Судебная практика к статье 1231 Гражданский кодекс РФ. О взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на исполнения и фонограммы.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 69. Общие положения » Статья 1231. Действие исключительных и иных интеллектуальных прав на территории Российской Федерации » Дело NС01-68/2017 по делу N А46-3927/2016. О взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на исполнения и фонограммы.

Дело NС01-68/2017 по делу N А46-3927/2016. О взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на исполнения и фонограммы.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 марта 2017 г. по делу N А46-3927/2016

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 21 марта 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 28 марта 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - судьи Голофаева В.В.,

судей - Пашковой Е.Ю., Рогожина С.П.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Чуваева Виктора Юрьевича (г. Омск, ОГРНИП 306550408900030) на решение Арбитражного суда Омской области от 12.07.2016 (судья Стрелкова Г.В.) и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 02.11.2016 (судьи Веревкин А.В., Глухих А.Н., Еникеева Л.И.) по делу N А46-3927/2016

по иску Общероссийской общественной организации "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности" (ул. Шелипихинская наб., д. 8а, Москва, 123290, ОГРН 1087799012707)

к индивидуальному предпринимателю Чуваеву Виктору Юрьевичу

о взыскании компенсации за неправомерное использование фонограмм.

В судебном заседании принял участие представитель истца - Чекмарев С.А., по доверенности от 27.12.2016.

Суд по интеллектуальным правам

 

установил:

 

общероссийская общественная организация "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности" (далее - ВОИС, организация, истец) обратилась в Арбитражный суд Омской области с иском к индивидуальному предпринимателю Чуваеву Виктору Юрьевичу (далее - предприниматель, ответчик) о взыскании в интересах неопределенного круга лиц компенсации в сумме 240 000 рублей за нарушение исключительных прав на исполнения и фонограммы:

- "Маргаритка" (исполнители фонограммы - Аркадий Укупник и иные музыканты, круг которых не определен; правообладатель фонограммы - Укупник А.С., Россия);

- "Трали-вали" (исполнители фонограммы - Верка Сердючка и иные музыканты, круг которых не определен; правообладатель фонограммы - музыкальный театр "Театр Данилко", Украина);

- "Вместе мы" (исполнители фонограммы - музыкальный коллектив "5sta Famili" и иные музыканты, круг которых не определен; правообладатель фонограммы - Щербинина Ирина Валерьевна, Россия);

- "Женщины, я не танцую" (исполнители фонограммы - музыкальный коллектив "A-Dessa" и иные музыканты, круг которых не определен; правообладатель фонограммы - Костюшкин Станислав Михайлович, Россия);

- "Надежда" (исполнители фонограммы - Анна Герман и иные музыканты ансамбля "Мелодия", круг которых не определен; правообладатель фонограммы - ФГУП "Фирма "Мелодия", Россия);

- "Самая, самая" (исполнители фонограммы - Егор Крид и иные музыканты, круг которых не определен; правообладатель фонограммы - Гуцериев Михаил Сафарбекович, Россия);

- "Счастье над землей" (исполнители фонограммы - Зара и иные музыканты, круг которых не определен; правообладатель фонограммы - Гуцериев Михаил Сафарбекович, Россия);

- "Около тебя" (исполнители фонограммы - Елка и иные музыканты, круг которых не определен; правообладатель фонограммы - ООО "Вельвет Мьюзик", Россия).

Решением Арбитражного суда Омской области от 12.07.2016 исковые требования удовлетворены частично - с предпринимателя в пользу ВОИС взыскано 160 000 рублей компенсации.

Постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 02.11.2016 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ответчик обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и нарушение судами норм материального и процессуального права, просит решение от 12.07.2016 и постановление от 02.11.2016 отменить, принять по делу новый судебный акт.

Кассационная жалоба мотивирована незаконностью взыскания с ответчика денежных средств в пользу истца ввиду того, что из представленной истцом в дело видеозаписи нельзя однозначно определить, из какого технического устройства велся звук, какие конкретно фонограммы воспроизведены, а также каким образом судом была установлена дата первого опубликования этих фонограмм.

При этом ответчик отмечает, что, несмотря на наличие у аккредитованной организации права предъявлять требования в защиту неопределенного круга правообладателей, обращение в суд с требованием о взыскании компенсации за неправомерное использование исключительных прав всегда осуществляется в пользу конкретного правообладателя с целью последующей выплаты взысканной суммы (за исключением необходимых расходов) тому правообладателю, в защиту прав которого было предъявлено соответствующее требование.

В отзыве на кассационную жалобу истец просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения, сославшись на их законность и обоснованность, а также на несостоятельность доводов жалобы.

В судебном заседании представитель истца в удовлетворении кассационной жалобы просил отказать.

Ответчик, извещенный надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку своего представителя в судебное заседание не обеспечил, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в его отсутствие.

Суд по интеллектуальным правам, выслушав представителя истца, обсудив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии решения, постановления , а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, пришел к выводу о наличии оснований для ее удовлетворения в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс) гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, если ГК РФ не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными ГК РФ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим Кодексом .

В соответствии с пунктом 1 статьи 1326 ГК РФ публичное исполнение, сообщение в эфир или по кабелю фонограмм, опубликованных в коммерческих целях, допускается без согласия обладателя исключительного права на фонограмму и обладателя исключительного права на исполнение, но с выплатой им вознаграждения.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 32 совместного постановления Пленума Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление Пленума N 5/29) лицом, осуществляющим публичное исполнение, является юридическое или физическое лицо, организующее публичное исполнение в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, то есть лицо, которое берет на себя инициативу и ответственность за проведение соответствующего мероприятия.

Именно это лицо должно заключить договор о предоставлении ему права на публичное исполнение с правообладателем или организацией по управлению правами на коллективной основе и выплачивать полагающееся вознаграждение.

Согласно пункту 2 статьи 1326 ГК РФ сбор с пользователей вознаграждения и его распределение осуществляются только организациями, получившими государственную аккредитацию в установленной сфере деятельности.

Организация по управлению правами на коллективной основе, получившая государственную аккредитацию (аккредитованная организация), вправе наряду с управлением правами тех правообладателей, с которыми она заключила договоры в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 1242 Кодекса, осуществлять управление правами и сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены ( пункт 3 статьи 1244 ГК РФ).

Из положений пункта 1 статьи 1317 и пункта 1 статьи 1324 ГК РФ следует, что исполнителю и изготовителю фонограммы принадлежат исключительные права использовать исполнение, фонограмму в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на исполнение, на фонограмму), в том числе способами, указанными в пункте 2 статьи 1317 и пункте 1 статьи 1324 Кодекса.

При этом использованием исполнения, фонограммы считается, в том числе, публичное исполнение, то есть любое сообщение записи исполнения, фонограммы с помощью технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается запись, фонограмма в месте ее сообщения или в другом месте одновременно с ее сообщением ( подпункт 8 пункта 2 статьи 1317 , подпункт 1 пункта 2 статьи 1324 ГК РФ).

В соответствии со статьей 1311 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на объект смежных прав обладатель исключительного права наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных статьями 1250 , 1252 и 1253 Кодекса, вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения.

С учетом данных норм, при предъявлении требования о взыскании компенсации за нарушение исключительного права доказыванию подлежит наличие прав правообладателя на фонограмму, а также факт незаконного использования указанной фонограммы ответчиком.

Установление указанных обстоятельств является существенным для дела и от их установления зависит правильное разрешение спора, при этом вопрос оценки представленных на разрешение спора доказательств на допустимость, относимость и достаточность является компетенцией суда, разрешающего спор.

Как следует из материалов дела, ВОИС является организацией по управлению правами на коллективной основе, которой 21.07.2014 на основании приказов Министерства культуры Российской Федерации N 1273 и 1274 была предоставлена государственная аккредитация по осуществлению прав исполнителей и изготовителей фонограмм на получение вознаграждения за публичное исполнение, а также за сообщение в эфир или по кабелю фонограмм, опубликованных в коммерческих целях (свидетельства о государственной аккредитации N МК-04/14, N МК-05/14 от 07.08.2014).

При этом ВОИС является единственной аккредитованной организацией, уполномоченной на защиту прав неопределенного круга исполнителей и изготовителей фонограмм на получение вознаграждения за публичное исполнение фонограмм, опубликованных в коммерческих целях, а также их сообщение в эфир или по кабелю.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 21 постановления Пленума N 5/29, аккредитованная организация действует без доверенности, подтверждая свое право на обращение в суд за защитой прав конкретного правообладателя (или неопределенного круга лиц в случае, предусмотренном абзацем вторым пункта 5 статьи 1242 Кодекса) свидетельством о государственной аккредитации.

Спор с участием организации, осуществляющей коллективное управление авторскими и смежными правами, может быть рассмотрен судом и без участия конкретного правообладателя.

В обоснование исковых требований истец сослался на то, что 03.06.2015 предприниматель в месте, открытом для свободного посещения - помещении кафе-столовой "100 поваров", расположенном по адресу: город Омск, проспект Карла Маркса, дом 18/3, организовал публичное исполнение указанных в исковом заявлении фонограмм без выплаты вознаграждения исполнителям и изготовителям фонограмм, чем нарушил их исключительные права.

В подтверждение факта организации ответчиком публичного исполнения указанных фонограмм истец представил видеозапись от 03.06.2015, фискальный чек от 03.06.2015, акт исследования от 20.11.2015 (приемки-сдачи выполненных работ к договору возмездного оказания услуг от 12.10.2015).

Исследовав представленные истцом доказательства, суд первой инстанции установил, что аппарат ответчика, воспроизводивший фонограммы, в момент начала видеосъемки уже звучал, до окончания видеозаписи музыкальный центр не выключался, в связи с чем суд пришел к выводу о доказанности истцом факта совершения правонарушения ответчиком.

Доводы ответчика о том, что звук велся из другого технического средства, а также о том, что 06.06.2016 музыкальный центр, зафиксированный на видеосъемке, находился в нерабочем состоянии, отклонены судом, поскольку поломка музыкального центра 06.06.2016 не означает, что 03.06.2015 музыкальный центр не работал.

Кроме того, суд первой инстанции отметил, что ответчик не представил доказательств того, что на видеозаписи зафиксировано исполнение иных фонограмм, чем те, которые указаны в заключении специалиста; оспаривая идентичность записей (осуществленной в кафе, представленной специалисту на исследование, а также в материалы дела) ответчик в подтверждение данного довода не представил никаких доказательств, не заявил о фальсификации этих записей и проведении соответствующих экспертиз.

Признавая исковые требования обоснованными и правомерными, суд первой инстанции исходил из того, что исполнители, указанные в исковом заявлении в таблице фонограмм, определены истцом с целью подтверждения факта охраноспособности записей исполнений и фонограмм на территории России ( статьи 1321 , 1328 ГК РФ) и прав аккредитованной организации представлять в суде интересы неопределенного круга правообладателей.

При этом суд указал, что информация об исполнителях и изготовителях фонограмм подтверждается сведениями из департамента по работе с правообладателями ВОИС об охраноспособности указанных фонограмм, изображениями с обложек материальных носителей, на которых воспроизведены фонограммы, сведениями о правообладателях смежных прав.

Суд также отметил, что указание в исковом заявлении информации о некоторых исполнителях фонограмм не свидетельствует о перечислении полного состава всех правообладателей нарушенных смежных прав.

Поскольку сведениями обо всех таких правообладателях организация по коллективному управлению смежными правами не располагает, суд первой инстанции признал, что это не лишает ВОИС права представлять интересы неопределенного круга лиц в суде на основании полученной государственной аккредитации и не может влиять на охраноспособность записи исполнения в целом.

Отметив, что истец управляет правами неограниченного круга правообладателей, как из России, так и из иных стран, являющихся участниками международных соглашений (договоров) ( статьи 1231 , 1244 ГК РФ), а обязательная регистрация смежных прав не требуется ( пункт 2 статьи 1304 ГК РФ), суд указал, что наличие объекта интеллектуальной деятельности в реестре или его отсутствие не свидетельствует об отсутствии у аккредитованной организации прав управления такими правами.

Между тем, принимая во внимание характер нарушения, степень вины нарушителя, а также исходя из принципов разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения, суд пришел к выводу о возможности снизить размер отыскиваемой истцом компенсации с заявленных 15 000 рублей за каждое нарушение прав исполнителей и прав изготовителей восьми фонограмм "Маргарита", "Трали-вали", "Вместе мы", "Женщины, я не танцую", "Самая, самая", "Счастье над землей", "Надежда", "Около тебя" до минимального установленного законом размера компенсации - по 10 000 рублей.

Суд апелляционной инстанции, в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации повторно рассматривавший дело по имеющимся в нем доказательствам, выводы суда первой инстанции поддержал.

Между тем, судами первой и апелляционной инстанции не учтено следующее.

В силу пункта 5 статьи 1242 ГК РФ организации по управлению правами на коллективной основе вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе. Аккредитованная организация (статья 1244) также вправе от имени неопределенного круга правообладателей предъявлять требования в суде, необходимые для защиты прав, управление которыми осуществляет такая организация.

Из правовой позиции, изложенной в определении Верховного Суда Российской Федерации от 18.04.2016 по делу N 308-ЭС15-17811, и разъяснений, содержащихся в пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2014 N 51 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении споров с участием организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами" (далее - постановление Пленума N 51), следует, что по смыслу пункта 1 статьи 1242 ГК РФ указанные организации действуют в интересах правообладателей. Такая организация, независимо от того, выступает она в суде от имени правообладателей или от своего имени, действует в защиту не своих прав, а прав лиц, передавших ей в силу пункта 1 статьи 1242 ГК РФ право на управление соответствующими правами на коллективной основе ( пункт 21 постановления Пленума N 5/29).

Данная организация при обращении в суд в защиту прав конкретного правообладателя применительно к пункту 2 части 2 статьи 125 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязана указать сведения о нем, позволяющие идентифицировать его (фамилию, имя и отчество или фирменное наименование) и направить этому правообладателю судебное извещение. Если организация по управлению правами на коллективной основе действует на основании договора с другой организацией, в том числе иностранной, управляющей правами на коллективной основе ( пункт 3 статьи 1242 ГК РФ), указываются сведения о фамилии, имени и отчестве или фирменном наименовании правообладателя, а также сведения о наименовании и местонахождении этой организации.

В рассматриваемом случае указание истцом в исковом заявлении перечня фонограмм, публичное исполнение которых организовано ответчиком, свидетельствует об ограничении круга лиц, в который включаются исполнители и изготовители фонограмм, а также о наличии возможности идентифицировать этих лиц, в связи с чем настоящий иск не является иском, предъявленным ВОИС в защиту неопределенного круга правообладателей (которым является такой круг лиц, который невозможно определить, привлечь в процесс в качестве истцов, указать в судебном акте и решить вопрос о правах и обязанностях каждого из них при разрешении дела).

Согласно пункту 6 постановления Пленума N 51 в случае если по иску организации по управлению правами на коллективной основе (в том числе аккредитованной организации) о взыскании с нарушителя убытков или компенсации за допущенное нарушение интеллектуальных прав конкретного правообладателя заявленные требования удовлетворены, суд указывает в резолютивной части судебного акта на взыскание соответствующей суммы в пользу этого правообладателя. Правообладатель также указывается в качестве взыскателя в отношении этой суммы в исполнительном листе. По ходатайству организации по управлению правами на коллективной основе и при отсутствии возражений конкретного правообладателя исполнительный лист, взыскателем по которому является правообладатель (представитель правообладателя), выдается этой организации, которая и предъявляет его к исполнению в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве. Данная организация вправе осуществлять контроль за исполнением решения суда, в том числе обращаться в суд, оспаривая решения и действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя по исполнению такого исполнительного листа.

С учетом вышеизложенного установление конкретного правообладателя, в защиту прав которого ВОИС предъявлено требование о взыскании компенсации за использование конкретной фонограммы, имеет принципиально важное значение для данного дела.

При этом отсутствие у ВОИС сведений обо всех таких правообладателях, не освобождает ВОИС от обязанности их установления и указания в исковом заявлении ( абзац 7 пункта 1 постановления Пленума N 51), тем более что информация об исполнителях и изготовителях фонограмм не является закрытой.

Принимая во внимание данные обстоятельства, суд кассационной инстанции полагает, что решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции приняты с нарушением норм материального и процессуального права, а выводы, содержащиеся в судебных актах в указанной части не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, в связи с чем данные судебные акты не могут быть признаны законными и подлежат отмене в соответствии с частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В то же время коллегия судей отклоняет как направленные на переоценку доводы заявителя кассационной жалобы о неподтвержденности представленной истцом в дело видеозаписью факта публичного исполнения фонограмм в помещении ответчика.

В соответствии с положениями статьи 286 , части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при их рассмотрении, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Отклоняя аналогичные доводы ответчика, суд первой инстанции обоснованно исходил из недоказанности ответчиком обстоятельств, на которые он ссылался как на основание своих возражений ( статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Учитывая, что для принятия законного и обоснованного судебного акта требуется исследование и оценка необходимых доказательств, что невозможно в арбитражном суде кассационной инстанции в силу его ограниченных полномочий, дело в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит передаче на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду необходимо устранить указанные недостатки, в соответствии с требованиями действующего законодательства и вышеизложенными правовыми позициями исследовать все существенные для правильного рассмотрения дела обстоятельства, в том числе, установить всех обладателей смежных прав на указанные в иске исполнения; после чего с соблюдением требований арбитражного процессуального законодательства, принимая во внимание установленные по делу обстоятельства, принять законный и обоснованный судебный акт, а также распределить судебные расходы в соответствии с положениями статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Омской области от 12.07.2016 по делу N А46-3927/2016 и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 02.11.2016 по тому же делу отменить. Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Омской области.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

В.В.ГОЛОФАЕВ

 

Судья

Е.Ю.ПАШКОВА

 

Судья

С.П.РОГОЖИН

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.