Судебная практика к статье 1231 Гражданский кодекс РФ. О признании незаконным решения Роспатента, прекращении предоставления правовой охраны товарному знаку и обязании внести изменения в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания РФ.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 69. Общие положения » Статья 1231. Действие исключительных и иных интеллектуальных прав на территории Российской Федерации » Дело NС01-1097/2016 по делу N СИП-13/2016. О признании незаконным решения Роспатента, прекращении предоставления правовой охраны товарному знаку и обязании внести изменения в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания РФ.

Дело NС01-1097/2016 по делу N СИП-13/2016. О признании незаконным решения Роспатента, прекращении предоставления правовой охраны товарному знаку и обязании внести изменения в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания РФ.

 

ПРЕЗИДИУМ СУДА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 марта 2017 г. по делу N СИП-13/2016

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 27 февраля 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 6 марта 2017 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе: председательствующего - заместителя председателя Суда по интеллектуальным правам Корнеева В.А.,

членов президиума: Данилова Г.Ю., Уколова С.М., Химичева В.А. -

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Министерства обороны Российской Федерации (ул. Знаменка, д. 19, Москва, 119160, ОГРН 1037700255284) на решение Суда по интеллектуальным правам от 05.09.2016 по делу N СИП-13/2016 (судьи Снегур А.А., Погадаев Н.Н., Силаев Р.В.)

по заявлению Министерства обороны Российской Федерации о признании незаконным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 01.02.2016 N 2009727073, принятого по результатам рассмотрения возражения Министерства обороны Российской Федерации против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 401140.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Министерство внутренних дел Российской Федерации (ул. Житная, д. 16, Москва, 119049, ОГРН 1037700029620), Федеральная служба безопасности Российской Федерации (ул. Большая Лубянка, д. 1/3, Москва, 107031), региональный общественный фонд поддержки Культурного центра МВД и Академического ансамбля песни и пляски внутренних войск МВД (ул. Большая Лубянка, д. 13, Москва, 103031, ОГРН 1027739147996), федеральное государственное бюджетное учреждение культуры и искусства "Академический ансамбль песни и пляски Российской Армии имени А.В. Александрова" Министерства обороны Российской Федерации (Земледельческий пер., д. 20, стр. 1, Москва, 119121, ОГРН 1037739188629), федеральное государственное казенное учреждение культуры и искусства "Академический ансамбль песни и пляски" внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации" (ул. Большая Лубянка, д. 13/16, стр. 1, Москва, 107031, ОГРН 5157746076978).

В судебном заседании приняли участие представители:

от Министерства обороны Российской Федерации - Сенина М.Г. (по доверенности от 17.10.2016 N 224);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Слепенков А.С. (по доверенности от 22.07.2016 N 01/32-598/41);

от Министерства внутренних дел Российской Федерации - Соловьев С.О. (по доверенности от 20.12.2016 N Д-1/371);

от Федеральной службы безопасности Российской Федерации - Кононенко А.В. (по доверенности от 26.02.2015 N 1123-Б).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

 

установил:

 

Министерство обороны Российской Федерации (далее - Минобороны России) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании незаконным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 01.02.2016 N 2009727073, принятого по результатам рассмотрения возражения Минобороны России против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 401140; о прекращении предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 401140; об обязании Роспатента внести изменения в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации в связи с прекращением правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 401140 (с учетом уточнения заявленных требований, принятых судом в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Определениями суда от 09.02.2016 , от 10.05.2016 , от 07.06.2016 и от 07.07.2016 на основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: региональный общественный фонд поддержки Культурного центра МВД и Академического ансамбля песни и пляски внутренних войск МВД (далее - общественный фонд), федеральное государственное бюджетное учреждение культуры и искусства "Академический ансамбль песни и пляски Российской Армии имени А.В. Александрова" Министерства обороны Российской Федерации (далее - академический ансамбль Минобороны России), Федеральная служба безопасности Российской Федерации (далее - ФСБ России), федеральное государственное казенное учреждение культуры и искусства "Академический ансамбль песни и пляски внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации" (далее - академический ансамбль МВД России) и Министерство внутренних дел Российской Федерации (далее - МВД России) соответственно.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 05.09.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, Минобороны России, ссылаясь на нарушение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит решение суда первой инстанции отменить и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В отзыве ФСБ России просит в удовлетворении кассационной жалобы отказать, решение суда первой инстанции оставить без изменения, как законное и обоснованное.

МВД России в представленном отзыве также возражает против удовлетворения кассационной жалобы, полагая, что основания для отмены обжалуемого судебного акта отсутствуют.

В письменных объяснениях Роспатент просит решение суда первой инстанции оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения, считая решение Роспатента от 01.02.2016 правомерным и не затрагивающим права и законные интересы Минобороны России.

Общественный фонд, академический ансамбль Минобороны России и академический ансамбль МВД России отзывы на кассационную жалобу не направили.

Определением Суда по интеллектуальным правам от 13.02.2017 рассмотрение кассационной жалобы отложено на 27.02.2017 в связи с отсутствием доказательств направления представленного непосредственно в судебном заседании отзыва на кассационную жалобу МВД России в адрес иных третьих лиц, участвующих в деле.

Общественный фонд, академический ансамбль Минобороны России и академический ансамбль МВД России, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в том числе путем направления в их адрес копий определений о принятии кассационной жалобы к производству и об отложении судебного заседания, а также посредством публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru , своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

В судебном заседании представитель Минобороны России настаивал на доводах, изложенных в кассационной жалобе, просил ее удовлетворить, решение суда первой инстанции - отменить.

Представитель Роспатента возражал против удовлетворения кассационной жалобы по мотивам, изложенным в письменных объяснениях, полагая обжалуемый судебный акт законным и обоснованным.

Представители МВД России и ФСБ России поддержали доводы, изложенные в своих отзывах, просили решение суда первой инстанции оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой инстанции, государственная регистрация комбинированного товарного знака , включающего словесный элемент "ACADEMICAL ENSEMBLE IF MIA RF RED ARMY GENERAL ELISEEV" (дата приоритета от 29.10.2009), была произведена 12.02.2010 за N 401140 на имя общественного фонда МВД в отношении следующих услуг 41-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ): "развлечения; организация и проведение концертов; услуги оркестров; шоу-программы; представления театрализованные; развлечение гостей; организация досуга; организация спектаклей [услуги импресарио]; мюзик-холлы; сочинение музыки; составление программ встреч [развлечение]; услуги по написанию сценариев; услуги по распространению билетов [развлечение]; бронирование билетов на спектакли; организация и проведение мастер-классов [обучение]; услуги студий записи; видеосъемка; монтаж видеозаписей; монтирование теле- и радиопрограмм; информация по вопросам развлечений; радиопередачи развлекательные; прокат декораций для шоу-программ; прокат театральных декораций; прокат аудио- и звукозаписей; прокат аудиооборудования; прокат осветительной аппаратуры для театров или телестудий".

Указанный товарный знак являлся комбинированным обозначением, представляющим собой композицию, состоящую из эмблемы в виде щита и меча, вокруг которой расположено стилизованное изображение флагов и колосьев. Внутри эмблемы размещены стилизованные изображения географической карты России и лиры. На изображении щита расположена лента, содержащая словесный элемент "ACADEMICAL ENSEMBLE IF MIA RF RED ARMY GENERAL ELISEEV" (в переводе на русский язык - "АКАДЕМИЧЕСКИЙ АНСАМБЛЬ ВВ МВД РФ КРАСНОЙ АРМИИ ГЕНЕРАЛА ЕЛИСЕЕВА").

Товарный знак зарегистрирован в белом, черном, светло-желтом, желтом, оранжевом, коричневом, светло-коричневом, красном, бордовом, синем, темно-синем, голубом, темно-голубом, светло-сером, сером, темно-сером цветовых сочетаниях.

В результате государственной регистрации 16.05.2016 за N РД0198015 договора об отчуждении исключительного права на товарный знак правообладателем оспариваемого товарного знака стал академический ансамбль МВД России.

В Роспатент 27.05.2015 поступило возражение Минобороны России против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 401140, мотивированное несоответствием регистрации требованиям, установленным пунктами 2 и 3 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), а также требованиям пункта 2 статьи 14 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции".

По результатам рассмотрения этого возражения коллегией палаты по патентным спорам Роспатент принял решение от 01.02.2016 об отказе в удовлетворении возражения. Правовая охрана товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 401140 оставлена в силе.

Принимая указанное решение, Роспатент исходил из того, что заинтересованность в оспаривании предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 401140 в отношении услуг 41-го класса МКТУ у лица, подавшего возражение в соответствии с пунктом 2 статьи 1513 ГК РФ, отсутствует, так как Минобороны России является исполнительным органом государственной власти, который в соответствии со своим правовым статусом, предусмотренным действующим законодательством, сам по себе не вправе заниматься какой-либо предпринимательской деятельностью, в том числе оказывать услуги 41-го класса МКТУ; оспариваемый товарный знак не подлежит анализу и на предмет какой-либо возможности нарушения соответствующей регистрацией товарного знака собственно прав и интересов лица, подавшего возражение, не имеющего отношения к этой эмблеме, поскольку ФСБ России является самостоятельным органом государственной власти; материалы возражения не содержат документального подтверждения того, что словосочетание "RED ARMY" является государственным символом или знаком, в связи с чем товарный знак не может быть признан не соответствующим требованиям пункта 2 статьи 1483 ГК РФ; утверждение лица, подавшего возражение, о том, что словосочетание "RED ARMY" является именно официальным наименованием Вооруженных Сил Российской Федерации, а само лицо, подавшее возражение, является правопреемником Рабоче-Крестьянской Красной Армии, не подтверждено действующими нормативно-правовыми актами; наличие в оспариваемом товарном знаке аббревиатуры внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации ("IF MIA RF" ("ВВ МВД РФ")) и прямого указания на художественного руководителя соответствующего ансамбля ("GENERAL ELISEEV") обусловливает отсутствие каких-либо оснований полагать, что оспариваемый товарный знак может быть воспринят российскими потребителями как средство индивидуализации иного лица, а не правообладателя, в связи с чем оснований для вывода о его несоответствии требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не имелось; приведенные выводы подтверждены судебными актами, принятыми по делам N А40-72316/2011 и N А40-31181/2012; установление в действиях правообладателя наличия признаков недобросовестной конкуренции к компетенции Роспатента не относится.

Минобороны России, учитывая изложенные обстоятельства и полагая, что решение Роспатента от 01.02.2016 является незаконным, нарушает права и законные интересы Минобороны России, обратилось в Суд по интеллектуальным правам с настоящими требованиями.

В период рассмотрения данного спора решением Роспатента от 01.07.2016, принятым по результатам рассмотрения возражения академического ансамбля Минобороны России от 21.03.2016, предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 401140, являющемуся предметом спора по настоящему делу, признано недействительным полностью, о чем внесена запись в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке, предусмотренном статьями 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе материалы административного дела по заявке N 2009727073, суд первой инстанции пришел к выводу о законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта Роспатента и об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований.

Так, суд первой инстанции указал, что ссылка на нормы статьи 1231 .1 ГК РФ в обоснование правовой позиции Минобороны России о несоответствии оспариваемого товарного знака пункту 2 статьи 1483 ГК РФ является ошибочной в силу того, что указанная статья введена в действие Федеральным законом от 12.03.2014 N 35-ФЗ "О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" и вступила в силу лишь с 01.10.2014, в то время как проверка охраноспособности обозначения осуществляется на основании законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на регистрацию этого обозначения в качестве товарного знака ( пункт 1 статьи 4 ГК РФ).

Суд первой инстанции согласился с выводом Роспатента о том, что Минобороны России не может считаться заинтересованным лицом в оспаривании предоставления правовой охраны этому товарному знаку, а отсутствие такой заинтересованности является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении возражения.

При этом суд первой инстанции отклонил довод Минобороны России о том, что его заинтересованность в оспаривании предоставления правовой охраны спорному товарному знаку основывается на его полномочиях, к которым в силу Указа Президента Российской Федерации от 16.08.2004 N 1082 "Вопросы Министерства обороны Российской Федерации" (далее - Указ N 1082) относится, в том числе организация военно-исторической и культурной деятельности в целях повышения в обществе авторитета и престижа военной службы.

Суд первой инстанции отклонил довод Минобороны России о том, что оспариваемый товарный знак является сходным до степени смешения с эмблемой ФСБ России и противоречит требованиям пункта 2 статьи 1483 ГК РФ, поскольку на момент подачи заявки на регистрацию этого товарного знака отсутствовал законодательный запрет на воспроизведение или имитацию знаков федеральных органов государственной власти без их согласия.

Суд первой инстанции признал необоснованным довод Минобороны России о том, что наличие в оспариваемом товарном знаке словосочетания "IF MIA RF" ("ВВ МВД РФ"), являющегося официальным наименованием внутренних войск МВД России, и словосочетания "RED ARMY" ("Красная Армия"), являющегося официальным наименованием Вооруженных Сил Российской Федерации, способно ввести в заблуждение потребителя относительно услуги либо ее исполнителя.

Так, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что наличие в составе товарного знака словосочетания "RED ARMY" само по себе не способно вызвать у потребителей услуг 41-го класса МКТУ ассоциации об оказании этих услуг Вооруженными Силами Российской Федерации либо их органом управления - Минобороны России. Кроме того, принимая во внимание перечень услуг 41-го класса МКТУ, для индивидуализации которых был зарегистрирован оспариваемый товарный знак, относящихся к сфере развлекательных услуг, словосочетание "RED ARMY", по мнению суда первой инстанции, скорее воспринимается современным российским потребителем как фантазийное обозначение.

К аналогичным выводам пришли арбитражные суды при рассмотрении дел N А40-72316/2011 и N А40-31183/2012, указав, что обозначение "Красная Армия" не ассоциируется потребителем услуг с современными Вооруженными Силами Российской Федерации.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 401140 не противоречит пункту 3 статьи 1483 ГК РФ, а также о том, что нарушение оспариваемым ненормативным правовым актом Роспатента прав и законных интересов Минобороны России в сфере предпринимательской деятельности отсутствует.

Президиум Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, отзывах и письменном объяснении, изучив материалы дела, выслушав явившихся в судебное заседание представителей участвующих в деле лиц, проверив правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, пришел к следующим выводам.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства нарушений норм процессуального права, которые являются в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, не выявлено.

При этом президиум Суда по интеллектуальным правам установил, что заявителем кассационной жалобы не оспариваются выводы суда первой инстанции о наличии у Роспатента полномочий по принятию решения от 01.02.2016, о законодательстве, применяемом при рассмотрении настоящего спора, в частности об ошибочности ссылки на положения статьи 1231 .1 ГК РФ.

Поскольку в силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, решение суда первой инстанции в отношении вышеназванных выводов суда первой инстанции президиумом Суда по интеллектуальным правам не проверяется.

Президиум Суда по интеллектуальным правам считает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств в соответствии с частью 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, выводы суда первой инстанции о применении норм права соответствуют установленным обстоятельствам и имеющимся доказательствам.

Доводы заявителя кассационной жалобы о нарушении судом первой инстанции норм материального права, а именно положений статьи 1483 ГК РФ, подлежат отклонению президиумом Суда по интеллектуальным правам.

Так, заявитель кассационной жалобы ссылается на то, что вопреки выводам суда первой инстанции использование в словесной части спорного обозначения элементов "IF MIA RF" ("ВВ МВД РФ") и "RED ARMY" ("Красная Армия") способно ввести в заблуждение потребителя относительно услуги либо ее исполнителя, то есть государственная регистрации товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 401140 произведена в нарушение подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

В обоснование настоящего довода заявитель кассационной жалобы указывает на то, что ВВ МВД России являются самостоятельным субъектом и не были связаны с Рабоче-Крестьянской Красной Армией, которая, по утверждению заявителя кассационной жалобы, была впоследствии переименована в Вооруженные Силы Российской Федерации, относящиеся к ведению Минобороны России.

Вместе с тем, как верно указано судом первой инстанции, каких-либо доказательств того, что официальным наименованием Вооруженных Сил Российской Федерации, созданных Указом Президента Российской Федерации от 07.05.1992 N 466 "О создании Вооруженных Сил Российской Федерации", является Рабоче-Крестьянская Красная Армия, в материалы дела Минобороны России не представило. Кроме того, судом первой инстанции обоснованно отмечено, что историческая преемственность между Рабоче-Крестьянской Красной Армией СССР и Вооруженными Силами Российской Федерации не означает, что первая является официальным наименованием последних, так как официальное наименование федеральных органов государственной власти устанавливается посредством указания на него в федеральном законодательстве (федеральных конституционных законах, федеральных законах, Указах Президента Российской Федерации, постановлениях Правительства Российской Федерации). Однако ссылки на соответствующие нормативные правовые акты Минобороны России не приведены.

Заявитель кассационной жалобы в обоснование своего довода о возможности введения потребителей в заблуждение относительно услуги либо ее исполнителя также указывает на то, что судом первой инстанции не принято во внимание наличие двух взаимоисключающих решений Роспатента в отношении товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 401140: оспариваемого решения от 01.02.2016, которым отказано в удовлетворении возражения Минобороны России против предоставления правовой охраны товарному знаку, и решения от 01.07.2016, которым удовлетворено возражение академического ансамбля Минобороны России и прекращена правовая охрана указанного товарного знака.

Между тем президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает, что решение Роспатента от 01.07.2016 было принято в результате рассмотрения возражения лица, оказывающего непосредственно услуги 41-го класса МКТУ (осуществляет концертную деятельность), являющегося правообладателем товарных знаков, включающих словесный элемент "RED ARMY" и вследствие этого признанного заинтересованным.

Предметом судебной проверки в рамках настоящего дела является ненормативный правовой акт Роспатента, принятый по результатам рассмотрения возражения Минобороны России, а не академического ансамбля Минобороны России, и по тем основаниям, которые содержались в возражении от 27.05.2015.

Президиум Суда по интеллектуальным правам отклоняет довод Минобороны России о том, что суд первой инстанции неправомерно поддержал вывод Роспатента об отсутствии у Минобороны России заинтересованности в оспаривании предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 401140.

Ссылаясь в кассационной жалобе на Указ N 1082 и Положение об Управлении культуры Минобороны России, утвержденное приказом Министра обороны Российской Федерации от 06.11.2013 N 777, Минобороны России утверждает, что к его компетенции относятся услуги по обеспечению учебного процесса, а также услуги, относящиеся к сфере организации спортивных, культурно-просветительных, военно-исторических, патриотических мероприятий.

Однако, как обоснованно установлено судом первой инстанции, Минобороны России как государственный орган исполнительной власти непосредственно не осуществляет оказание услуг 41-го класса МКТУ, в отношении которых зарегистрирован спорных товарный знак. Названные услуги могут осуществляться находящимися в его подведомственности учреждениями (в частности, академическим ансамблем Минобороны России), которым разрешается ведение предпринимательской деятельности, однако такие учреждения являются юридическими лицами и участвуют самостоятельно в гражданском обороте. Поэтому заинтересованность соответствующего учреждения в оспаривании предоставления правовой охраны товарному знаку не свидетельствует о том, что такая же заинтересованность автоматически возникает у государственного органа, в подведомственности которого находится учреждение, что правомерно указал суд первой инстанции.

Имиджевые потери, на возможное появление которых ссылается Минобороны России, также не свидетельствуют о возникновении заинтересованности в оспаривании товарного знака по заявленному основанию, поскольку товарный знак предназначен для индивидуализации товаров и услуг в гражданском обороте, а Минобороны России не является ни производителем (продавцом) товаров, ни исполнителем услуг, что означает отсутствие у него какой-либо репутации (имиджа) среди потребителей товаров и услуг.

Как верно установлено Роспатентом и судом первой инстанции, в оспариваемом ненормативном правовом акте Роспатента не имеется каких-либо свидетельств столкновения интересов Минобороны России как лица, подавшего возражение, и правообладателя по поводу оспариваемого товарного знака или сходного с ним обозначения на рынке оказания соответствующих услуг 41-го класса МКТУ, то есть в сфере развлечений.

Более того, в возражении Минобороны России от 27.05.2015 против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 401140 не содержалось такого довода о столкновении интересов Минобороны России и академического ансамбля МВД России относительно использования спорного товарного знака или сходного с ним при оказании услуг 41-го класса МКТУ.

Президиум Суда по интеллектуальным правам считает необходимым отметить, что при подаче возражения в Роспатент Минобороны России в обоснование своей заинтересованности в подаче такого возражения не ссылалось ни на Указ N 1082, ни на Положение об Управлении культуры Минобороны России, утвержденное приказом Министра обороны Российской Федерации от 06.11.2013 N 777, подтверждающие, по мнению заявителя, непосредственное участие министерства в проведении культурных мероприятий.

Учитывая, что Роспатент, рассматривая возражение, ограничен рамками доводов, заявленных подателем такого возражения, названные доводы не могут служить основанием для отмены решения Роспатента от 01.02.2016.

При таких обстоятельствах, судом первой инстанции обоснованно установлена правомерность выводов Роспатента в оспариваемом ненормативном акте об отсутствии заинтересованности Минобороны России в подаче возражения против предоставления правовой охраны спорному товарному знаку как являющегося ложным или способным ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя.

Доводы Минобороны России о нанесении подобным обозначением либо иными обозначениями, содержащими словосочетание "Red Army", вреда имиджу Вооруженных Сил Российской Федерации, созданных в целях подготовки к вооруженной защите Российской Федерации, целостности и неприкосновенности ее территории, могли бы при наличии соответствующих доказательств являться основанием для подачи возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по основаниям подпункта 2 части 3 статьи 1483 ГК РФ, как противоречащему общественным интересам, но не по избранному заявителем основанию - способности ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя.

В кассационной жалобе Минобороны России указывает на наличие принадлежащих ему товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 515549, 515550 (со словесным элементом "АРМИЯ РОССИИ") и N 515547, 515548 (со словесным элементом "RUSSIAN ARMY") и полагает, что именно слово "АРМИЯ"/"ARMY" является для потребителя идентификатором принадлежности товарного знака производителю товара или лицу, оказывающему ту или иную услугу.

Однако названный довод Минобороны России также подлежит отклонению президиумом Суда по интеллектуальным правам, поскольку перечисленные товарные знаки зарегистрированы 17.06.2014 и не могли противопоставляться (учитываться при оценке возможности введения в заблуждение потребителя) при регистрации оспариваемого товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 401140.

Заявитель кассационной жалобы считает, что судом первой инстанции нарушены, в том числе положения подпунктов 1 и 4 пункта 2 статьи 1483 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент подачи заявки на регистрацию спорного товарного знака), согласно которым в соответствии с международным договором Российской Федерации не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, состоящих только из элементов, представляющих собой государственные гербы, флаги и другие государственные символы и знаки; обозначения, сходные до степени смешения с элементами, указанными в подпунктах 1 - 3 этого пункта . Такие элементы, могут быть включены в товарный знак как неохраняемые элементы, если на это имеется согласие соответствующего компетентного органа.

Как утверждает заявитель кассационной жалобы, в товарном знаке по свидетельству Российской Федерации N 401140 в нарушение изложенных положений используется геральдический знак - эмблема ФСБ России, утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 13.11.1999 N 1513 "Об учреждении геральдического знака - эмблемы Федеральной службы безопасности Российской Федерации".

Президиум Суда по интеллектуальным правам отклоняет указанный довод, поскольку, как правомерно отмечено судом первой инстанции, соответствующим компетентным органом, санкционирующим включение в товарный знак элементов геральдического знака, является ФСБ России. Именно этот федеральный орган исполнительной власти может быть признан заинтересованным в оспаривании спорного товарного знака по данному основанию. Доказательств передачи таких полномочий от ФСБ России Минобороны России представлено не было.

Ссылаясь на пункт 2 статьи 1483 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент подачи заявки на регистрацию спорного товарного знака), Минобороны России считает, что судом первой инстанции не дана надлежащая правовая оценка его доводу о предоставлении правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 401140 без его согласия, в то время как такое согласие на регистрацию обозначения со словесным элементом "RED ARMY" ("КРАСНАЯ АРМИЯ") от Минобороны России было необходимо, поскольку Красная Армия (Рабоче-Крестьянская Красная Армия) является одним из официальных наименований Вооруженных Сил Российской Федерации.

Оценив данный довод, суд первой инстанции установил, что поскольку на момент подачи заявки на регистрацию оспариваемого товарного знака формальный запрет на регистрацию в качестве товарных знаков обозначений, тождественных или сходных до степени смешения с официальными наименованиями органов государственной власти Российской Федерации отсутствовал, то и получение согласия от соответствующего органа не являлось необходимым.

Кроме того, из представленных заявителем при подаче возражения доказательств не следует, что словосочетание "RED ARMY" является государственным гербом, флагом или другим государственным символом и знаком, сокращенным или полным наименованием международной и межправительственной организации, их гербом, флагом, другим символом и знаком, официальным контрольным, гарантийным или пробирным клеймом, печатью, наградой и другим знаком отличия, то есть теми объектами, в отношении которых законом был установлен запрет на использование в составе товарного знака.

Президиум Суда по интеллектуальным правам также отмечает, что в настоящем деле оспаривается решение Роспатента относительно предоставления правовой охраны комбинированному товарному знаку со словесным элементом, включающим в себя словосочетание "RED ARMY", а не обозначение "RED ARMY". С учетом положений, изложенных в абзаце шестом пункта 2 статьи 1483 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент подачи заявки на регистрацию спорного товарного знака), элементы, перечисленные в пункте 2 названной статьи , могут быть включены в товарный знак как неохраняемые, если на это имеется согласие уполномоченного государственного органа. Между тем Минобороны России не доказало, что его уполномочили давать согласие на использование обозначения "RED ARMY" в товарных знаках.

Таким образом, президиум Суда по интеллектуальным правам приходит к выводу о том, что доводы заявителя кассационной жалобы сводятся к несогласию с осуществленной судом первой инстанции оценкой представленных доказательств, основаны на неверном толковании норм права и не свидетельствуют о неправильном применении или толковании судом норм материального и процессуального права, а, по существу, направлены на переоценку фактических обстоятельств дела и представленных доказательств.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с соответствующими выводами суда не свидетельствует о судебной ошибке и не может являться основанием для отмены обжалуемого судебного акта .

Кроме того, названные доводы, изложенные в кассационной жалобе, по существу, повторяют доводы, изложенные в суде первой инстанции, которые были полностью рассмотрены судом и получили надлежащую правовую оценку.

В связи с тем, что пределы рассмотрения дела в суде кассационной инстанции ограничены проверкой правильности применения судами норм материального и процессуального права, а также соответствия их выводов о применении норм права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам ( части 1 и 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), оснований для отмены или изменения принятого судебного акта не имеется.

С учетом изложенного обжалуемый судебный акт подлежит оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

 

постановил:

 

решение Суда по интеллектуальным правам от 05.09.2016 по делу N СИП-13/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу Министерства обороны Российской Федерации - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке кассационного производства в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий

В.А.КОРНЕЕВ

 

Члены президиума

Г.Ю.ДАНИЛОВ

С.М.УКОЛОВ

В.А.ХИМИЧЕВ

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.