Судебная практика к статье 1244 Гражданский кодекс РФ. 1) О запрете осуществлять публичное исполнение музыкальных произведений; 2) О взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак, запрете осуществлять продажу билетов и проведение концертных мероприятий с использованием словесного обозначения.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 69. Общие положения » Статья 1244. Государственная аккредитация организаций по управлению правами на коллективной основе » Дело NС01-372/2017 по делу N А41-50022/2015. 1) О запрете осуществлять публичное исполнение музыкальных произведений; 2) О взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак, запрете осуществлять продажу билетов и проведение концерт

Дело NС01-372/2017 по делу N А41-50022/2015. 1) О запрете осуществлять публичное исполнение музыкальных произведений; 2) О взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак, запрете осуществлять продажу билетов и проведение концерт

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 мая 2017 г. по делу N А41-50022/2015

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 23 мая 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 26 мая 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Силаева Р.В., Тарасова Н.Н.,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Продюсерский центр "Пропаганда" (Лужнецкая наб., д. 10а, стр. 5, Москва, 119270, ОГРН 1097746118161)

на решение Арбитражного суда Московской области от 29.09.2016 по делу N А41-50022/2015 (судья Кочергина Е.В.) и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 06.02.2017 по тому же делу (судьи Бархатов В.Ю., Боровикова С.В., Немчинова М.А.)

по иску общества с ограниченной ответственностью "Продюсерский центр "Пропаганда"

к обществу с ограниченной ответственностью "Корстон-Серпухов" (Борисовское ш., д. 5, г. Серпухов, Московская область, 142200, ОГРН 1105043003878)

о пресечении действий, нарушающих исключительные авторские права и исключительные права на товарный знак, и взыскании компенсации за незаконное использование исключительного права на товарный знак.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: Воронина Виктория Викторовна (Москва), Иванов Сергей Вячеславович (г. Сергиев Посад, Московская область), общероссийская общественная организация "Российское авторское общество" (ул. Большая Бронная, д. 6а, стр. 1, Москва, 125993, ОГРН 1027739102654).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Продюсерский центр "Пропаганда" - Иванов С.В. (генеральный директор, действующий на основании приказа от 06.03.2009 N 1) и Семенов А.В. (по доверенности от 03.04.2015);

от общества с ограниченной ответственностью "Корстон-Серпухов" - Билюк А.А. (по доверенности от 15.05.2017);

от Иванова Сергея Вячеславовича - Иванов С.В., лично (паспорт гражданина Российской Федерации).

Суд по интеллектуальным правам

 

установил:

 

общество с ограниченной ответственностью "Продюсерский центр "Пропаганда" (далее - общество "ПЦ "Пропаганда") обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Корстон-Серпухов" (далее - общество "Корстон-Серпухов") о запрете обществу "Корстон-Серпухов" совершать действия, нарушающие или создающие угрозу нарушения исключительных прав на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 508852, в том числе осуществлять продажу билетов, рекламу и проведение концертных мероприятий с использованием словесного обозначения "Пропаганда", осуществлять публичное исполнение без согласия правообладателя музыкальных произведений "Кто" ("Кто придумал эту любовь"), "Мелом", "Дождь по крышам" ("Осень"), "Кванта Коста", "Так и быть", "Пять минут на любовь", "Супер Детка", "Яй-я" ("Яблоки ела"), а также о взыскании компенсации в размере 150 000 рублей за нарушение исключительного права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 508852 (с учетом принятого судом в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, уточнения предмета исковых требований).

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Воронина Виктория Викторовна, Иванов Сергей Вячеславович и общероссийская общественная организация "Российское авторское общество" (далее - РАО).

Решением Арбитражного суда Московской области от 29.09.2016 в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 06.02.2017 решение Арбитражного суда Московской области от 29.09.2016 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, общество "ПЦ "Пропаганда", ссылаясь на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Общество "ПЦ "Пропаганда" указывает на отсутствие правовой оценки со стороны судов вопроса об отказе РАО в исключении из своего репертуара спорных музыкальных произведений по заявлению общества "ПЦ "Пропаганда", являющегося правообладателем этих произведений.

При этом общество "ПЦ "Пропаганда" ссылается на решение Арбитражного суда города Москвы от 31.07.2015 по делу N А40-81025/2015, которым признано наличие у общества "ПЦ "Пропаганда" исключительных авторских прав на музыкальные произведения, в том числе на произведения "Кто" ("Кто придумал эту любовь"), "Мелом", "Яй-я" (Яблоки ела"), "Супер детка", "Так и быть", "Кванто Коста", "Дождь по крышам" (Осень"), "Пять минут на любовь".

Как считает общество "ПЦ "Пропаганда", отсутствие в репертуаре РАО спорных музыкальных произведений свидетельствует о нарушении обществом "Корстон-Серпухов" исключительных прав общества "ПЦ "Пропаганда" на эти произведения путем их публичного исполнения.

Кроме того, общество "ПЦ "Пропаганда" полагает, что суды, расширительно истолковав предмет лицензионного договора от 01.04.2013 N 0150/3400РЦ и дополнительного соглашения от 01.10.2014 N 1, заключенного между РАО и обществом "Корстон-Серпухов", пришли к необоснованному выводу о том, что его действие распространяется также и на публичное исполнение спорных музыкальных произведений 18.07.2015 в помещении кафе "THE MOST" на сцене "NEW-YORK".

По мнению заявителя кассационной жалобы, судами ошибочно установлено отсутствие сходства до степени смешения между принадлежащим истцу товарным знаком и обозначением, использованным обществом "Корстон-Серпухов" на своих рекламных плакатах и полиграфической продукции, а также неправильно произведена оценка однородности услуг, в отношении которых зарегистрирован товарный знак истца, и услуги, оказанной ответчиком.

Как полагает общество "ПЦ "Пропаганда", действия общества "Корстон-Серпухов", связанные с использованием обозначения, сходного с товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 508852, направлены на извлечение необоснованных преимуществ от известности данного товарного знака.

Общество "Корстон-Серпухов" в отзыве возражало против удовлетворения кассационной жалобы общества "ПЦ "Пропаганда", полагая, что обжалуемые судебные акты являются законными.

Общество "Корстон-Серпухов" ссылается на наличие в материалах дела достаточной совокупности доказательств, подтверждающих тот факт, что на момент использования спорных произведений обществом "Корстон-Серпухов" данные произведения находились в репертуаре РАО, а заключенный ответчиком с РАО лицензионный договор свидетельствует о законности их использования.

Ответчик отмечает, что суды, вопреки доводу общества "ПЦ "Пропаганда", должным образом оценили товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 508852 и обозначение, использованное обществом "Корстон-Серпухов" на спорной полиграфической продукции, на предмет наличия между ними сходства до степени смешения и пришли к обоснованному выводу об отсутствие нарушения обществом "Корстон-Серпухов" исключительного права общества "ПЦ "Пропаганда" на принадлежащий ему товарный знак.

Воронина В.В., Иванов С.В. и РАО отзывы на кассационную жалобу не представили.

В судебном заседании представители общества "ПЦ "Пропаганда" и третье лицо (Иванов С.В.) требования, изложенные в кассационной жалобе, поддержали, настаивали на ее удовлетворении.

Представитель общества "Корстон-Серпухов" против удовлетворения кассационной жалобы возражал, выступил по доводам отзыва на кассационную жалобу.

Воронина В.В. и РАО извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в судебное заседание не явились, явку представителей в судебное заседание не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 "О некоторых вопросах, применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" (далее - постановление от 17.02.2011 N 12), при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении.

Законность обжалуемых судебных актов проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, общество "ПЦ "Пропаганда" является продюсером музыкального коллектива "Пропаганда" и правообладателем товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 508852, зарегистрированного 18.03.2014 с приоритетом от 03.10.2012, в том числе в отношении услуг 41-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков, а именно: "клубы-кафе ночные; мюзик-холлы; организация досуга; организация и проведение концертов; организация и проведение музыкальных развлекательных мероприятий".

Также общество "ПЦ "Пропаганда" является обладателем исключительных авторских прав на музыкальные произведения, входящие в репертуар музыкальной группы "Пропаганда".

В частности, на основании договора от 19.02.2014 о передаче исключительных авторских прав на музыкальные произведения Иванова А.А. передала обществу "ПЦ "Пропаганда" исключительные авторские права на 58 музыкальных произведений, в том числе на вышеназванные спорные произведения.

В свою очередь, Иванова А.А. (до 09.07.2011 - Кислых А.А.) приобрела исключительные права на указанные музыкальные произведения по договору о передаче исключительных авторских прав на музыкальные произведения от 01.03.2011, заключенному с обществом с ограниченной ответственностью "Пропаганда-мьюзик" (далее - общество "Пропаганда-мьюзик"), в соответствии с которым Кислых А.А. приобрела исключительные авторские права на музыкальные произведения, автором которых является Воронина В.В., на весь срок действия охраны, начиная с 19.02.2014.

Обществу "ПЦ "Пропаганда" стало известно о том, что общество "Корстон-Серпухов" осуществляет рекламу мероприятия, связанного с исполнением Ворониной В.В. музыкальных произведений, исключительные права на которые принадлежат истцу, которое должно состояться 18.07.2015 в помещении кафе "THE MOST" на сцене "NEW-YORK" в отеле "Корстон-Серпухов", по адресу: Борисовское ш., д. 1, г. Серпухов, Московская область.

Указанные обстоятельства подтверждаются календарем мероприятий на июль 2015 года, размещенным на официальной странице общества "Корстон-Серпухов" в социальной сети "Вконтакте", а также на официальном сайте данного общества.

Кроме того, аналогичная информация была размещена на сайте билетного агентства "PONOMINALU.RU".

Общество "ПЦ "Пропаганда", полагая, что общество "Корстон-Серпухов" своими действиями нарушило исключительное право общества "ПЦ "Пропаганда" на принадлежащий ему товарный знак и исключительные авторские права на музыкальные произведения "Кто" ("Кто придумал эту любовь"), "Мелом", "Дождь по крышам" ("Осень"), "Кванта Коста", "Так и быть", "Пять минут на любовь", "Супер Детка", "Яй-я" ("Яблоки ела"), обратилось в Арбитражный суд Московской области с настоящим исковым заявлением.

Суды первой и апелляционной инстанций, отказывая в удовлетворении исковых требований общества "ПЦ "Пропаганда" о пресечений действий общества "Корстон-Серпухов", нарушающих исключительные авторские права на спорные музыкальные произведения, исходили из того, что общество "Корстон-Серпухов" на законных основаниях осуществляло организацию и проведение концерта Ворониной В.В., в ходе которого исполнялись спорные музыкальные произведения.

При этом суды отметили, что на момент осуществления выступления (18.07.2015) и на момент рассмотрения настоящего дела спорные произведения находились в управлении РАО, что подтверждается письмами РАО от 12.02.2015 N 12-3/Гол-417 и от 24.06.2015 N 12-3/Кот-2254.

С учетом изложенных обстоятельств, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что общество "Корстон-Серпухов" вправе было публично исполнять музыкальные произведения, перечисленные в исковом заявлении (с учетом его уточнения), в соответствии со статьями 1244 и 1250 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Отказывая в удовлетворении исковых требований общества "ПЦ "Пропаганда" о пресечении действий, связанных с нарушением исключительного права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 508852, и о взыскании соответствующей компенсации, суды исходили из того, что принадлежащий истцу товарный знак и обозначение, использованное обществом "Корстон-Серпухов", не являются сходными до степени смешения.

При этом суды отметили, что указание в рекламной продукции на выступление Ворониной В.В., являющейся экс-солисткой музыкальной группы "Пропаганда", является ссылкой на реальные творческие достижения данного исполнителя и не может быть признано незаконным использованием товарного знака истца. Также суды указали, что товарному знаку истца не предоставлена правовая охрана в отношении услуг по производству и размещению рекламных материалов и полиграфической продукции.

Учитывая изложенные обстоятельства в их совокупности и взаимной связи, суды пришли к выводу о недоказанности факта нарушения обществом "Корстон-Серпухов" исключительного права общества "ПЦ "Пропаганда" на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 508852.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, выслушав мнение присутствующих в судебном заседании представителей лиц, участвующих в деле, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и норм процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

В силу пункта 1 статьи 1259 ГК РФ объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинства и назначения произведения, а также от способа его выражения, в том числе, музыкальные произведения с текстом или без текста.

Пунктом 1 статьи 1270 ГК РФ предусмотрено, что автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 ГК РФ в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 этой статьи . Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.

Согласно подпункту 6 пункта 2 той же статьи использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается, в том числе, публичное исполнение произведения, то есть представление произведения в живом исполнении или с помощью технических средств (радио, телевидения и иных технических средств) в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается произведение в месте его представления или показа либо в другом месте одновременно с представлением или показом произведения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 этого Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 этой статьи . Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Подпунктом 2 пункта 2 названной статьи предусмотрено, что исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

В силу пункта 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233) , если названным Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом . Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными тем же Кодексом ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную этим Кодексом , другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается указанным Кодексом .

Согласно пункту 3 статьи 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1252 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления в порядке, предусмотренном этим Кодексом , требования: 1 ) о признании права - к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя; 2 ) о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия; 3 ) о возмещении убытков - к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб, в том числе нарушившему его право на вознаграждение, предусмотренное статьей 1245 , пунктом 3 статьи 1263 и статьей 1326 этого Кодекса; 4 ) об изъятии материального носителя в соответствии с пунктом 4 названной статьи - к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю; 5 ) о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя - к нарушителю исключительного права.

В силу пункта 4 статьи 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: 1 ) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; 2 ) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Доводы заявителя кассационной жалобы, связанные с его несогласием с оценкой судами первой и апелляционной инстанций принадлежащего истцу товарного знака и обозначения, использованного обществом "Корстон-Серпухов" на рекламных плакатах и полиграфической продукции, на предмет наличия между ними сходства до степени смешения, не принимаются судом кассационной инстанции, так как заявлены без учета компетенции суда кассационной инстанции ввиду того, что переоценка имеющихся в материалах дела доказательств и установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств не входит в полномочия суда кассационной инстанции, определенные главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При этом Судом по интеллектуальным правам принимается во внимание правовая позиция, изложенная в определении Верховного Суда Российской Федерации Российской Федерации от 23.07.2015 N 310-ЭС15-2555 по делу N А08-8802/2013, согласно которой направление дела на новое рассмотрение судом кассационной инстанции при установлении и признании доказанным судом первой инстанции факта отсутствия сходства до степени смешения сравниваемых обозначений, не относится к полномочиям суда кассационной инстанции в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Выводы судов в этой части должным образом мотивированы.

Таким образом, учитывая, что судами первой и апелляционной инстанции установлено отсутствие сходства до степени смешения между товарным знаком истца и использованным ответчиком обозначением, в удовлетворении требований о защите исключительных прав на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 508852 отказано правомерно.

Иные доводы заявителя кассационной жалобы в этой части (в том числе в отношении однородности услуг) не влияют на правомерность общего вывода об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований.

Вместе с тем ссылка общества "ПЦ "Пропаганда" на отсутствие в обжалуемых судебных актах правовой оценки его доводов относительно исключения из репертуара РАО спорных музыкальных произведений и неопределенности в вопросе о передаваемых РАО в управление прав на музыкальные произведения заслуживает внимания.

Указанные обстоятельства в силу части 1 статьи 133 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся к числу обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, и должны были быть установлены судами с достаточной степенью определенности.

Из текста обжалуемых судебных актов следует, что судами установлено наличие у общества "ПЦ "Пропаганда" исключительных прав на музыкальные произведения, входящие в репертуар группы "Пропаганда".

Суды, сославшись на письмо Ворониной В.В. от 09.06.2015 N 12/3/1392 и ответ на него РАО от 24.06.2015 N 12-3/Кот-2254, а также на письмо РАО от 12.02.2015 N 12-3/Гол-417, направленное в адрес общества "ПЦ "Пропаганда", указали, что общество "Корстон-Серпухов" на законных основаниях публично исполняло спорные музыкальные произведения, поскольку исключительные права на них были переданы в управление РАО.

Однако данные выводы сделаны без учета содержания вышеперечисленных писем, иных установленных судами фактических обстоятельств, а также в нарушение норм материального права.

Согласно пункту 3 статьи 1242 ГК РФ основанием полномочий организации по управлению правами на коллективной основе является договор о передаче полномочий по управлению правами, заключаемый такой организацией с правообладателем в письменной форме, за исключением случая, предусмотренного абзацем первым пункта 3 статьи 1244 этого Кодекса.

В силу пункта 5 статьи 1243 ГК РФ организация по управлению правами на коллективной основе формирует реестры, содержащие сведения о правообладателях, о правах, переданных ей в управление, а также об объектах авторских и смежных прав.

Пунктом 3 статьи 1244 ГК РФ предусмотрено, что организация по управлению правами на коллективной основе, получившая государственную аккредитацию (аккредитованная организация), вправе наряду с управлением правами тех правообладателей, с которыми она заключила договоры в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 1242 этого Кодекса, осуществлять управление правами и сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены.

Правообладатель, не заключивший с аккредитованной организацией договора о передаче полномочий по управлению правами (пункт 3 названной статьи) , вправе в любой момент полностью или частично отказаться от управления этой организацией его правами. Правообладатель должен письменно уведомить о своем решении аккредитованную организацию. В случае, если правообладатель намеревается отказаться от управления аккредитованной организацией только частью авторских или смежных прав и (или) объектов этих прав, он должен представить ей перечень таких исключаемых прав и (или) объектов. По истечении трех месяцев со дня получения от правообладателя соответствующего уведомления аккредитованная организация обязана исключить указанные им права и (или) объекты из договоров со всеми пользователями и разместить информацию об этом в общедоступной информационной системе ( пункт 4 статьи 1244 ГК РФ).

Как указывалось выше, суды установили, что исключительные права на 58 музыкальных произведений, в том числе на спорные произведения, были приобретены истцом на основании договора о передаче исключительных авторских прав на музыкальные произведения от 19.02.2014. Данный факт также следует из решения Арбитражного суда города Москвы от 31.07.2015 по делу N А40-81025/2015.

Между истцом и РАО 15.04.2014 на основании пункта 4 статьи 1244 ГК РФ был подписан акт об исключении прав и (или) обнародованных произведений из управления РАО, согласно которому из управления (репертуара) РАО с 15.06.2014 исключаются права на музыкальные произведения "Мелом", "Кванта Коста", "Так и быть", "Супер Детка", "Яй-я" ("Яблоки ела").

Истцом в адрес РАО с целью заключения договора о передаче в управление РАО исключительных прав на музыкальные произведения были направлены заявление от 23.12.2014 об исключении из репертуара РАО прав на музыкальные произведения "Мелом", "Кванта Коста", "Так и быть", "Супер Детка", "Яй-я" ("Яблоки ела") по способу использования публичное исполнение и заявление от 25.12.2014 о регистрации в РАО 58 музыкальных произведений, которые были зарегистрированы в РАО 25.12.2014 за N 12-3/2950.

Рассмотрев названные заявления, РАО направило в адрес истца письмо от 12.02.2015 N 12-3/Гол-417, из содержания которого усматривается, что РАО, установив в результате проведенной проверки документов отсутствие у общества "ПЦ "Пропаганда" исключительных прав на музыкальные произведения ввиду наличия таких прав у общества с ограниченной ответственностью "Первое музыкальное издательство", заявило об отзыве акта от 15.04.2014 об исключении прав и (или) обнародованных произведений из управления РАО, а также возвратило обществу "ПЦ "Пропаганда" поступившие 25.12.2014 в РАО заявление от 23.12.2014 об исключении из репертуара РАО прав на музыкальные произведения "Мелом", "Кванта Коста", "Так и быть", "Супер Детка", "Яй-я" ("Яблоки ела") по способу использования публичное исполнение и заявление от 25.12.2014 о регистрации в РАО 58 музыкальных произведений.

Учитывая отсутствие в реестре, ведущемся РАО и содержащем сведения о правообладателях, о правах, переданных ему в управление, информации о спорных музыкальных произведениях, Воронина В.В. в письме от 09.06.2015 N 12/3/1392 просила РАО сообщить, находятся ли исключительные права на эти произведения в коллективном управлении РАО.

Письмом от 24.06.2015 N 12-3/Кот-2254 РАО сообщило, что исключительные права на музыкальные произведения, автором которых является Воронина В.В., находятся в управлении РАО, не уточнив при этом, кто является обладателем указанных прав.

Таким образом, суды в обжалуемых судебных актах пришли к взаимоисключающим выводам, с одной стороны, установив, что истцу с 19.02.2014 принадлежат исключительные права на 58 музыкальных произведений, автором которых является Воронина В.В. (в том числе спорных произведений), а с другой стороны, согласились с позицией РАО об управлении им исключительными правами на все эти произведения и о невозможности исключения из управления (репертуара) РАО спорных произведений именно по мотиву отсутствия у истца исключительных прав на эти произведения.

При этом судами не оценен довод общества "ПЦ "Пропаганда" о незаключенности договора от 25.12.2014 N 7089155 о передаче полномочий по управлению правами издательства ввиду того, что РАО возвратило без рассмотрения заявления истца о регистрации заявлений и об исключении прав на спорные музыкальные произведения из управления РАО по способу использования, а сам договор не содержит в качестве приложения перечня музыкальных произведений, права на которые переданы в управление РАО.

С учетом изложенного суд кассационной инстанции приходит к выводам о том, что суды первой и апелляционной инстанций не исследовали вопрос правомерности отказа РАО в исключении из управления этой организацией исключительных прав на спорные музыкальные произведения, не применили подлежащую применению норму пункта 4 статьи 1244 ГК РФ, а также не устанавливали факт заключения между обществом "ПЦ "Пропаганда" и РАО договора о передаче исключительных авторских прав на музыкальные произведения в управление РАО, в том числе прав на спорные произведения. Указанные обстоятельства имеют существенное значение для правильного разрешения спора.

При названных обстоятельствах Суд по интеллектуальным правам полагает, что содержащиеся в обжалуемых судебных актах выводы относительно отсутствия оснований для удовлетворения исковых требований в части защиты исключительных прав на музыкальные произведения сделаны при неполном выяснении фактических обстоятельств, имеющих значение для дела, не соответствуют установленным судами фактическим обстоятельствам и основаны на неправильном применении норм материального права, в связи с чем решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции в этой части подлежат отмене.

Поскольку для принятия законного и обоснованного решения требуется исследование и оценка доказательств, а также иные процессуальные действия, что невозможно в суде кассационной инстанции в силу ограниченности его полномочий, дело в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит передаче на новое рассмотрение в суд первой инстанции в соответствующей части.

При новом рассмотрении дела суду надлежит исследовать и оценить все существенные для правильного рассмотрения дела и входящие в предмет доказывания обстоятельства, в том числе, дать всестороннюю оценку представленным в материалы дела доказательствам, установить, находились ли в управлении РАО на момент использования ответчиком исключительные права на спорные музыкальные произведения и имело ли оно право передавать ответчику право на использование этих произведений.

Согласно части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при отмене судебного акта с передачей дела на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов, в том числе связанных с уплатой государственной пошлины за подачу кассационной жалобы, разрешается арбитражным судом, вновь рассматривающим дело.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Московской области от 29.09.2016 по делу N А41-50022/2015 и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 06.02.2017 по тому же делу отменить в части отказа в удовлетворении требования о запрете обществу с ограниченной ответственностью "Корстон-Серпухов" осуществлять публичное исполнение без согласия правообладателя музыкальных произведений "Кто" ("Кто придумал эту любовь"), "Мелом", "Дождь по крышам" ("Осень"), "Кванта Коста", "Так и быть", "Пять минут на любовь", "Супер Детка", "Яй-я" ("Яблоки ела").

В указанной части дело N А41-50022/2015 передать на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.

В остальной части решение Арбитражного суда Московской области от 29.09.2016 по делу N А41-50022/2015 и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 06.02.2017 по тому же делу оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

А.А.СНЕГУР

 

Судья

Р.В.СИЛАЕВ

 

Судья

Н.Н.ТАРАСОВ

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.