Судебная практика к статье 1247 Гражданский кодекс РФ. О признании незаконными действий Роспатента, выразившихся в направлении уведомлений об отказе в принятии к рассмотрению возражений на решения Роспатента об отказе в выдаче патентов на промышленные образцы, обязании устранить нарушения.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 69. Общие положения » Статья 1247. Патентные поверенные » Дело NС01-108/2016 по делу N СИП-381/2015. О признании незаконными действий Роспатента, выразившихся в направлении уведомлений об отказе в принятии к рассмотрению возражений на решения Роспатента об отказе в выдаче патентов на промышленные образцы, обязан

Дело NС01-108/2016 по делу N СИП-381/2015. О признании незаконными действий Роспатента, выразившихся в направлении уведомлений об отказе в принятии к рассмотрению возражений на решения Роспатента об отказе в выдаче патентов на промышленные образцы, обязан

 

ПРЕЗИДИУМ СУДА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 июня 2016 г. по делу N СИП-381/2015

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 27 июня 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 30 июня 2016 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе: председательствующего - заместителя председателя Суда

по интеллектуальным правам Корнеева В.А.,

членов президиума: Данилова Г.Ю., Уколова С.М.,

при участии судьи-докладчика Снегура А.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу Альянова Олега Владимировича (Украина, г. Харьков) на решение Суда по интеллектуальным правам от 20.11.2015 по делу N СИП-381/2015 (судьи Васильева Т.В., Булгаков Д.А., Голофаев В.В.) по заявлению Альянова Олега Владимировича о признании незаконными действий Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200), выразившихся в направлении уведомлений об отказе в принятии к рассмотрению возражений на решения об отказе в выдаче патентов на промышленные образцы по заявкам N 2013504151, 2013503614, 2013502516, 2013504773, об обязании Федеральной службы по интеллектуальной собственности устранить нарушение прав заявителя путем рассмотрения указанных возражений.

В судебном заседании принял участие представитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности -

Слепенков А.С. (по доверенности от 11.08.2015 N 01/32-529/41).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

 

установил:

 

Альянов Олег Владимирович обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании незаконными действий Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента), выразившихся в направлении уведомлений от 27.03.2015 N 2013504151/49, от 22.04.2015 N 2013503614/49, от 26.05.2015 N 2013502516/49, 2013504773/49 об отказе в принятии к рассмотрению возражений на решения об отказе в выдаче патентов на промышленные образцы по заявкам N 2013504151, 2013503614, 2013502516, 2013504773, а также об обязании Роспатента устранить нарушение прав заявителя путем рассмотрения указанных возражений.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 20.11.2015 в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, Альянов О.В., ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит решение Суда по интеллектуальным правам от 20.11.2015 отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

В обоснование кассационной жалобы Альянов О.В. указывает на то, что при принятии обжалуемого решения суд первой инстанции не принял во внимание, что положения абзаца восьмого пункта 2.1 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 56 (далее - Правила рассмотрения возражений), согласно которым физические лица, постоянно проживающие за пределами Российской Федерации, совершают действия, связанные с подачей возражений и заявлений, в том числе участвуют в заседаниях коллегий палаты по патентным спорам через патентных поверенных, если международным договором Российской Федерации не предусмотрено иное, были изложены в такой редакции до 01.10.2012, поскольку Решением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.10.2012 по делу N ВАС-6474/12 положения абзацев шестого и седьмого названного пункта в части слов "за исключением физических лиц, постоянно проживающих за пределами Российской Федерации и иностранных юридических лиц", а положения абзаца восьмого того же пункта полностью признаны недействующими как не соответствующие статье 1247 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

По мнению заявителя кассационной жалобы, суд первой инстанции не учел, что основанием для признания указанных положений Правил рассмотрения возражений недействующими явилось их несоответствие статье 1247 ГК РФ, в связи с чем у Роспатента не было оснований ссылаться на эту статью .

Альянов О.В. обращает внимание на то, что в соответствии со статьей 1 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Украины о сотрудничестве в области охраны промышленной собственности, заключенного в г. Киеве 30.06.1993 (далее - соглашение от 30.06.1993), при подаче заявок на выдачу охранных документов, получении охранных документов и поддержании их в силе заявители и патентные поверенные обоих государств на основе принципа взаимности могут вести дела непосредственно с патентными ведомствами Сторон.

Как полагает Альянов О.В., исходя из толкования, содержащегося в Решении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.10.2012 по делу N ВАС-6474/12, термин "охрана промышленной собственности" охватывает в том числе и защиту патентных прав, а в соглашении от 30.06.1993 установлено, что в области охраны промышленной собственности физические и юридические лица одной Стороны соглашения будут пользоваться на территории другой Стороны теми же правами и преимуществами, которые предоставлены собственным физическим и юридическим лицам, а также теми же средствами правовой защиты.

Роспатентом отзыв на кассационную жалобу не представлен.

В судебном заседании представитель Роспатента просил в удовлетворении кассационной жалобы отказать.

Альянов О.В., надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в судебное заседание не явился, явку представителя не обеспечил, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не может служить препятствием для рассмотрения дела в его отсутствие.

Законность обжалуемого судебного акта президиум Суда по интеллектуальным правам проверил в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, заявка N 2013504151 на выдачу патента на промышленный образец "Нажимной диск" на имя Альянова О.В. поступила в Роспатент 24.10.2013. По результатам проведения экспертизы Роспатентом было принято решение от 29.09.2014 об отказе в выдаче патента на промышленный образец по заявке N 2013504151.

Заявка N 2013503614 на выдачу патента на промышленный образец "Барабан фрикциона" на имя Альянова О.В. поступила в Роспатент 18.09.2013. По результатам проведения экспертизы Роспатентом было принято решение от 23.10.2014 об отказе в выдаче патента на промышленный образец по заявке N 2013503614.

Заявка N 2013502516 на выдачу патента на промышленный образец "Корпус муфты сцепления трактора (3 варианта)" на имя Альянова О.В. поступила в Роспатент 02.07.2013. По результатам проведения экспертизы Роспатентом было принято решение от 23.10.2014 об отказе в выдаче патента на промышленный образец по заявке N 2013502516.

Заявка N 2013504773 на выдачу патента на промышленный образец "Опора двигателя" на имя Альянова О.В. поступила в Роспатент 16.12.2013. По результатам проведения экспертизы Роспатентом было принято решение от 30.10.2014 об отказе в выдаче патента на промышленный образец по заявке N 2013504773.

Не согласившись с указанными решениями, заявитель обратился в Роспатент с возражением от 10.02.2015 на решение экспертизы по заявке N 2013504151, с возражением от 23.03.2015 на решение экспертизы по заявке N 2013503614, с возражением от 13.04.2015 на решение экспертизы по заявке N 2013502516, с возражением от 13.04.2015 на решение экспертизы по заявке N 2013504773.

Уведомлениями от 27.03.2015 N 2013504151/49, от 22.04.2015 N 2013503614/49, от 26.05.2015 N 2013502516/49, 2013504773/49 Роспатент, руководствуясь положениями пункта 2 статьи 1247 ГК РФ и пункта 2.1 Правил рассмотрения возражений, отказал в принятии к рассмотрению вышеназванных возражений на решения Роспатента об отказе в выдаче патентов на промышленные образцы, поскольку их заявитель является физическим лицом, постоянно проживающим за пределами территории Российской Федерации, а возражения поданы не через патентного поверенного, зарегистрированного в Роспатенте.

Полагая, что действия Роспатента по отказу в принятии к рассмотрению возражений на решения об отказе в выдаче патентов на вышеназванные промышленные образцы являются незаконными, Альянов О.В. обратился в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований, исходил из того, что рассмотрение возражения на решение Роспатента об отказе в выдаче патента на промышленный образец не является частью процедуры по получению патента, регулируемой положениями параграфа 5 главы 72 ГК РФ и соответствующего Административного регламента исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на промышленный образец и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на промышленный образец, утвержденного приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 29.10.2008 N 325 (далее - Административный регламент).

Как отметил суд первой инстанции, рассмотрение возражения на решение Роспатента об отказе в выдаче патента представляет собой самостоятельную процедуру защиты интеллектуальных прав в административном порядке ( пункт 2 статьи 1248 ГК РФ), порядок осуществления которой регулируется иным нормативным правовым актом - Правилами рассмотрения возражений. Указанная деятельность Роспатента по защите интеллектуальных прав в административном порядке по своей сути является юрисдикционной, то есть направленной на защиту прав заявителей, и ее результатом является восстановление их нарушенных прав.

Суд первой инстанции с учетом вышеизложенного пришел к выводу об отсутствии оснований считать, что статья 1 соглашения от 30.06.1993 предусматривает иной порядок взаимодействия граждан Украины с Роспатентом, нежели порядок, установленный пунктом 2 статьи 1247 ГК РФ и пунктом 2.1 Правил рассмотрения возражений, в связи с чем заявитель, являясь гражданином Украины и постоянно проживая за пределами территории Российской Федерации, мог оспаривать решения Роспатента в административном порядке только через патентного поверенного, зарегистрированного в Роспатенте.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, заслушав представителя Роспатента, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и в пределах доводов кассационной жалобы правильность применения судом первой инстанции норм материального права и норм процессуального права, пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемого судебного акта в силу следующего.

Согласно статье 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве самостоятельного способа защиты прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности и иной экономической деятельности обжалование решений и действий (бездействия) государственных органов в суд.

Частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия Роспатента по рассмотрению заявок на выдачу патента на промышленный образец и по рассмотрению возражений на решения об отказе в выдаче патента установлены частью четвертой ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, и лицами, участвующими в деле, не оспариваются.

В пункте 2.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что при оспаривании решений Роспатента суды должны учитывать, что заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, а также заявки на наименование места происхождения товара подлежат рассмотрению Роспатентом в порядке, установленном законодательством, действовавшим на момент подачи заявок, если иное специально не предусмотрено законом. При рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров. Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом дат подачи Альяновым О.В. возражений на решения Роспатента об отказе в выдаче патентов на промышленные образцы по заявкам N 2013504151, 2013503614, 2013502516 и 2013504773 при рассмотрении настоящего дела подлежат применению нормы международных договоров Российской Федерации, части четвертой ГК РФ, Административного регламента и Правил рассмотрения возражений в редакции, действовавшей на момент подачи возражений.

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Конвенции по охране промышленной собственности, заключенной в Париже 20.03.1883 (далее - Парижская конвенция) в отношении охраны промышленной собственности граждане каждой страны Союза пользуются во всех других странах Союза теми же преимуществами, которые предоставляются в настоящее время или будут предоставлены впоследствии соответствующими законами собственным гражданам, не ущемляя при этом прав, специально предусмотренных Парижской конвенцией . Исходя из этого их права будут охраняться так же, как и права граждан данной страны, и они будут пользоваться теми же законными средствами защиты от всякого посягательства на их права, если при этом соблюдены условия и формальности, предписываемые собственным гражданам.

Пунктом 1 статьи 3 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности, заключенного в г. Марракеше 15.04.1994 (далее - соглашение ТРИПС), предусмотрено, что каждый член соглашения ТРИПС предоставляет гражданам других членов режим не менее благоприятный, чем тот, который он предоставляет своим собственным гражданам в отношении охраны интеллектуальной собственности, за теми исключениями, которые уже предусмотрены Парижской конвенцией . В примечании к этой статье отмечено, что термин "охрана" включает вопросы, затрагивающие наличие прав интеллектуальной собственности, их приобретение, объем, сохранение в силе и обеспечение защиты, а также те вопросы, которые затрагивают использование прав интеллектуальной собственности и на которые особо обращено внимание в соглашении ТРИПС.

Таким образом, и Парижская конвенция , и соглашение ТРИПС в отношении охраны промышленной собственности устанавливают недискриминационный, национальный режим для граждан других государств - участников этих международных договоров.

Между тем названные международные договоры предусматривают изъятия из принципа национального режима, действующего в отношении охраны промышленной собственности.

В частности, в силу пункта 3 статьи 2 Парижской конвенции, безусловно, сохраняются положения законодательства каждой из стран Союза, относящиеся к судебной и административной процедуре и к компетенции судебных и административных органов, а также к выбору местожительства или к назначению поверенного, соблюдение которых требуется на основании законов о промышленной собственности.

Согласно пункту 2 статьи 3 соглашения ТРИПС члены могут воспользоваться исключениями в отношении судебных и административных процедур, включая выбор адреса для корреспонденции или назначение агента в рамках юрисдикции члена, только в тех случаях, когда такие исключения необходимы для соблюдения законов и правил, которые не противоречат положениям этого Соглашения , и когда подобные процедуры не применяются таким образом, что это стало бы скрытым ограничением в торговле.

Пунктом 1 статьи 1247 ГК РФ установлено общее правило, в соответствии с которым ведение дел с федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности может осуществляться заявителем, правообладателем, иным лицом самостоятельно, или через патентного поверенного, зарегистрированного в указанном федеральном органе, или через иного представителя.

Пунктом 2 названной статьи из общего правила сделано исключение: граждане, постоянно проживающие за пределами территории Российской Федерации, и иностранные юридические лица ведут дела с федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности через патентных поверенных, зарегистрированных в указанном федеральном органе, если международным договором Российской Федерации не предусмотрено иное.

Если заявитель, правообладатель, иное лицо ведут дела с федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности самостоятельно или через представителя, не являющегося зарегистрированным в указанном федеральном органе патентным поверенным, они обязаны по требованию указанного федерального органа сообщить адрес на территории Российской Федерации для переписки.

Анализ содержания нормы, предусмотренной абзацем первым пункта 2 статьи 1247 ГК РФ, показывает, что она является специальной применительно к гражданам, постоянно проживающим за пределами территории Российской Федерации, и иностранным юридическим лицам, однако устанавливает возможность изменения этого специального правила международным договором Российской Федерации.

Согласно абзацу восьмому пункта 2.1 Правил рассмотрения возражений физические лица, постоянно проживающие за пределами Российской Федерации, и иностранные юридические лица совершают действия, связанные с подачей возражений и заявлений, в том числе участвуют в заседаниях коллегий палаты по патентным спорам через патентных поверенных, если международным договором Российской Федерации не предусмотрено иное.

При этом, если международным договором предусмотрено ведение дел с федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности самостоятельно или через представителя, не являющегося зарегистрированным в указанном федеральном органе патентным поверенным, действует правило, предусмотренное абзацем вторым пункта 2 статьи 1247 ГК РФ, - об обязанности сообщить адрес на территории Российской Федерации для переписки.

Заявитель кассационной жалобы полагает, что таким международным договором, предусматривающим иное правило, нежели предусмотренное абзацем первым пункта 2 статьи 1247 ГК РФ, является соглашение от 30.06.1993, статья 1 которого устанавливает, что при подаче заявок на выдачу охранных документов, получении охранных документов и поддержании их в силе заявители и патентные поверенные обоих государств на основе принципа взаимности могут вести дела непосредственно с патентными ведомствами Сторон.

Возражая против указанного довода Альянова О.В., Роспатент ссылается на то, что рассмотрение возражения на решение Роспатента об отказе в выдаче патента на промышленный образец не является частью процедуры по получению патента (о которой идет речь в статье 1 соглашения от 30.06.1993), а представляет собой самостоятельную процедуру защиты интеллектуальных прав в административном порядке ( пункт 2 статьи 1248 ГК РФ).

Как полагает Роспатент, из буквального толкования нормы статьи 1 соглашения от 30.06.1993 не следует, что она предусматривает именно при защите нарушенных прав иной порядок взаимодействия граждан Украины с Роспатентом, чем порядок, установленный пунктом 2 статьи 1247 ГК РФ и пунктом 2.1 Правил рассмотрения возражений, в связи с чем заявитель, являясь гражданином Украины и постоянно проживая за пределами территории Российской Федерации, мог вести с Роспатентом дела, связанные именно с оспариванием решений Роспатента в административном порядке, только через патентного поверенного, зарегистрированного в Роспатенте.

Ссылка Альянова О.В. на то, что при принятии обжалуемого решения суд первой инстанции не принял во внимание, что положения пункта 2.1 Правил рассмотрения возражений, в том числе абзаца восьмого этого пункта , решением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.10.2012 по делу N ВАС-6474/12 признаны недействующими как не соответствующие статье 1247 ГК РФ, президиумом Суда по интеллектуальным правам не принимается, поскольку приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 29.11.2013 N 720 "О внесении изменений в Правила подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденные приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 56" на основании названного Решения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации абзац восьмой пункта 2.1 Правил рассмотрения возражений был приведен в соответствие с пунктом 2 статьи 1247 ГК РФ и суд первой инстанции применял норму абзаца восьмого пункта 2.1 Правил рассмотрения возражений именно в этой редакции.

Президиумом Суда по интеллектуальным правам на основании части 1.1 статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в рамках ранее рассмотренного с участием тех же лиц дела N СИП-413/2015 были направлены запросы в адрес федерального государственного бюджетного учреждения "Исследовательский центр частного права имени С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации" (далее - ФГБНУ "Исследовательский центр частного права") и в Министерство иностранных дел Российской Федерации с просьбой изложить профессиональное мнение специалистов в области международного и патентного права относительно толкования норм статьи 2 Парижской конвенции, статьи 3 соглашения ТРИПС и статьи 1 соглашения от 30.06.1993 в части установления пределов распространения на граждан, постоянно проживающих вне пределов территории Российской Федерации, режима, дающего им возможность на территории Российской Федерации пользоваться теми же правами и преимуществами в области охраны интеллектуальной собственности, которые предоставлены гражданам Российской Федерации (в том числе применительно к административной процедуре по подаче возражений на решения Роспатента об отказе в выдаче патентов).

Министерству иностранных дел Российской Федерации дополнительно было предложено проанализировать материалы, сопутствующие заключению соглашения от 30.06.1993, с целью выяснения действительной воли его подписантов относительно пределов распространения на граждан, постоянно проживающих вне территории Российской Федерации, национального режима в части административного порядка подачи возражений на решения Роспатента об отказе в выдаче патентов, а также выяснить, каким образом понимаются и выполняются положения статьи 1 названного соглашения со стороны Украины, сообщить о практике применения подобных международных договоров (в их взаимосвязи с положениями Парижской конвенции и соглашения ТРИПС) с иными государствами-участниками.

Согласно приобщенному к материалам дела N СИП-413/2015 заключению ФГБНУ "Исследовательский центр частного права" по запросу Суда по интеллектуальным правам соглашение от 30.06.1993 является международным договором, устанавливающим порядок, отличающийся от предусмотренного абзацем первым пункта 2 статьи 1247 ГК РФ порядка ведения гражданами, постоянно проживающими за пределами Российской Федерации, дел с Роспатентом.

По мнению ФГБНУ "Исследовательский центр частного права", основанному на анализе норм статьи 1248 ГК РФ, процедура получения патента включает, помимо подачи заявки, получения патента и его поддержания в силе, также оспаривание решений Роспатента об отказе в выдаче патента.

С учетом изложенного ФГБНУ "Исследовательский центр частного права" пришло к выводу о том, что содержащееся в статье 1 соглашения от 30.06.1993 правило следует толковать расширительно, как включающее подачу заявки на выдачу патента, получение охранных документов, поддержание патента в силе и оспаривание решений Роспатента.

Министерство иностранных дел Российской Федерации в ответе на судебный запрос, приобщенном к материалам дела N СИП-413/2015 , сообщило, что из анализа переписки, сопутствующей заключению соглашения от 30.06.1993, определить, что понималось сторонами этого соглашения под получением охранных документов и поддержанием их в силе, не представилось возможным.

Вместе с тем Министерство иностранных дел Российской Федерации сообщило, что у Российской Федерации имеется ряд двусторонних международных договоров, регулирующих вопросы ведения дел с национальными патентными ведомствами при получении охранных документов и поддержании их в силе (с Азербайджанской Республикой, Республикой Армения, Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Киргизской Республикой, Республикой Узбекистан). Также Министерство иностранных дел Российской Федерации отмечает, что анализ практики выполнения этих соглашений показал, что ряд патентных ведомств считают, что подача возражений на отказ в выдаче патента допустима только через патентных поверенных, зарегистрированных в соответствующем патентном ведомстве (в том числе потому, что подача заявок на выдачу патента и подача возражений на отказ в его выдаче являются разными процедурами), а другие ведомства полагают допустимой подачу таких возражений непосредственно иностранными заявителями и иностранными патентными поверенными. При этом позицию Украины по этому вопросу выяснить не представилось возможным ввиду отсутствия ответа на направленное обращение.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, проанализировав содержание нормы, предусмотренной статьей 1 соглашения от 30.06.1993, принимая во внимание профессиональное мнение, изложенное в рамках дела N СИП-413/2015, приходит к выводу о невозможности расширительного толкования анализируемой нормы в силу следующего.

Так, грамматическое толкование указанной нормы не позволяет прийти к выводу о том, что, помимо перечисленных в ней действий, заявители и патентные поверенные Украины могут также непосредственно оспаривать решения Роспатента об отказе в выдаче патента.

Систематическое толкование нормы международного договора во взаимосвязи с нормами национального законодательства, принятыми значительно позднее ( статья 1248 ГК РФ), не соответствует установленным в доктрине правилам толкования правовых норм, поскольку выявление действительного содержания определенной нормы права (воли законодателя либо сторон международного договора) при систематическом толковании осуществляется путем установления системных связей с правовыми нормами, действовавшими в период принятия анализируемой нормы.

Между тем для установления действительной воли Российской Федерации и Украины при заключении соглашения от 30.06.1993 президиум Суда по интеллектуальным правам считает необходимым сопоставить норму, содержащуюся в статье 1 этого соглашения, с нормами, изложенными в международных договорах Российской Федерации о сотрудничестве в области промышленной собственности, заключенными в тот же период с иными государствами, ранее являвшимися республиками, входившими в состав СССР.

В частности, такие соглашения были заключены Правительством Российской Федерации с Правительством Республики Армения (25.06.1993) , с Правительством Республики Казахстан (28.03.1994) , с Правительством Азербайджанской Республики (18.07.1994) , с Правительством Республики Беларусь (20.07.1994) , с Правительством Республики Узбекистан (27.07.1995) , с Правительством Киргизской Республики (13.10.1995) .

Из анализа положений названных соглашений усматривается, что их подписантами (за исключением Украины) в текст соглашений инкорпорирована норма, содержащаяся в пункте 1 статьи 2 Парижской конвенции, устанавливающая общее правило о применении национального режима.

При этом даже при более полном урегулировании вопроса о применении национального режима в соглашениях с Правительствами Республики Армения, Республики Казахстан, Азербайджанской Республики, Республики Беларусь, Республики Узбекистан, Киргизской Республики, чем в соглашении от 30.06.1993 с Украиной, как установлено Министерством иностранных дел Российской Федерации по запросу президиума Суда по интеллектуальным правам, в государствах, подписавших вышеназванные соглашения , сложился различный подход к определению действий, совершаемых иностранными гражданами и юридическими лицами в патентном ведомстве другого государства, на которые распространяется национальный режим.

Кроме того, следует учитывать, что действия, предусмотренные статьей 1 соглашения от 30.06.1993, осуществляются на основе принципа взаимности, предполагающего, что аналогичные действия допускаются другой стороной соглашения .

Принцип взаимности (международной вежливости) является основным принципом международных отношений. При отсутствии в отношении Украины данных (которые могли бы быть представлены как самим заявителем, так и по запросу Министерства иностранных дел Российской Федерации) о расширительном толковании статьи 1 соглашения от 30.06.1993 патентным ведомством и судами Украины, президиум Суда по интеллектуальным правам также не считает возможным расширительно толковать соответствующую норму.

Президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с содержащимся в обжалуемом решении суда первой инстанции выводом о том, что рассмотрение возражения на решение Роспатента об отказе в выдаче патента не является частью административной процедуры по получению патента, а представляет собой особую административную процедуру, существование которой соответствует нормам, содержащимся в пункте 3 статьи 2 Парижской конвенции и пункте 2 статьи 3 соглашения ТРИПС.

Таким образом, заявитель, являясь гражданином Украины и постоянно проживая за пределами территории Российской Федерации, на основании пункта 2 статьи 1247 ГК РФ и пункта 2.1 Правил рассмотрения возражений мог вести дела с Роспатентом, связанные с оспариванием решений этого органа об отказе в выдаче патента, только через патентного поверенного, зарегистрированного в Роспатенте.

В связи с изложенным оспариваемые действия Роспатента по отказу в принятии возражений Альянова О.В. к рассмотрению осуществлены в полном соответствии с пунктом 2 статьи 1247 ГК РФ и не противоречат статье 1 соглашения от 30.06.1993.

При таких обстоятельствах обжалуемое решение суда первой инстанции является законным, в связи с чем подлежит оставлению в силе. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы Альянова О.В. не имеется.

Судебные расходы, понесенные в связи с уплатой государственной пошлины за подачу кассационной жалобы, в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на заявителя этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

 

постановил:

 

решение Суда по интеллектуальным правам от 20.11.2015 по делу N СИП-381/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу Альянова Олега Владимировича - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

В.А.КОРНЕЕВ

 

Члены президиума

Г.Ю.ДАНИЛОВ

С.М.УКОЛОВ

А.А.СНЕГУР

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.