Судебная практика к статье 1231 Гражданский кодекс РФ. О запрете сообщать в эфир фонограммы, опубликованные в коммерческих целях, без уплаты вознаграждения в пользу исполнителей и изготовителей фонограмм, взыскании компенсации за нарушение исключительного права исполнителей и изготовителей фонограмм.
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 69. Общие положения » Статья 1231. Действие исключительных и иных интеллектуальных прав на территории Российской Федерации » Дело NС01-711/2016 по делу N А40-107079/2014. О запрете сообщать в эфир фонограммы, опубликованные в коммерческих целях, без уплаты вознаграждения в пользу исполнителей и изготовителей фонограмм, взыскании компенсации за нарушение исключительного права ис

Дело NС01-711/2016 по делу N А40-107079/2014. О запрете сообщать в эфир фонограммы, опубликованные в коммерческих целях, без уплаты вознаграждения в пользу исполнителей и изготовителей фонограмм, взыскании компенсации за нарушение исключительного права ис

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 сентября 2016 г. по делу N А40-107079/2014

История рассмотрения дела

 

Резолютивная часть постановления объявлена 25 августа 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 1 сентября 2016 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Кручининой Н.А.,

судей Рогожина С.П., Голофаева В.В.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Общероссийской общественной организации "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности" (Шелепихинская наб., д. 8 а, Москва, 123290, ОГРН 1087799012707) на решение Арбитражного суда города Москвы от 24.12.2015 по делу N А40-107079/2014 (судья Козленкова О.В.) и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2016 по тому же делу (судьи Садикова Д.Н., Расторгуев Е.Б., Трубицын А.И.)

по иску Общероссийской общественной организации "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности" к непубличному акционерному обществу "Национальная спутниковая компания" (ул. Большая Монетная, д. 16, корп. 1, лит. В, Санкт-Петербург, 197101, ОГРН 1057747513680) о взыскании компенсации за нарушение исключительного права исполнителей и изготовителей фонограмм.

В судебном заседании приняли участие представители:

от Общероссийской общественной организации "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности" - Сулла Е.В. (по доверенности от 01.02.2016), Шорникова Е.С. (по доверенности от 15.04.2016);

от непубличного акционерного общества "Национальная спутниковая компания" - Бастракова Е.С. (по доверенности от 17.06.2016).

Суд по интеллектуальным правам

 

установил:

 

общероссийская общественная организация "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности" (далее - организация, ВОИС) обратилась в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к непубличному акционерному обществу "Национальная спутниковая компания" (далее - общество) о запрете ответчику сообщать в эфир фонограммы, опубликованные в коммерческих целях, без уплаты вознаграждения в пользу исполнителей и изготовителей фонограмм, сбор которого осуществляется организацией по управлению правами на коллективной основе, имеющей государственную аккредитацию на получение вознаграждения за сообщение в эфир фонограмм, опубликованных в коммерческих целях, взыскании компенсации за нарушение исключительного права исполнителей и изготовителей фонограмм в размере 1 365 000 рублей.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 24.12.2015, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2016, в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, ВОИС, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и нарушение судами норм материального и процессуального права, просит решение и постановление отменить, дело направить на новое рассмотрение.

В обоснование жалобы истец ссылается на то, что судами не были исследованы все представленные по делу доказательства, полагает, что им представлены надлежащие и достаточные доказательства, фиксирующие как факт нарушения исключительных смежных прав ответчиком, так и факт предоставления правовой охраны спорным фонограммам на территории Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу общество просит принятые по делу судебные акты оставить без изменения как законные и обоснованные, кассационную жалобу - без удовлетворения.

В судебном заседании кассационной инстанции представители истца кассационную жалобу просили удовлетворить.

Представитель ответчика просил судебные акты оставить без изменения, сославшись на несостоятельность доводов жалобы.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом .

Выслушав явившихся в судебное заседание представителей, обсудив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, проверив в соответствии со статьями 286 , 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены судебных актов в связи со следующим.

Пунктом 3 статьи 1244 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс) предусмотрено, что организация по управлению правами на коллективной основе, получившая государственную аккредитацию (аккредитованная организация), вправе наряду с управлением правами тех правообладателей, с которыми она заключила договоры в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 1242 Кодекса, осуществлять управление правами и сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 21 Постановления Пленума Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 5/29), организация, осуществляющая коллективное управление авторскими и смежными правами, вправе на основании пункта 5 статьи 1242 ГК РФ предъявлять требования в суде от имени правообладателей или от своего имени для защиты прав, управление которыми она осуществляет.

По смыслу пункта 1 статьи 1242 ГК РФ указанные организации действуют в интересах правообладателей.

Аккредитованная организация ( статья 1244 ГК РФ) действует без доверенности, подтверждая свое право на обращение в суд за защитой прав конкретного правообладателя (или неопределенного круга лиц в случае, предусмотренном абзацем вторым пункта 5 статьи 1242 ГК РФ) свидетельством о государственной аккредитации.

Как установлено судами и следует из материалов дела, истец является организацией по управлению смежными правами на коллективной основе, получившей в соответствии с приказами Министерства культуры Российской Федерации от 21.07.2014 N 1273 и N 1274 (ранее действовали приказы Росохранкультуры от 06.08.2009 N 136 и N 137 ) государственную аккредитацию на осуществление прав исполнителей и изготовителей фонограмм на получение вознаграждения за публичное исполнение, сообщение в эфир или по кабелю фонограмм, опубликованных в коммерческих целях ( подпункт 5 , 6 пункта 1 статьи 1244 ГК РФ).

В обоснование своих требований истец указал, что ответчик является владельцем системы спутникового телевидения "Триколор ТВ" и осуществляет сообщение в эфир фонограмм, опубликованных в коммерческих целях, входящих в передачи эфирных радиостанций, в том числе радиостанции "ROCK FM".

В отношении записи эфира радиостанции "ROCK FM", осуществленной представителем закрытого акционерного общества "Ай Эйч Си Би студиоз" 03.09.2013 в системе спутникового телевидения "Триколор ТВ", экспертом Иваниной Р.В. была проведена экспертиза, в соответствии с заключением которой в эфир было осуществлено сообщение спорных фонограмм (перечень имеется в материалах дела).

Ссылаясь на отсутствие у общества договора с ВОИС о выплате вознаграждения за публичное исполнение и сообщение в эфир спорных фонограмм, опубликованных в коммерческих целях, организация обратилась в суд с иском о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав.

Признав недоказанными как факт нарушения исключительных смежных прав ответчиком, так и факт предоставления правовой охраны спорным фонограммам на территории Российской Федерации, суды в удовлетворении иска отказали.

Суд по интеллектуальным правам исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, не находит оснований для отмены (изменения) принятых решения и постановления в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233) , если этим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом .

Согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 1304 ГК РФ фонограммами являются любые исключительно звуковые записи исполнений или иных звуков либо их отображений, за исключением звуковой записи, включенной в аудиовизуальное произведение.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 1317 ГК РФ и подпунктом 2 пункта 2 статьи 1324 ГК РФ сообщением в эфир является сообщение исполнения (фонограммы) для всеобщего сведения посредством его передачи по радио или телевидению (в том числе путем ретрансляции), за исключением сообщения по кабелю. При этом под сообщением понимается любое действие, посредством которого исполнение (фонограмма) становится доступным для слухового восприятия независимо от ее фактического восприятия публикой. При сообщении исполнения (фонограммы) в эфир через спутник, под сообщением в эфир понимается прием сигналов с наземной станции на спутник и передача сигналов со спутника, посредством которых исполнение (фонограмма) может быть доведена до всеобщего сведения независимо от ее фактического приема публикой.

В соответствии со статьей 1321 ГК РФ исключительное право на исполнение действует на территории Российской Федерации в случаях, когда: исполнитель является гражданином Российской Федерации; исполнение впервые имело место на территории Российской Федерации; исполнение зафиксировано в фонограмме, охраняемой в соответствии с положениями статьи 1328 Кодекса; исполнение, не зафиксированное в фонограмме, включено в сообщение в эфир или по кабелю, охраняемое в соответствии с положениями статьи 1332 Кодекса; в иных случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации.

Согласно статье 1328 ГК РФ исключительное право на фонограмму действует на территории Российской Федерации в случаях, когда изготовитель фонограммы является гражданином Российской Федерации или российским юридическим лицом; фонограмма обнародована или ее экземпляры впервые публично распространялись на территории Российской Федерации; в иных случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1231 ГК РФ на территории Российской Федерации действуют исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, установленные международными договорами Российской Федерации и Кодексом .

Таким образом, на территории Российской Федерации подлежат правовой охране результаты интеллектуальной деятельности, созданные на территории других государств, в порядке, установленном международными договорами Российской Федерации.

К отношениям, связанным с предоставлением на территории Российской Федерации правовой охраны исполнениям и фонограммам, применяются положения Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций, заключенной в г. Риме 26.10.1961 (далее - Римская конвенция, вступила в силу для России 26.05.2003) и Договора Всемирной Организации Интеллектуальной Собственности по исполнениям и фонограммам, принятого Дипломатической конференцией по некоторым вопросам авторского права и смежных прав в г. Женеве 20.12.1996 (далее - Договор ДИФ, вступил в силу для России 05.02.2009).

В силу статьи 4 Римской конвенции каждое Договаривающееся государство предоставляет исполнителям национальный режим при соблюдении любого из следующих условий:

a ) исполнение имеет место в другом Договаривающемся государстве;

b ) исполнение включено в фонограмму, охраняемую в соответствии со статьей 5 настоящей Конвенции.

Согласно части 1 статьи 5 Римской конвенции, каждое Договаривающееся государство предоставляет изготовителям фонограмм национальный режим при соблюдении любого из следующих условий:

a ) изготовитель фонограмм является гражданином или юридическим лицом другого Договаривающегося государства (критерий национальной принадлежности);

b ) первая запись звука была осуществлена в другом Договаривающемся государстве (критерий записи);

c ) фонограмма впервые была опубликована в другом Договаривающемся государстве (критерий публикации).

В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 20.12.2002 N 908 "О присоединении Российской Федерации к Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций" Российская Федерация присоединилась к Римской конвенции с оговоркой о том, что критерий записи, предусмотренный в подпункте "b" пункта 1 статьи 5 Конвенции, не будет применяться.

Частью 2 статьи 5 Римской конвенции предусмотрено, что если фонограмма была впервые опубликована в государстве, не являющемся участником настоящей Конвенции , но если в течение тридцати дней со дня ее первой публикации она была также опубликована в Договаривающемся государстве (одновременная публикация), она считается впервые опубликованной в Договаривающемся государстве.

Согласно пункту 1 статьи 3 Договора ДИФ, Договаривающиеся Стороны предоставляют охрану, предусмотренную настоящим Договором, исполнителям и производителям фонограмм, которые являются гражданами других Договаривающихся Сторон.

При этом под гражданами других Договаривающихся Сторон понимаются те исполнители или производители фонограмм, которые отвечают критериям предоставления охраны, предусмотренным в Римской конвенции , как если бы все Договаривающиеся Стороны настоящего Договора являлись Договаривающимися государствами этой Конвенции (пункт 2 той же статьи) .

В соответствии со статьей 1310 ГК РФ, во взаимосвязи со статьей 1300 Кодекса, информацией о смежном праве является любая информация, которая идентифицирует объект смежных прав или правообладателя, либо информация об условиях использования этого объекта, которая содержится на соответствующем материальном носителе, приложена к нему или появляется в связи с сообщением в эфир или по кабелю либо доведением этого объекта до всеобщего сведения, а также любые цифры и коды, в которых содержится такая информация.

Согласно требованиям статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Суды при разрешении настоящего спора обоснованно исходили из того, что бремя доказывания наличия права на обращение с иском в защиту нарушенных прав исполнителей и изготовителей музыкальных произведений возлагается на истца, осуществляющего на профессиональной основе деятельность по управлению такими правами на коллективной основе.

Исследовав и оценив представленные доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды признали, что истец не представил сведений (доказательств) о том, когда и где имели место первые исполнения; являются ли исполнители гражданами государства-участника Римской конвенции (критерий национальной принадлежности); имели ли место исполнения и первые публикации фонограмм в государстве-участнике Римской конвенции (критерий публикации); были ли спорные фонограммы впервые опубликованы в государстве, не являющемся участником Римской конвенции , но в течение тридцати дней со дня их первой публикации они были также опубликованы в государстве-участнике Римской конвенции (одновременная публикация).

Надлежащая оценка судами представленных в материалы дела доказательств в совокупности, отражающая также исследование отдельных документов, имеющихся в деле, в том числе: протокола осмотра веб-сайта в сети Интернет от 28.11.2013, акта копирования оригинального видеофайла, содержащего фиксацию фактов сообщения в эфир фонограмм от 26.06.2014, аудиовидеозаписи, заключения специалиста Иваниной Р.В. в области фонографического и музыковедческого исследования от 17.10.2013, позволила судам прийти к выводу об отсутствии доказательств, подтверждающих факт нарушения исключительных смежных прав обществом.

Поскольку судами установлено, что истцом не представлена надлежащим образом удостоверенная информация, позволяющая идентифицировать правообладателей, в защиту прав которых предъявлены требования, что не позволяет произвести сверку правильности представленной истцом информации, а также соотнести фонограммы, указанные в иске, с их законными правообладателями, итоговые выводы судов об отказе в удовлетворении исковых требований соответствуют нормам материального права, представленным доказательствам и установленным обстоятельствам.

В соответствии с частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Правом переоценки доказательств и установленных судами обстоятельств Суд по интеллектуальным правам как суд кассационной инстанции не наделен в силу полномочий, установленных статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При указанных обстоятельствах, доводы кассационной жалобы о том, что истцом представлены надлежащие и достаточные доказательства, фиксирующие как факт нарушения исключительных смежных прав ответчиком, так и факт предоставления правовой охраны спорным фонограммам на территории Российской Федерации, подлежат отклонению, как заявленные без учета компетенции суда кассационной инстанции.

Суд кассационной инстанции полагает, что судами первой и апелляционной инстанций правильно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу; правильно применены законы и иные нормативные акты, регулирующие спорные правоотношения; дана оценка всем имеющимся в материалах дела доказательствам с соблюдением требований процессуального законодательства.

При названных обстоятельствах и, исходя из положений части 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, оснований для отмены решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции не усматривается.

Как следствие, кассационная жалоба ВОИС подлежит оставлению без удовлетворения.

Безусловных оснований для отмены решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции, предусмотренных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судом по интеллектуальным правам также не установлено.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы подлежат отнесению на заявителя кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда города Москвы от 24.12.2015 по делу N А40-107079/2014 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2016 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Общероссийской общественной организации "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

Н.А.КРУЧИНИНА

 

Судья

С.П.РОГОЖИН

 

Судья

В.В.ГОЛОФАЕВ

 

 

История рассмотрения дела

Вопрос-ответ

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация - разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.