Судебная практика к статье 1237 Гражданский кодекс РФ. О признании недействительным лицензионного договора в части.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 69. Общие положения » Статья 1237. Исполнение лицензионного договора » Дело NС01-755/2016 по делу N А40-96686/2015. О признании недействительным лицензионного договора в части.

Дело NС01-755/2016 по делу N А40-96686/2015. О признании недействительным лицензионного договора в части.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 9 марта 2017 г. по делу N А40-96686/2015

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 01 марта 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 09 марта 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе председательствующего судьи Рассомагиной Н.Л., судей Булгакова Д.А., Лапшиной И.В. рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества "Уральский завод транспортного машиностроения" (ул. Фронтовых Бригад, д. 29, г. Екатеринбург, 620017, ОГРН 1096659005200) на решение Арбитражного суда города Москвы от 14.12.2015, дополнительное решение Арбитражного суда города Москвы от 20.01.2016 по делу N А40-96686/2015 (судья Мищенко А.В.) и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2016 по тому же делу (судьи Садикова Д.Н., Пирожков Д.В., Расторгуев Е.Б.) по исковому заявлению акционерного общества "Уральский завод транспортного машиностроения" к федеральному государственному бюджетному учреждению "Федеральное агентство по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального двойного назначения" (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1037739437229) о признании недействительным лицензионного договора.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Министерство обороны Российской Федерации (ул. Знаменка, д. 19, Москва, 119019, ОГРН 1037700255284).

В судебном заседании приняли участие представители:

от акционерного общества "Уральский завод транспортного машиностроения" - Червяков А.А. (по доверенности от 01.08.2016 N 603-12/183), Хлыпало С.П. (по доверенности от 01.01.2017 N 603-12);

от федерального государственного бюджетного учреждения "Федеральное агентство по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального двойного назначения" - Субботина Е.П. (по доверенности от 19.01.2017 N 2);

от Министерства обороны Российской Федерации - Берхамова А.А. (по доверенности от 16.01.2017 N 212/7/17/3д).

Суд по интеллектуальным правам

 

установил:

 

акционерное общество "Уральский завод транспортного машиностроения" (далее - завод) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к федеральному государственному бюджетному учреждению "Федеральное агентство по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального двойного назначения" (далее - ФГБУ "ФАПРИД") о признании на основании статей 166 , 168 , 179 , 422 Гражданского кодекса Российской Федерации пункта 7.2 лицензионного договора от 04.04.2011 N 1-01-11-00204 (далее - лицензионный договор) недействительным в части:

размера лицензионного платежа в сумме 112 303,89 долларов США, установленного дополнительным соглашением от 08.04.2013 N 5 к лицензионному договору за использование результатов интеллектуальной деятельности при экспорте продукции в рамках выполнения Дополнения от 29.06.12 N 103106122231-1212223 к Договору комиссии от 25.01.2012 N Р/103106122231-116225 по контракту от 28.04.2012 N Р/103106122231/AZ/AI-004;

размера лицензионного платежа в сумме 2 746 090,98 долларов США, установленного дополнительным соглашением N 6 от 08.04.2013 к лицензионному договору за использование результатов интеллектуальной деятельности при экспорте продукции в рамках выполнения Дополнения от 29.06.12 N 103106122231-1212119 к Договору комиссии от 25.01.2012 N Р/103106122231-116225 по контракту от 28.04.2012 N Р/103106122231/AZ/AI-004;

размера лицензионного платежа в сумме 10 877,30 долларов США, установленного дополнительным соглашением N 7 от 17.06.2013 к лицензионному договору за использование результатов интеллектуальной деятельности при экспорте продукции в рамках выполнения Дополнения от 29.06.12 N 103104032538-1212191 к Договору комиссии от 28.02.2012 N Р/10310403222538-116268 при выполнении контракта от 28.04.2012 N Р/103104032538/AZ/AI-010.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Министерство обороны Российской Федерации (далее - Министерство обороны).

Решением суда от 14.12.2015 исковые требования удовлетворены в полном объеме. Дополнительным решением суда от 20.01.2016 с ФГБУ "ФАПРИД" в пользу завода взысканы судебные расходы по госпошлине в сумме 6 000 рублей.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.05.2016 решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении исковых требований завода отказано.

Постановлением Суда по интеллектуальным правам постановление Девятого арбитражного апелляционного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в Девятый арбитражный апелляционный суд.

При новом рассмотрении постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2016 решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении исковых требований завода отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, завод обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, нарушение судами норм материального и процессуального права, просит решение суда первой инстанции от 14.12.2015, дополнительное решение от 20.01.2016 и постановление суда апелляционной инстанции от 08.11.2016 отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

По мнению заявителя кассационной жалобы, суд апелляционной инстанции неправильно применил нормы материального права и пришел к неверному выводу о том, что правовые акты министерств и иных органов исполнительной власти не являются частью гражданского законодательства и их нарушение при заключении сделки не влечет ее ничтожность. По мнению заявителя кассационной жалобы, оспариваемые положения договора не соответствуют требованиям приказов Министерства юстиции Российской Федерации от 21.03.2008 N 72 и от 26.12.2002 N 355 , в силу чего являются ничтожными.

Кроме того, заявитель кассационной жалобы указывает на нарушение норм процессуального права, допущенные при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции, выразившиеся в отклонении ходатайства завода о приобщении дополнительных доказательств, которые, как полагает завод, могли существенным образом повлиять на исход дела.

КонсультантПлюс: примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Постановление Правительства РФ N 1132 "О первоочередных мерах по правовой защите интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения" имеет дату 29.09.1998, а не 29.02.2002.

Завод ссылается в кассационной жалобе на необоснованную квалификацию судом апелляционной инстанции оспариваемой сделки в качестве оспоримой, в то время как заводом было заявлено требование о признании ее недействительной на основании статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) как оспоримой, а также о признании ее ничтожной на основании статьи 168 ГК РФ. По мнению заявителя кассационной жалобы, ничтожность оспариваемых условий договора заключается в том, что ФГБУ "ФАПРИД" в нарушение пункта 3 постановления Правительства Российской Федерации от 29.02.2002 N 1132 (далее - постановление N 1132), пункта 3 приказа Министерства юстиции Российской Федерации от 21.03.2008 N 72 (далее - приказ N 72) и пункта 5 приказа Министерства юстиции Российской Федерации от 26.12.2002 N 355 (далее - приказ N 355) незаконно рассчитало размер платежа исходя из доли Российской Федерации 100% без проведения экспертизы и установления реальной доли Российской Федерации в правах на результаты интеллектуальной деятельности, не согласовала размер лицензионных платежей по дополнительным соглашениям N 5, 6, 7 с государственным заказчиком - Министерством обороны.

Заявитель кассационной жалобы считает, что судом апелляционной инстанции неправомерно применен годичный срок исковой давности, установленный частью 2 статьи 181 ГК РФ, в то время как к требованию о признании сделки ничтожной подлежал применению трехгодичный срок исковой давности, который при обращении в суд заводом пропущен не был.

Кроме того, завод полагает, что им не пропущен и годичный срок исковой давности по требованию о признании сделки недействительной по основаниям, предусмотренным статьей 179 ГК РФ.

Так, заявитель кассационной отметил, что на момент заключения дополнительных соглашений N 5, N 6, N 7 к лицензионному договору он не располагал реальными данными о размере доли государства в правах на РИД и, соответственно, о правильности расчета размера лицензионного платежа.

Завод полагает, что фактический размер доли Российской Федерации в правах на РИД он узнал только после 07.10.2014, с даты получения заводом заключения о доле государства в правах на РИД, подготовленного ФГБУ "ЦНИИ МО РФ" от 01.10.2014, утвержденного по результатам инвентаризации, в которой участвовало Министерство обороны.

Учитывая названные обстоятельства, завод полагает, что установленный законом годичный срок исковой давности для обращения в суд за защитой нарушенных прав на основании статьи 179 ГК РФ истцом не пропущен.

Кроме того, заявитель кассационной жалобы обратил внимание на то, что в отношении РИД, права на которые переданы по спорному лицензионному договору, не вводился режим коммерческой тайны, поэтому такие РИД не могли быть признаны в качестве ноу-хау, а также эти РИД не были поставлены на бухгалтерский и налоговый учет в качестве нематериального актива.

Заявитель считает неправильным вывод суда апелляционной инстанции о том, что все исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, созданные за счет средств государственного бюджета, принадлежат Российской Федерации, указывает, что принадлежность исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, созданные после 01.03.1996, определяется условиями соответствующих договоров, которые не исследовались судами при рассмотрении настоящего дела.

Заявитель кассационной жалобы считает, что предмет договора не соответствует требованиям статьи 1235 ГК РФ, в то время как судом апелляционной инстанции это обстоятельство необоснованно не учтено.

Завод также указал, что сведения о принадлежности Российской Федерации прав на технические решения, содержащиеся в рабочей конструкторской документации на 152-мм самоходную гаубицу 2С19 "Мста-С" и на тренажер расчета самоходной гаубицы "Мста-С" были внесены в единый реестр только 05.11.2014, тогда как дополнительные соглашения N 5, N 6, N 7 были заключены соответственно 08.04.2013, 08.04.2013 и 17.06.2013.

Исходя из изложенного завод полагает, что на дату заключения перечисленных дополнительных соглашений к лицензионному договору сведения о принадлежности государству прав на указанные технические решения в едином реестре отсутствовали, а суд апелляционной инстанции необоснованно принял во внимание соответствующие свидетельства. Кроме того, завод полагает, что сами по себе эти свидетельства не подтверждают принадлежность исключительных прав на РИД Российской Федерации.

В своей кассационной жалобе завод просит также отменить решение суда первой инстанции, которое было вынесено с учетом имеющих преюдициальное значение судебных актах по иному делу (N А40-36331/2014) , которые впоследствии были отменены. При таких обстоятельствах завод считает необходимым направление дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Министерство обороны представило отзыв на кассационную жалобу, просило отказать в удовлетворении кассационной жалобы завода, оставить постановление суда апелляционной инстанции без изменения.

В судебное заседание суда кассационной инстанции явились представители всех лиц, участвующих в деле.

Представители завода настаивали на удовлетворении кассационной жалобы.

Представители ФГБУ "ФАПРИД" и Министерства обороны возражали против удовлетворения кассационной жалобы завода, указывая на законность и обоснованность обжалуемого постановления .

Законность обжалуемых судебных актов проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 , 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть исходя из доводов кассационной жалобы, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены судебного акта, установленных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судами, между Российской Федерацией, от имени которой выступает ФГБУ "ФАПРИД" и заводом 04.04.2011 заключен лицензионный договор N 1-01-11-00204 о предоставлении заводу права на использование РИД, права на которые принадлежат Российской Федерации (далее - лицензионный договор).

Пунктом 2.1 лицензионного договора определен предмет лицензионного договора. Согласно названному пункту лицензиар предоставляет лицензиату на срок действия договора право на использование результатов интеллектуальной деятельности с целью выполнения обязательств лицензиата в соответствии с условиями Договора комиссии и Контракта, а лицензиат уплачивает лицензиару за право использования результатами интеллектуальной деятельности платеж в соответствии с пунктом 7.2 договора.

Согласно пункту 1.1 лицензионного договора результаты интеллектуальной деятельности - технические решения, технологические приемы и способы, полученные в ходе проведения ОКР по созданию 152 мм самоходной гаубицы "Мста-С" (шифр - "Мста-С"), ОКР по модернизации 152 мм самоходной гаубицы "Мста-С" (шифр - "Мста-СМ"), ОКР по созданию тренажера расчетов 152 мм самоходных гаубиц "Мста-С" (шифр "Бункеровка"), содержащиеся в конструкторской, технологической и другой нормативно-технической документации, права на которые принадлежат Российской Федерации.

Пунктом 11.1 лицензионного договора установлено, что лицензиат признает права лицензиара на результаты интеллектуальной деятельности.

Впоследствии между сторонами были заключены дополнительные соглашения к названному лицензионному договору от 08.04.2013 N 5, от 08.04.2013 N 6, от 17.06.2013 N 7.

Пунктами 7.2 лицензионного договора и названных дополнительных соглашений установлен размер уплачиваемого заводом в пользу Российской Федерации лицензионного платежа за предоставленное право на использование РИД при экспорте продукции.

Обращаясь с настоящим исковым заявлением, завод указал, что он полагает недействительным пункт 7.2 лицензионного договора в части размера лицензионного платежа, установленного дополнительными соглашениями к нему N 5, 6, 7 на основании положений статьи 179 ГК РФ, поскольку заводом названный лицензионный договор был заключен под влиянием обмана при отсутствии у Российской Федерации 100% доли в правах на РИД на момент заключения названных соглашений.

Кроме того, завод указал, что установленный дополнительными соглашениями размер платежей не соответствует размеру, который подлежал определению на основании приказа N 72, экспертиза по установлению доли Российской Федерации не проводилась, такая доля определена ФГБУ "ФАПРИД" в размере 100% в нарушение положений названного приказа . В нарушение пункта 3 постановления N 1132 размер лицензионного платежа не был согласован с государственным заказчиком - Министерством обороны. При таких обстоятельствах завод полагал, что пункт 7.2 лицензионного договора в части размера лицензионного платежа, установленного дополнительными соглашениями к нему N 5, 6, 7 является недействительным на основании статьи 168 ГК РФ как не соответствующий обязательным требованиям, установленным нормативными актами. Также завод сослался на несоответствие этого пункта договора требованиям статьи 160.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации, указав, что право на расчет платежей, подлежащих зачислению в бюджет, имеет только администратор доходов бюджета, которым ФГБУ "ФАПРИД" не является.

Удовлетворяя исковые требования завода в полном объеме, суд первой инстанции исходил из того обстоятельства, что при заключении спорных соглашений завод принял условие, предусмотренное пунктом 7.2 под влиянием обмана со стороны ФГБУ "ФАПРИД", в связи с чем признал данное условие недействительным по основаниям, предусмотренным статьей 179 ГК РФ.

При этом суд первой инстанции отказал в применении к спорным правоотношениям срока исковой давности, о применении которого было заявлено ответчиком в отзыве на иск, указав на то обстоятельство, что достоверные сведения о размере доли Российской Федерации в правах на РИД появились у завода после проведения инвентаризации указанных прав и подготовки аналитического отчета и экспертного заключения ФГБУ "46 ЦНИИ МО РФ" 01.10.2014, в связи с чем именно с этой даты следует исчислять годичный срок исковой давности по требованию завода, основанному на положениях статьи 179 ГК РФ.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, пришел к выводам о том, что суд первой инстанции неправомерно отклонил ходатайство ФГБУ "ФАПРИД" об истечении срока исковой давности по требованиям, основанным на положениях статьи 179 ГК РФ.

При этом суд исходил из того обстоятельства, что завод еще до заключения спорных соглашений предполагал отсутствие у Российской Федерации 100% доли в правах на РИД, используемых при производстве продукции, в связи с чем, основываясь на положениях пункта 2 статьи 181 ГК РФ, суд пришел к выводу о том, что исчисление срока исковой давности по требованиям завода, основанных на положениях статьи 179 ГК РФ, начинается с момента заключения каждого из спорных соглашений, но не позднее 18.06.2013 (17.06.2013 - дата последнего дополнительного соглашения).

Учитывая изложенные обстоятельства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что срок исковой давности по требованиям завода, основанным на положениях статьи 179 ГК РФ, истек, указал, что данное обстоятельство является самостоятельным основанием для отказа в иске и отказал в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Отменяя постановление суда апелляционной инстанции и направляя дело на новое рассмотрение в этот суд, Суд по интеллектуальным правам исходил из того, что судом апелляционной инстанции было рассмотрено только требование, основанное на положениях статьи 179 ГК РФ, в то время как требование, основанное на положениях статьи 168 ГК и мотивированное несоответствием спорного пункта договора нормативно-правовым актам, рассмотрено не было. При этом суд кассационной инстанции указал на то, что к оспариванию сделок по основаниям статей 179 и 168 ГК РФ применяются различные сроки исковой давности, вследствие чего пропуск годичного срока исковой давности оспаривания сделки по основаниям статьи 179 ГК РФ автоматически не свидетельствует о пропуске трехгодичного срока исковой давности, установленного для оспаривания ничтожных сделок.

Одновременно суд кассационной инстанции отклонил доводы кассационной жалобы завода, направленные на оспаривание выводов суда апелляционной инстанции о применении срока исковой давности по требованию, основанному на статьи 179 ГК РФ, подтвердив правильность выводов суда апелляционной инстанции, сделанных в этой части.

При новом рассмотрении суд апелляционной инстанции повторно сделал вывод о пропуске срока исковой давности на оспаривание условий договора по мотиву их несоответствия требованиям статьи 179 ГК РФ, отказав в иске по этому основанию. Кроме того, суд апелляционной инстанции не усмотрел оснований для удовлетворения иска в части требования о признании условий договора ничтожными вследствие их несоответствия требованиям нормативно-правовых актов.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства судом кассационной инстанции на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судами первой и апелляционной инстанций норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав позиции присутствующих в судебном заседании представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к следующим выводам.

Доводы завода о том, что предмет лицензионного договора не соответствует обязательным требованиям, установленным статьей 1235 ГК, а также о том, что в отношении объектов, входящих в предмет лицензионного договора не был установлен режим коммерческой тайны, подлежат отклонению. Согласно исковому заявлению заводом оспаривались отдельные условия договора, а не весь договор, и не условия договора, определяющие его предмет. В связи с этим названные доводы, изложенные в кассационной жалобе, выходят за пределы требований, заявленным заводом в иске, в связи с чем не подлежат исследованию в суде кассационной инстанции.

В отношении доводов завода относительно неправильных выводов суда апелляционной инстанции об исчислении сроков исковой давности по требованиям завода, основанных на положениях статьи 179 ГК РФ, судебная коллегия полагает необходимым отметить следующее.

Согласно пункту 2 статьи 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка ( пункт 1 статьи 179 ГК РФ), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Таким образом, срок исковой давности по требованиям, заявленным заводом на основании статьи 179 ГК РФ, составляет один год с момента, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Судебная коллегия полагает необходимым обратить внимание заявителя кассационной жалобы на то обстоятельство, что в соответствии с положениями статьи 181 ГК РФ срок исковой давности начинает течь с того момента когда лицо узнало (предположило) о наличии таких обстоятельств.

При этом названная статья не подразумевает наличие у такого лица фактических сведений о соответствующих обстоятельствах и не требует их документально оформленного подтверждения.

Как установлено судом апелляционной инстанции, что также следует из искового заявления и кассационной жалобы завода, последний еще до заключения лицензионного договора с ФГБУ "ФАПРИД" предполагал отсутствие у Российской Федерации 100% доли в правах на РИД, используемых заводом при производстве продукции по названному договору.

Учитывая названные обстоятельства, судебная коллегия полагает, что суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу об истечении срока исковой давности по требованию завода, основанному на положениях статьи 179 ГК РФ, исходя из исчисления сроков исковой давности с момента заключения каждого из спорных соглашений, самое позднее из которых заключено 17.06.2013.

Таким образом, доводы, изложенные заводом в кассационной жалобе в части несогласия с выводом суда апелляционной инстанции относительно применения срока исковой давности, являются необоснованными и отклоняются судебной коллегией суда кассационной инстанции, которая признает правильным и соответствующим применимым нормам права отказ суда апелляционной инстанции в удовлетворении требования о признании недействительными пункта 7.2 лицензионного договора (с учетом дополнительных соглашений), основанному на статье 179 ГК РФ, в связи с истечением срока исковой давности по этому требованию, о применении которой заявлено ответчиком.

Судом кассационной инстанции также отклоняются доводы завода о том, что суд апелляционной инстанции необоснованно применил к требованию, основанному на статье 168 ГК РФ, годичный срок исковой давности. Из содержания постановления апелляционной инстанции следует, что в удовлетворении требования, основанного на статье 168 ГК РФ, отказано по результатам рассмотрения его по существу, а не вследствие пропуска срока исковой давности по этому требованию.

Суд кассационной инстанции не может признать обоснованными доводы кассационной жалобы, касающиеся несоответствия пункта 7.2 лицензионного договора в части сумм лицензионных платежей, установленных дополнительными соглашениями N 5, 6, 7, требованиям приказа N 72, постановления N 1132 и приказа N 355 в связи со следующим.

В силу статьи 168 ГК РФ в редакции, действовавшей на момент заключения дополнительных соглашений N 5, 6, 7, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

При рассмотрении спора судами установлено, что пунктом 2.1 лицензионного договора определен предмет лицензионного договора. Согласно названному пункту лицензиар предоставляет лицензиату на срок действия договора право на использование результатов интеллектуальной деятельности с целью выполнения обязательств лицензиата в соответствии с условиями Договора комиссии и Контракта, а лицензиат уплачивает лицензиару за право использования результатами интеллектуальной деятельности платеж в соответствии с пунктом 7.2 договора.

В свою очередь согласно пункту 1.1 лицензионного договора результаты интеллектуальной деятельности - технические решения, технологические приемы и способы, полученные в ходе проведения ОКР по созданию 152 мм самоходной гаубицы "Мста-С" (шифр - "Мста-С"), ОКР по модернизации 152 мм самоходной гаубицы "Мста-С" (шифр - "Мста-СМ"), ОКР по созданию тренажера расчетов 152 мм самоходных гаубиц "Мста-С" (шифр "Бункеровка"), содержащиеся в конструкторской, технологической и другой нормативно-технической документации, права на которые принадлежат Российской Федерации.

Таким образом, вопреки доводам завода, предмет договора определен таким образом, что в соответствии с ним лицензиату предоставлено право на использование РИД, права на которые принадлежат только Российской Федерации.

Следует учитывать, что в настоящем иске не было заявлено требований, связанных с недействительностью иных пунктов договора, кроме пункта 7.2 в части сумм лицензионных платежей, установленных дополнительными соглашениями.

При этом пунктом 11.1 лицензионного договора установлено, что лицензиат признает права лицензиара на результаты интеллектуальной деятельности.

Таким образом, исходя из заявленных требований и предмета договора, на соответствие требованиям закона и иных нормативных правовых актов подлежало проверке условие договора, устанавливающее сумму лицензионных платежей за использование РИД, права на которые принадлежат Российской Федерации.

Согласно пункту 3 постановления N 1132 при Министерстве юстиции Российской Федерации образовано государственное учреждение - ФГБУ "ФАПРИД", основной задачей которого является подготовка и заключение по согласованию с государственными заказчиками лицензионных договоров для вовлечения результатов интеллектуальной деятельности в экономический и гражданско-правовой оборот.

В силу пункта 2 приказа N 355, организация-заявитель, указанная в решении об экспорте продукции военного назначения, должна представить комплект документов для урегулирования вопросов правовой защиты государственных интересов при экспорте продукции военного назначения, содержащей результаты интеллектуальной деятельности, должна представить комплект документов, среди которых, в частности, значатся: обращение в Министерство юстиции Российской Федерации на выдачу заключения для урегулирования вопросов правовой защиты результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, права на которые принадлежат Российской Федерации, при экспорте продукции военного назначения; копия договора комиссии с субъектом военно-технического сотрудничества; выписки из контракта субъекта военно-технического сотрудничества с иностранным заказчиком с обязательным указанием: названия, номера и даты контракта, страны и организации импортера, наименования работ (услуг), общей стоимости контракта, сроков и графика этапов работ, условий оплаты работ, положений, касающихся защиты государственных интересов при передаче иностранным заказчикам результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения; формы учета информации о результатах научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения; справка о наличии охранных документов на результаты интеллектуальной деятельности (авторские свидетельства СССР, патенты, свидетельства Российской Федерации и зарубежных стран и т.д.), используемые при выполнении контракта.

Согласно пункту 5 названного порядка ФГБУ "ФАПРИД" в течение 15 дней проводит экспертизу по выявлению прав Российской Федерации на результаты научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, используемые при выполнении работ в интересах иностранного заказчика.

Из пункта 6 названного порядка следует, что результатом данной экспертизы является заключение об урегулировании вопросов правовой защиты результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, права на которые принадлежат Российской Федерации, при экспорте продукции военного назначения.

Согласно пункту 1 Порядка взимания платежей в соответствии с заключаемыми лицензионными договорами, утвержденному приказом N 72, настоящий порядок устанавливает правила взимания платежей в соответствии с лицензионными договорами, заключаемыми при вовлечении в экономический и гражданско-правовой оборот результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения.

Пунктом 2 этого Порядка установлено, что платежи взимаются с российских юридических и физических лиц, заключающих лицензионные договоры с ФГБУ "ФАПРИД" о предоставлении права использования результатов интеллектуальной деятельности.

В пункте 3 означенного Порядка приводится формула, применяемая для расчета лицензионного платежа:

 

С = Р / 100 x (С - С ) x d ,

р р k пр g

 

где С р - размер платежа;

Р р - предельный размер платежа в процентном выражении;

С k - размер общей выручки лицензиата, в интересах получения к которой заключается лицензионный договор (цена контракта, договора или др.);

С пр - непроизводственные расходы;

d g - доля государства в правах на результаты интеллектуальной деятельности.

Как указано в последнем абзаце названного пункта , данные о доле государства в правах на результаты интеллектуальной деятельности d g представляются лицензиатом с последующей экспертизой по их выявлению, проводимой ФГБУ "ФАПРИД".

Поскольку согласно условиям лицензионного договора лицензиату предоставлено право на использование РИД, права на которые принадлежат только Российской Федерации, доводы завода о том, что лицензионный платеж неправомерно исчислен исходя из доли Российской Федерации 100%, подлежат отклонению, как не соответствующие предмету заключенного договора и основанные на неправильном толковании норм материального права.

При этом является ошибочным толкование заводом применимых к отношениям сторон норм материального права таким образом, что доля Российской Федерации должна определяться исходя из используемых в продукции прав, принадлежащих Российской Федерации.

Следует учитывать, что в пункте 13.7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что по смыслу пункта 5 статьи 1235 в его взаимосвязи с пунктом 4 статьи 1237 ГК РФ вознаграждение по возмездному лицензионному договору уплачивается за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. В связи с этим лицензиару не может быть отказано в требовании о взыскании вознаграждения по мотиву неиспользования лицензиатом соответствующего результата или средства.

Таким образом, независимо от того, в полном или не в полном объеме использованы в продукции права на РИД, принадлежащие Российской Федерации, расчет платежей производится исходя от переданных, а не от использованных прав.

Экспертиза проводится с целью выявления наличия или отсутствия в производимой продукции РИД, права на которые принадлежат Российской Федерации. При этом сам по себе факт использования в производимой продукции прав на РИД, принадлежащих Российской Федерации, заводом не отрицался и не оспаривался в настоящем деле. Доводы завода, по сути, сводятся к тому, что лицензионный платеж должен исчисляться исходя из процента используемых прав.

Между тем, такие доводы не основаны на нормах материального права, поскольку при заключении лицензионного договора платеж определяется исходя из передаваемых прав.

В отношении согласования государственным заказчиком условий лицензионного договора, судебная коллегия считает необходимым отметить следующее.

В пункте 3 постановления N 1132 не устанавливается какая-либо форма согласования лицензионного договора с государственным заказчиком, а констатируется лишь необходимость такого согласования.

Министерством обороны наличие такого согласования подтверждено.

При указанных обстоятельствах доводы завода о недействительности договора вследствие его несоответствия постановлению N 1132, приказам N 355 и N 72 отклоняются судебной коллегией как необоснованные.

Довод завода о том, что судом апелляционной инстанции не были приобщены к материалам дела документы, подтверждающие долю Российской Федерации в правах на РИД, использованных при производстве продукции, не принимается судом кассационной инстанции.

Как правильно указал суд апелляционной инстанции, завод не представил доказательств невозможности предоставления этих документов в суд первой инстанции.

Дополнительно судебная коллегия суда кассационной инстанции отмечает, что для рассмотрения настоящего дела отсутствует необходимость определять долю государства в использованных при производстве продукции правах на РИД, поскольку правовое значение имеет доля государства в переданных правах.

Таким образом, вопреки доводам заявителя, указанные им документы не могли повлиять на вывод о соответствии либо несоответствии требованиям закона и иных правовых актов оспариваемых условий договора.

Судебная коллегия соглашается с доводом завода о том, что приказы и постановления, приведенные в исковом заявлении, являются нормативно-правовыми актами, и при предъявлении требования о несоответствии условий договора требованиям законов и иных нормативно-правовых актов проверка должна проводиться и на предмет соответствия договора требованиям нормативно-правовых актов, указанных в исковом заявлении.

Согласно пункту 7 статьи 3 ГК РФ министерства и иные федеральные органы исполнительной власти могут издавать акты, содержащие нормы гражданского права, в случаях и в пределах, предусмотренных этим Кодексом , другими законами и иными правовыми актами.

При этом из содержания статьи 168 ГК РФ в редакции, действовавшей на момент заключения спорных дополнительных соглашений, не усматривалось каких-либо изъятий, ограничивающих перечень нормативно-правовых актов, на соответствие которым подлежат проверки условия оспариваемой сделки.

Вместе с тем, неправильное толкование судом апелляционной инстанции положений статьи 168 ГК РФ не привело к принятию неправильного по существу судебного акта, поскольку анализ норм материального права, приведенных заводом в исковом заявлении (что входит в полномочия суда кассационной инстанции), с учетом предмета лицензионного договора (установлено судами при рассмотрении спора) позволяет признать правильным вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований.

Доводы кассационной жалобы в части оспаривания решения суда первой инстанции не подлежат рассмотрению, поскольку предметом кассационного обжалования могут быть только вступившие в законную силу судебные акты, в то время как решение суда первой инстанции отменено постановлением суда апелляционной инстанции.

При изложенных обстоятельствах оснований для удовлетворения кассационной жалобы завода не имеется.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2016 по делу N А40-96686/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу акционерного общества "Уральский завод транспортного машиностроения" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев.

 

Председательствующий судья

Н.Л.РАССОМАГИНА

 

Судья

Д.А.БУЛГАКОВ

 

Судья

И.В.ЛАПШИНА

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.