конституционно защищаемых ценностей ( определение Конституционного Суда РФ от 02.07.2015 N 1539-О "По запросу Суда по интеллектуальным правам о проверке конституционности части 7 статьи 7 Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ "О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" и пункта 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации").

Поскольку заявлено требование о выплате минимальной компенсации за нарушение исключительных прав на средства индивидуализации - товарные знаки по свидетельствам N 505916, N 505856 и N 505857, минимальной компенсации за нарушение исключительных прав на объекты изобразительного искусства - рисунок "Маша" и рисунок "Медведь", то заявленный истцом размер компенсации 50 000 рублей (по 10 000 рублей за каждое нарушение товарного знака, произведения) соответствует принципу разумности и справедливости с учетом характера допущенного нарушения и иных установленных по делу обстоятельств.

Судом первой инстанции размер компенсации был определен в размере 10 000 рублей за каждый неправомерно использованный товарный знак и объект изобразительного искусства - в размере низшего предела, установленного законом, действующего на момент совершения нарушения, в связи с чем довод предпринимателя о возможности снижения компенсации до 50% суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения подлежит отклонению.

Доводам предпринимателя о незаконном характере произведенной видеосъемки судами первой и апелляционной инстанции, также дана надлежащая правовая оценка, с которой суд кассационной инстанции не находит оснований не согласиться.

Суд кассационной инстанции исходит из того, что частью 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

При этом такой способ защиты нарушенного права как самозащита прямо предусмотрен гражданским законодательством ( статья 12 ГК РФ), не противоречит законодательству, регламентирующему оперативно-розыскную деятельность и частную детективную деятельность.

С учетом изложенного указание ответчика о недопустимости видеосъемки, приобщенной к материалам дела, не может быть признано состоятельным.

Между тем видеозапись процесса реализации спорного товара сделана представителем истца порядке статей 12 , 14 ГК РФ в целях самозащиты гражданских прав, соответствует положениям статей 67 , 68 , 89 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, является допустимым доказательством по делу, позволяющим установить обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения настоящего спора.

В данной связи доводы кассационной жалобы о том, что видеосъемка процесса покупки не является надлежащим доказательством по делу, поскольку в нарушение требований Закона Российской Федерации от 11.03.1992 N 2487-1 "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" проведена скрытой камерой, судом кассационной инстанции также отклоняются.

Довод кассационной жалобы о неприменении судами первой и апелляционной инстанций статьи 10 ГК РФ отклоняется судом кассационной инстанции, так как из установленных по делу фактических обстоятельств суды не усмотрели основания для применения данной нормы, поскольку злоупотребление правом предполагает совершение действий, направленных на причинение вреда другому лицу. Действия общества по предъявлению в суд исков о защите нарушенного права не могут расцениваться как злоупотребление правом.

Доводы кассационный жалобы об отсутствии вины предпринимателя Судом по интеллектуальным правам отклоняются, поскольку как следует из разьяснений высшей судебной инстанции, изложенных в пункте 23 постановления N 5/29, в силу пункта 3 статьи 1250 ГК РФ отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применения в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к статье 401 ГК РФ.

Согласно части 3 названной статьи , если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

Таким образом, в сфере предпринимательской деятельности обстоятельством, освобождающим от ответственности, является лишь воздействие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Доводы кассационной жалобы об отсутствии у истца права на иск, мотивированные тем, что на основании лицензионного соглашения, заключенного последним с автором Кузовковым О.Г., Судом по интеллектуальным правам отклоняются, как не основанные на обстоятельствах дела и свидетельствующие о неправильном истолковании самим ответчиком положений статей 1229 и 1270 ГК РФ.

Доводы кассационной жалобы о том, что приобретенный у ответчика товар с размещенными на нем изображениями не включен в перечни товаров, которым предоставлена правовая охрана спорными товарными знаками, Судом по интеллектуальным правам также отклоняется, как не основанный на материалах дела.

При этом Суд по интеллектуальным правам принимает во внимание, что перечни товаров, для которых предоставлена правовая охрана товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 505856 и N 505857 включает такой товар, как сумки школьные, а соответствующий перечень товаров в отношении товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 505916 включает товары "ранцы" и "рюкзаки".

Вместе с тем пунктом 3 статьи 1484 ГК РФ установлено, что никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении не только товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, но и в отношении однородных им товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Доводов о том, что приобретенный у ответчика товар (рюкзак) не является товаром, однородным таким товарам, как сумки школьные или ранцы, кассационная жалоба не содержит, доказательств обратному материалы дела не представлено.

Довод кассационной жалобы о том, что картинка на ранце должна рассматриваться в целом и не может одновременно являться тремя товарными знаками, а сходство между товарными знаками "Маша", "Медведь" и рисунком на ранце отсутствует, Судом по интеллектуальным правам отклоняется, поскольку в соответствии с пунктом 3 статьи 1251 ГК РФ, в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права.

При этом если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации.

Вместе с этим Суд по интеллектуальным правам принимает во внимание, что сходство до степени смешения словесных и изобразительных обозначений было установлено судом первой инстанции, который на основании самостоятельно проведенного сравнительного анализа пришел к выводу об их визуальном сходстве и возможности ассоциации сравниваемых объектов одного с другим.

Вместе с тем, исходя из правовой позиции, содержащейся в пункте 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122, вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы.

В силу изложенных выводов исковые требования судами удовлетворены правомерно, методологические подходы судов соответствуют правовым позициям, изложенным в пунктах 10 , 32 и 36 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015.

При этом суд кассационной инстанции принимает во внимание, что о фальсификации какого-либо из представленных истцом в дело доказательств в установленном законом порядке при рассмотрении настоящего дела ответчиком не заявлялось.

Иная оценка заявителем кассационной жалобы представленных в дело доказательств не свидетельствует о наличии судебной ошибки, влекущей за собой необходимость в отмене обжалуемых судебных актов.

Правовых оснований для переоценки выводов судов суд кассационной инстанции не усматривает в силу своих процессуально ограниченных полномочий.

При этом суд кассационной инстанции принимает во внимание, что доводы истца, приведенные им в кассационной жалобе, текстуально повторяющей текст апелляционной жалобы, уже были предметом исследования суда апелляционной инстанции.

Вместе с тем кассационная жалоба не содержит указания на доказательства, которые не были предметом исследования суда первой инстанции и суда апелляционной инстанции.

В силу изложенного суд кассационной инстанции считает, что судебными инстанциями при рассмотрении спора правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, полно, всесторонне и объективно исследованы представленные доказательства в их совокупности, с учетом доводов и возражений лиц, участвующих в деле, и сделаны правильные выводы, соответствующие фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, а иные доводы кассационной жалобы направлены на переоценку доказательств, в связи с чем судом кассационной инстанции отклоняются как не основанные на материалах дела и нормах закона.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Пермского края от 26.10.2015 по делу N А50-14281/2015 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.01.2016 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Сусоровой Галины Владимировны - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

Н.Н.ТАРАСОВ

 

Судья

Р.В.СИЛАЕВ

 

Судья

А.А.СНЕГУР

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.