Судебная практика к статье 1250 Гражданский кодекс РФ. О запрете использовать обозначения, взыскании компенсации за незаконное использование обозначения.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 69. Общие положения » Статья 1250. Защита интеллектуальных прав » Дело NС01-542/2017 по делу N А50-7237/2016. О запрете использовать обозначения, взыскании компенсации за незаконное использование обозначения.

Дело NС01-542/2017 по делу N А50-7237/2016. О запрете использовать обозначения, взыскании компенсации за незаконное использование обозначения.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 июля 2017 г. по делу N А50-7237/2016

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 11 июля 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 13 июля 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий судья - Рогожин С.П.,

судьи - Голофаев В.В., Уколов С.М.,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу KNAUF GIPS KG (97346, Германия, Ипхофен, Ам Банхоф, 7) на решение Арбитражного суда Пермского края от 19.12.2016 (судья Кульбакова Е.В.) и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.03.2017 (судьи Григорьева Н.П., Дружинина Л.В., Суслова О.В.), принятые в рамках дела N А50-7237/2016 по иску КНАУФ ГИПС КГ/ KNAUF GIPS KG к открытому акционерному обществу "Гипсополимер" (ул. В. Васильева, 1, г. Пермь; 614033, ОГРН 1025900912773), обществу с ограниченной ответственностью "Прикамская гипсовая компания" (ул. В. Васильева, 1, г. Пермь, 614033, ОГРН 1025900912707); обществу с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Прикамская гипсовая компания" (ул. В. Васильева, 1, г. Пермь; 614033, ОГРН 1135904001771); о защите исключительных прав на товарные знаки;

с участием третьих лиц: общества с ограниченной ответственностью "Торговый Дом "ЭРСТЭР" (ул. Пушкинская, д. 23, г. Юбилейный, Московская область, 141092, ОГРН 1115018007170); общества с ограниченной ответственностью "ГлавОптСтройТорг" (Студенческий проезд, д. 15А, офис 17, г. Кострома 156010, ОГРН 1114401000163); общества с ограниченной ответственностью Строительный гипермаркет "Масштаб" (ул. В.Васильева, 3, г. Пермь, 614033, ОГРН 1125904017480); общества с ограниченной ответственностью "Отделка Пермь" (ул. Усольская, д. 15, г. Пермь, 614064, ОГРН 1106659012690); общества с ограниченной ответственностью "Холдинговая компания "Домоцентр" (ул. Береговая, д. 8, пом. 17, г. Ростов-на-Дону, 344002, ОГРН 1025403649644); индивидуального предпринимателя Бутенко Элины Евгеньевны (пгт. Краснообоск, Новосибирская область, ОГРНИП 314547621200313); Долговой Елены Владимировны (г. Рыбинск, Ярославская область); общества с ограниченной ответственностью "КНАУФ ГИПС НОВОМОСКОВСК" (ул. Гражданская, 14, г. Новомосковск, Тульская область, 301661),

при участии в судебном заседании представителей:

от KNAUF GIPS KG - Голубев Д.В., Кокрин К.О., Садовский П.В., доверенность N 50 АА 8788757 от 16.01.2017, Григорьева Т.В., Некрасова Т.И., доверенность N 50 АА 8788760 от 16.01.2017;

от открытого акционерного общества "Гипсополимер" - Батюкова О.В., доверенность N 19 от 10.07.2017, Королева Ю.А., доверенность N 18 от 10.07.2017;

от общества с ограниченной ответственностью "Прикамская гипсовая компания" - Батюкова О.В., доверенность N 986 от 30.06.2017, Королева Ю.А., доверенность N 987 от 30.06.2017;

от общества с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Прикамская гипсовая компания" - Батюкова О.В., доверенность N 70 от 30.06.2017, Королева Ю.А., доверенность N 69 от 30.06.2017,

 

установил:

 

определением Арбитражного суда Московской области от 10.12.2015 дело по иску KNAUF GIPS KG (далее - КНАУФ ГИПС КГ) к обществу с ограниченной ответственностью "ЭРСТЭР", открытому акционерному обществу "Гипсополимер" (далее - общество "Гипсополимер"), обществу с ограниченной ответственностью "Прикамская гипсовая компания" (далее - общество "Прикамская гипсовая компания"), обществу с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Прикамская гипсовая компания" (далее - общество "Торговый дом "Прикамская гипсовая компания") о запрете использовать обозначения, аналогичные или сходные до степени смешения с товарными знаками "KNAUF" по международной регистрации N 490449, 490447, 671683 путем их размещения на продукции (гипсокартонные листы), а равно любым иным образом в отношении указанных товаров, взыскании с общества "Гипсополимер" 2 300 844 571,46 руб. компенсации, с общества "Прикамская гипсовая компания" - 815 188 695,30 руб. компенсации, с общества "Торговый дом "Прикамская гипсовая компания" 1 485 655 867,16 руб. компенсации, изъятии у обществ "Гипсополимер", "Прикамская гипсовая компания", "Торговый дом "Прикамская гипсовая компания" контрафактных гипсокартонных листов, на которых содержится товарный знак "KNAUF" и их уничтожении, направлено по подсудности в Арбитражный суд Пермского края.

Определением от 08.04.2016 исковое заявление КНАУФ ГИПС КГ принято к производству Арбитражного суда Пермского края.

В порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судом принято изменение предмета исковых требований, с учетом изменений истец просил запретить обществам "Гипсополимер", "Прикамская гипсовая компания", "Торговый дом "Прикамская гипсовая компания" использовать обозначения, аналогичные или сходные до степени смешения с товарными знаками "KNAUF" по международной регистрации N 490449, 490447, 671683 путем их размещения на товарах 19 класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ) и иных однородных товарах, а равно любым иным образом в отношении указанных товаров, взыскать с общества "Гипсополимер" 2 300 844 571,46 руб. компенсации за незаконное использование обозначения, сходного до степени смешения с товарными знаками "KNAUF" по международной регистрации N 490449, 490447, 671683, с общества "Прикамская гипсовая компания" - 815 188 695,30 руб. компенсации за незаконное использование обозначения, сходного до степени смешения с товарными знаками "KNAUF" по международной регистрации N 490449, 490447, 671683, с общества "Торговый дом "Прикамская гипсовая компания" - 1 485 655 867,16 руб. компенсации за незаконное использование обозначения, сходного до степени смешения с товарными знаками "KNAUF" по свидетельствам Российской Федерации N 490449, 490447, 671683.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью "Торговый Дом "ЭРСТЭР"; общество с ограниченной ответственностью "ГлавОптСтройТорг"; общество с ограниченной ответственностью Строительный гипермаркет "Масштаб"; общество с ограниченной ответственностью "Отделка Пермь"; общество с ограниченной ответственностью "Холдинговая компания "Домоцентр"; индивидуальный предприниматель Бутенко Элина Евгеньевна; Долгова Елена Владимировна; общество с ограниченной ответственностью "КНАУФ ГИПС НОВОМОСКОВСК".

Решением Арбитражного суда Пермского края от 19.12.2016 в удовлетворении иска отказано; с истца в доход федерального бюджета взыскано 600 000 руб. государственной пошлины.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.03.2017 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе КНАУФ ГИПС КГ просит указанные судебные акты отменить, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении иска.

По мнению КНАУФ ГИПС КГ, вывод судов о производстве/распространении ответчиками иной продукции, отличающейся от выявленного истцом контрафакта, противоречат пункту 3 статьи 1484 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), а также фактическим обстоятельствам дела.

В названной жалобе истец указывает на нарушение судами требований статей 65 , 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, неверное распределение бремени доказывания, на не рассмотрение судами доводов и доказательств истца в их совокупности, что повлекло неверное определение судами фактических обстоятельств дела и недоказанность имеющих значение обстоятельств.

Также истец не соглашается с выводом судов первой и апелляционной инстанций о наличии в действиях истца признаков злоупотребления правом.

В отзывах на кассационную жалобу ответчики, полагая, что изложенные в ней доводы являются несостоятельными, указали на отсутствие оснований для удовлетворения жалобы истца.

В судебном заседании представители заявителя кассационной жалобы доводы, изложенные в ней, поддержали.

Представители ответчиков в судебном заседании против удовлетворения кассационной жалобы по доводам, изложенным в отзыве на нее, возражали.

Третьи лица, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена Судом по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзыве относительно нее, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены судебных актов, установленных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении спора судами установлено, что истцу принадлежат исключительные права на товарные знаки КНАУФ (KNAUF), зарегистрированные в Германии и имеющие международную охрану, полученную в соответствии с Мадридским соглашением о международной регистрации знаков от 14.04.1981 и Мадридским протоколом от 27.06.1989:

- международный товарный знак N 490449 КНАУФ (KNAUF) зарегистрирован 16.08.1984 со сроком защиты до 16.08.2024 (выписка из Международного реестра товарных знаков, выданная Международным бюро ВОИС 24.06.2015;

- международный товарный знак N 490447 КНАУФ (KNAUF) зарегистрирован 25.07.1984 со сроком защиты до 25.07.2024 (выписка из Международного реестра товарных знаков, выданная Международным бюро ВОИС 24.06.2015);

- международный товарный знак N 671683 КНАУФ (KNAUF) зарегистрирован 28.10.1996 со сроком защиты до 28.10.2016 (выписка из Международного реестра товарных знаков, выданная Международным бюро ВОИС 24.06.2015).

Ссылаясь на то, что в ходе мониторинга предложений на рынке строительных материалов им обнаружены предложения к продаже продукции - гипсокартонных листов (далее - ГКЛ), а также строительных плит для сухой штукатурки стен (далее - СПШ), гипсовых строительных плит (далее - ГСП) со следующей маркировкой: "ОАО "Гипсополимер" г. Пермь ПРОИЗВЕДЕНО ПРИ УЧАСТИИ KNAUF", истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском о защите своих нарушенных прав.

При этом истец указал, что в отсутствие его согласия на использование товарных знаков по международной регистрации N 490449, 490447 и 671683 общество "Гипсополимер" незаконно использовало обозначение "KNAUF" при производстве контрафактного товара, а ответчики - общества "Прикамская гипсовая компания" и "Торговый дом "Прикамская гипсовая компания" - закупали контрафактную продукцию у общества "Гипсополимер" для реализации дилерам и последующей розничной продажи.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции, с учетом положений статьей 1229 , 1250 , 1252 , 1484 ГК РФ, а также разъяснений, содержащихся в пункте 43.2 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 5/29) пришел к выводу о недоказанности факта незаконного использования ответчиками товарных знаков истца в период с 2011 года по 2015 год при производстве, хранении и реализации товара (СПШ, СПШВ), и не усмотрев оснований для взыскания компенсации.

Исследовав доводы ответчиков о злоупотреблении истцом правом и оценив представленные доказательства, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что действия истца направлены не на восстановление нарушенного права, а на ограничение конкуренции, причинение убытков компаниям, занимающим более высокую позицию, чем КНАУФ ГИПС КГ, на рынке по изготовлению и сбыту гипсокартона, что следует квалифицировать как злоупотребление истцом правом.

Суд апелляционной инстанции, в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации повторно рассматривавший дело по имеющимся в нем доказательствам, указанные выводы суда первой инстанции поддержал.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы кассационной жалобы истца и отзыва ответчиков, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и в пределах доводов кассационной жалобы правильность применения судами норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы в силу следующего.

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак). Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Согласно пункту 2 статьи 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения ( пункт 3 статьи 1484 Кодекса).

В соответствии со статьей 1250 ГК РФ интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными Кодексом , с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Статьей 1252 ГК РФ предусмотрено, что защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним; о возмещении убытков - к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб.

В силу подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации, в том числе, в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак.

В пункте 43.2 Постановления N 5/29 разъяснено, что компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения.

Исходя из приведенных норм права, а также положений части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в предмет доказывания по требованию о защите права на товарный знак входят следующие обстоятельства: факт принадлежности истцу указанного права и факт его нарушения ответчиком путем использования тождественного или сходного с товарным знаком обозначения, в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Установление указанных обстоятельств является существенным для дела, от них зависит правильное разрешение спора. При этом вопрос оценки представленных на разрешение спора доказательств на допустимость, относимость и достаточность является компетенцией суда, разрешающего спор.

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Ссылка заявителя кассационной жалобы на нарушение судами принципа состязательности, выразившееся в возложении на истца бремени доказывания фактов, не подлежащих доказыванию истцом, не может быть принята во внимание, поскольку факт нарушения исключительных прав истца ответчиком является бременем доказывания, лежащим на истце.

В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", и положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец обязан доказать факт принадлежности ему авторских прав и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком. В свою очередь, ответчик обязан доказать выполнение им требований закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Аналогично бремя доказывания распределяется и при установлении факта законности/незаконности использования товарного знака.

Суды первой и апелляционной инстанций, в соответствии с положениями статей 65 , 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, оценив все представленные как истцом, так и ответчиком доказательства, вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе истца, установили, что представленные истцом доказательства как в отдельности, так и в совокупности, с достоверностью не свидетельствуют о незаконном использовании спорных товарных знаков ответчиками. Судам не представлены документы, которые свидетельствовали бы об изготовлении обществом "Гипсополимер" и реализации через общества "Прикамская гипсовая компания" и "Торговый дом "Прикамская гипсовая компания" продукции с незаконной маркировкой с использованием спорных товарных знаков в указанный истцом период.

Судами было принято во внимание, что истец, предъявляя требования к ответчикам на основании пункта 4 статьи 1515 ГК РФ о взыскании компенсации в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещены товарные знаки, определил размер компенсации как стоимость всего товара СПШ (СПШВ), произведенного обществом "Гипсополимер" и реализованного двум другим ответчикам, в период с 2011 года по май 2015 года, должен был доказать, что производитель незаконно использовал товарный знак при производстве каждой партии (серии) товара (СПШ или СПШВ) в указанный им период.

Как было установлено судами, документы изготовителя, сопровождающие каждую партию продукции на основании статьи 456 ГК РФ и пункта 3.12 ТУ 5742-001-06605939-2008, которые бы позволили установить, выпускалась ли партия товара с таким номером и в такую дату, истцом представлены не были. Документы, предусмотренные " Правилами продажи отдельных видов товаров, Перечень товаров длительного пользования, на которые не распространяется требование покупателя о безвозмездном предоставлении ему на период ремонта или замены аналогичного товара, и Перечень непродовольственных товаров надлежащего качества, не подлежащих возврату или обмену на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации", утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 19.01.1998 N 55, при проведении контрольных закупок, покупателями не запрашивались и продавцами не предоставлялись, в материалах контрольных закупок, осмотров доказательств нотариусами сертификаты качества или сертификаты соответствия на товар отсутствуют.

В то же время ответчиками представлены заключение экспертов N 1-421 АНО "Бюро судебных экспертиз и независимой оценки", заключение специалиста в области товароведческого исследования N 012079/18,59001/372016/И-6596 от 22.09.2016 АНО "Бюро товарных экспертиз", акт экспертного исследования N 087 от 01.11.2016 общества с ограниченной ответственностью "Центр Судебной Экспертизы", согласно которым товар, представленный на фотографиях, являющихся приложением к отчету о результатах контрольной закупки контрафактных гипсокартонных листов от 02.09.2015, на видеозвукозаписи осмотра вещественных доказательств судом первой инстанции, а также на фотографиях, являющихся приложениями к нотариальным протоколам, товаром производства общества "Гипсополимер" не является. Получение указанных экспертных заключений вне рамок судебных экспертиз в порядке статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не лишает их доказательственного значения, доказательствами истца выводы экспертов не опровергнуты.

Тем самым довод истца об отсутствии оценки судами всех доказательств, представленных как истцом так и ответчиком в их совокупности, не нашел своего фактического подтверждения.

При этом ошибочный вывод судов о неоднородности товаров, указанных в перечне товаров товарных знаков истца, и товаров (СПШ, СПШВ) не влияет на окончательный вывод судов об отсутствии факта нарушения ответчиками исключительных прав на товарные знаки, так как данный вывод был сделан не в связи с отсутствием однородности противопоставленных товаров, а в силу недоказанности факта изготовления и реализации ответчиками товаров (СПШ, СПШВ), перечисленных в иске.

Доводы истца о подтверждении ответчиками факта незаконного использования товарных знаков КНАУФ ГИПС КГ, как в письмах общества "Гипсополимер" за 2011-2012 годы, так и в ходе судебного заседания, судом кассационной инстанции отклоняется.

В соответствии с частью 3 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств.

При этом суд кассационной инстанции отмечает, что названная норма не снимает со стороны обязанности доказать обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений и не освобождает суд от обязанности оценки всей совокупности представленных в материалы дела доказательств.

Вместе с тем, факт признания сторонами обстоятельств заносится арбитражным судом в протокол судебного заседания и удостоверяется подписями сторон, а такое признание, изложенное в письменной форме, приобщается к материалам дела.

Судебная коллегия отмечает, что в отношении тех обстоятельств, которые признаны в порядке части 3.1 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не может быть вынесено определение суда о принятии признания стороны, в связи с чем правило части 4 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации может быть применимо только к тем обстоятельствам, которые признаны и удостоверены в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При этом протоколы судебных заседаний по настоящему делу не содержат каких-либо указаний на признание в установленном порядке ответчиком определенных обстоятельств, на которые в кассационной жалобе ссылается истец.

Как установлено судами, из пояснений Сунцевой П.В. - представителя общества "Гипсополимер" по делу N А41-68285/2015 , а также из писем самого ответчика общества "Гипсополимер" за 2011 - 2012 г. г. усматривается только указание на то, что истец с 1996 года является мажоритарным акционером общества "Гипсополимер", в связи с чем в письмах содержится информация о производстве продукции с участием немецкой компании KNAUF.

Изложенные в кассационной жалобе доводы истца, сводящиеся к несогласию с выводами судов об отсутствии доказательств использования ответчиками товарных знаков истца, основаны на субъективной оценке истцом обстоятельств настоящего дела, входящих в предмет доказывания, и не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального и процессуального права, либо о наличии выводов, не соответствующих обстоятельствам дела.

Как следует из определения Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224, вопросы о наличии у истца исключительного права и нарушении ответчиком этого исключительного права являются вопросами факта, которые устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств. Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Между тем отказ в удовлетворении исковых требований мотивирован судами не только недоказанностью нарушения исключительных прав истца на товарные знаки, но и наличием в действиях истца злоупотребления правом.

В отношении довода истца об ошибочности выводов судов о злоупотреблении истцом правом при подаче настоящего иска, суд кассационной инстанции отмечает следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 ГК РФ не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Суды пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях истца по обращению с настоящим иском злоупотребления правом, запрет на которое установлен статьей 10 ГК РФ, приняв при этом во внимание, что истец и ответчики являются конкурирующими хозяйствующими субъектами, заявленный истцом размер компенсации (в отношении общества "Гипсополимер" значительно превышает размер его активов), что направлено на причинение вреда, может привести к прекращению ответчиками деятельности, и является проявлением недобросовестной конкуренции.

При этом судами учитывалось, что одним из акционеров общества "Гипсополимер" с 14.05.1996, владеющим акциями в размере 20 и более процентов от уставного капитала эмитента по состоянию на 31.03.2016, является компания Герб.Кнауф Фервальтунгсгезельшафт КГ ("Гебрюдер Кнауф Управленческое общество"), который вместе с КНАУФ ГИПС КГ входят в группу компаний КНАУФ - ведущего международного производителя строительных материалов.

В силу части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, о том, какая норма материального права должна быть применена и какое решение, постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела.

Учитывая, что положения статьи 10 ГК РФ применяются судом с учетом установленных при рассмотрении конкретного спора фактических обстоятельств, принимая во внимание отсутствие у суда кассационной инстанции полномочий по переоценке фактических обстоятельств дела, коллегия судей усматривает отсутствие процессуальной возможности для опровержения вывода судов первой и апелляционной инстанций о злоупотреблении истцом правом.

Признание действий по обращению с иском злоупотреблением правом является самостоятельным и достаточным основанием для отказа в судебной защите принадлежащего права.

В то же время вывод судов о том, что действия истца являются проявлением недобросовестной конкуренции, является преждевременным.

Как следует из пункта 2 статьи 10.bis Парижской конвенции, актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах. В частности, подлежат запрету: 1) все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента; 2) ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности, способные дискредитировать предприятие, продукты или промышленную или торговую деятельность конкурента; 3) указания или утверждения, использование которых при осуществлении коммерческой деятельности может ввести общественность в заблуждение относительно характера, способа изготовления, свойств, пригодности к применению или количества товаров (пункт 3 той же статьи) .

В соответствии с пунктом 9 статьи 4 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции) недобросовестная конкуренция - это любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Следовательно, для признания действий хозяйствующего субъекта недобросовестной конкуренцией такие действия должны одновременно: совершаться хозяйствующим субъектом-конкурентом, быть направленными на получение преимуществ в предпринимательской деятельности, противоречить законодательству, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, причинять (иметь возможность причинять) убытки другому хозяйствующему субъекту конкуренту либо наносить (возможность наносить) вред его деловой репутации (причинение вреда). Совокупность указанных действий является актом недобросовестной конкуренции.

Перечень актов недобросовестной конкуренции приведен в статье 14 Закона о конкуренции (в редакции, действовавшей до 05.01.2016, а с 05.01.2016 - в главе 2.1 Закона о конкуренции "Недобросовестная конкуренция"). При этом как в прежней редакции Закона о защите конкуренции, так и в действующей в настоящее время редакции не установлен исчерпывающий перечень форм недобросовестной конкуренции; закон, помимо прямо предусмотренных форм (актов) недобросовестной конкуренции, запрещает все иные формы подобных противоправных действий.

В пункте 10 Обзора по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере, утвержденного постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016, разъяснено, что совокупность условий, необходимых для квалификации действий хозяйствующего субъекта в качестве акта недобросовестной конкуренции, определяется положениями пункта 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции (применяемого с учетом пункта 16.1 и абзацев третьего и четвертого пункта 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").

В настоящем деле суды первой и апелляционной инстанций вышеназванных обстоятельств не исследовали, и не устанавливали. Решений антимонопольного органа по данным обстоятельствам не принималось.

В рассматриваемом случае несогласие суда кассационной инстанции с вышеназванным выводом судов первой и апелляционной инстанций не может рассматриваться как основание для отмены обжалуемых судебных актов, так как суды мотивировали применение статьи 10 ГК РФ другими обстоятельствами, свидетельствующими о злоупотреблении права истцом.

Суд кассационной инстанции не находит и безусловных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, так как не усматривает процессуальных нарушений при их принятии, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Пермского края от 19.12.2016 по делу N А50-7237/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суд от 30.03.2017 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу KNAUF GIPS KG - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий

С.П.РОГОЖИН

 

Судья

В.В.ГОЛОФАЕВ

 

Судья

С.М.УКОЛОВ

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.